«Родился, крестился, женился»

27.08.2020 
Количество показов: 278
Продолжаем знакомить наших читателей с тем, как заполнялись церковные метрические книги в дореволюционной Якутии, какие сведения и информация в них содержались. 
Эти акты были и остаются уникальными и ценными документами о тех, кто жил в те далекие годы в отдаленном регионе Российской империи.
Всё и обо всех хранится в архиве

Напомним, в предыдущем номере «ЭС» мы рассказали о результатах исследований церковных метрических книг Якутской епархии, которые проводила научный сотрудник Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН, кандидат исторических наук Екатерина Строгова. В 2006 году в научно-популярном журнале «Якутский архив» была опубликована статья, основанная на материалах ее исследований церковных метрических книг, хранящихся в фондах Национального архива РС(Я). Нашим читателям будет интересно узнать, какие сведения и информация заносились в старинные церковные метрические книги.

Неравных браков было мало?

Этот раздел делился на три графы. В первой и во второй отмечались дата и порядковый номер совершенного таинства. Третья графа была основной и содержала сведения о месте жительства, именах, фамилиях и социальном статусе жениха и невесты, а также о том, каким по счету является этот брак для жениха.
«Венчан якуцкий казак Алексей Иоаннов Новгородов городского крестьянина Алексея Шелковникова на дочери ево девице Ирине I-м браком» — так выглядит стандартная запись о бракосочетании. Если православный брал в жены некрещеную девушку, то к такой записи добавлялось "по крещении законным браком". 
Записи о бракосочетании представителей коренных народов ничем не отличались. Иногда местожительство венчаемых конкретизировалось упоминанием имени наслежного князца. Например, «венчан Намской волости наслегу князца Ивана Дериглазова родник ево Петр Михайлов первым браком Одейской волости наслегу князца Могуса Шучайка с родницей ево девкой Ксенией Федоровой». 

«Также в записях о браках особый интерес представляют сведения о национальной принадлежности венчавшихся, позволяющие проследить межнациональные браки не только между коренными народами и русским населением, но и в среде самих коренных народов», — отмечает кандидат исторических наук Е. Строгова, исследовавшая церковные метрические книги Якутской епархии. 
«Об умерших»

Эта графа представляет собой таблицу из пяти столбцов. В первых двух столбцах указывались дата погребения и порядковый номер сделанной записи. Третий столбец содержал запись о месте жительств, имени, фамилии и социальном положении умершего. В четвертом указывался возраст, в пятом — причина смерти. Запись в этой графе сопровождалась следующими словами: «Исповедал мне свои прегрешения и погребен христиански» в случае, если священник заставал умирающего в живых. 

«Как уже отмечалось, приходы церквей в Якутии были огромны и священникам приходилось часто фиксировать факт смерти спустя длительное время после погребения. В таком случае в последней графе появлялась запись: «Умер и погребен христиански». Такая запись делалась одна и сразу на несколько погребенных», — отмечают историки. 

Почему не указаны истинные причины смерти? — такой вопрос может возникнуть у современных людей. 

«Причина смерти устанавливалась самим священником со слов родственников умершего. А потому запись о ней носила самый общий характер, например, «натуральною смертью», — таких случаев 282 из 297 зарегистрированных смертей в 1798 году. Скорее всего, сюда входят и люди, умершие естественной смертью», — продолжает в своем исследовании кандидат исторических наук Екатерина Строгова. 

Несколько случаев смерти от болезней имеют весьма общую диагностику: «нутряною болезнью» или «от горячки». Самоубийство православных является одним из самых тяжких грехов. Возможно, именно поэтому среди случаев трагической смерти они занимают последнее место. И вполне возможно, что родственники намеренно скрывали такие факты, выдавая их за нечастные случаи.

Что интересно, в большинстве метрических записей 18 века об умерших в графе «Возраст» указывается только возраст умерших мужского пола. Однако, в метричесикх книгах за 1779-1790 гг. только священники сунтарской Введенской, нижнеколымской Спасской, зашиверской Спасской и верхневилюйской Троицкой церквей более или менее систематически указывали возраст умерших женского пола. Здесь в большинстве случаев умерших женщин записывали как «жена», «вдова». Для девочек единственным условным указанием возраста может служить то, что девочек до 12 лет обычно именовали «младенцами», а старше этого возраста — «девицами», но в таком случае их уже невозможно отличить от девушек, умерших в более старшем возрасте. 

«Каяться на смертном одре не торопились»

Интересно, что большинство жителей Якутии 18 века не торопились каяться на смертном одре. Об этом можно узнать из записей в метрических книгах. Большая часть из них, конечно же, находила объективное оправдание в том, что церковь находилась очень далеко и священник все равно не успел бы приехать вовремя. Но встречаются и такие записи: жиганский крестьянин Николай Прокопьев «нерадением своим (имеется в виду равнодушием, небрежным отношением) покаяния не получил». 

Вообще, метрические книги различных церквей существенно различаются по качеству заполнения установленного формуляра, — делают вывод исследователи. Большинство священников, конечно, старались максимально точно следовать предписаниям и вносить в метрические записи максимум необходимой информации. Но некоторые в силу низкой грамотности или халатного отношения к своим обязанностям ограничивались весьма краткими сообщениями. Священник же жиганской николаевской церкви, напротив, отличался, видимо, дотошным характером — в графу о дате крещения он включал также и дату рождения, чего в то время не требовалось. И также тщательно он записывал причины смерти и причины, по которым усопший не получил отпущения грехов, как следует из его записей, в основном, «за отдаленностию от церкви». 

«Родился, крестился, женился»

Таким образом, исследованные метрические книги последней трети 18 века, сохранившиеся в фондах Национального архива РС(Я), представляют собой погодные записи о важнейших событиях в жизни каждого человека. 

«Несмотря на недостаточную полноту заключенных в них сведений, например, отсутствие сведений о матерях в записях о рождении; о возрасте вступления в брак как мужчин, так и женщин; смерти; очередности брака у женщин, метрические книги того времени являются ценнейшим источником сведений для изучения истории Якутии того времени», — делает выводы научный сотрудник ИГИПМНС СО РАН, директор Музея города Якутска, кандидат исторических наук Екатерина Строгова. 

В 19 веке практика ведения метрических записей не только сохраняется, но и получает дальнейшее развитие. Возрастают требования к их сохранности. Так, согласно указу Синода 1702 г., хранить приходские экземпляры в домах священников запрещалось (из-за частых пожаров). В 1831 г. в формуляре метрических книг были уточнены названия граф, расширялся и круг вносимых сведений: в записях о рождении была введена раздельная нумерации по половому признаку, а также стали указываться имя и отчество матери и факт юридического оформления брака. 

В 1838 году церковные метрические книги приняли свой окончательный вид, просуществовавший до 1918 года. 

Причины смерти по метрическим книгам церквей Якутии

Причины смерти

1798 г.

1806 г.

Естественная смерть

0

71

Трагические случаи,

из них самоубийств

10

4

27

3

Различные болезни

5

184

Причина не указана

282

282

Всего

297

564

Количество показов: 278