Сардана Авксентьева про анонимов, Водоканал, землю и 17-й квартал

24.05.2019 
Автор: Михаил РОМАНОВ
Количество показов: 663
У журналистов к мэру всегда есть вопросы, но отрывать ее по каждому случаю от важных дел неправильно. Но эта неделя была особенной — к Сардане Авксентьевой накопилось много вопросов, на которые хотелось получить развернутые ответы. 

 Например, наши коллеги из интернет-изданий перепечатали очередной текст журналистки Виктории  Габышевой, обвиняемой в вымогательстве взятки у мэра, о том, что в компании ООО «Флай Сервис» учредителем была мама Сарданы Авксентьевой. Коротко напомним: после того, как Авксентьева написала на журналистку заявление, та начала серию публикаций о ее деятельности на предыдущей должности в аэропорту Якутска.  

— Сардана Владимировна, на вас опять нападают в прессе, мол, в аутсорсинговой компании ООО «Флай Сервис» одним из учредителей была ваша мама — Мария Степанова…
—А чего здесь скрывать или стыдиться? Эти данные есть в открытом доступе в специализированных интернет-ресурсах. Никакой сенсации или крамолы здесь нет. Когда моей матери исполнилось 60 лет, ее сократили на работе. Для активного человека, какой является моя мама, это стало серьезным испытанием, думаю, многие пенсионерки через это прошли. Как раз в это время Вероника Высоких, с которой я давно знакома, уходила из ГАВСа, где проработала много лет, и начала заниматься туристическим бизнесом. Я подумала, что мама могла бы заняться чем-то новым, тем более она любит путешествовать. Я их познакомила, у них началась совместная работа. 

Все это время они арендовали здание в порту, платили деньги и регистрировали документы, понимая, что они будут в Интернете в свободном доступе. В это время я работаю в аэропорту, размышляю и планирую, как мне повысить прибыльность своего подразделения и облегчить управляемость.  Я понимаю, что это стратегический объект, и абы кто войти туда не может. Нужна организация, которая возьмет на себя всю ответственность. Спросила у Вероники Высоких, сможет ли она заняться этим {аутсорсингом}. То есть, когда я перевожу собственных сотрудников аэропорта на аутсорсинг, я должна быть уверена, что там не будет нарушений, не будут платить серые зарплаты в конвертах, не будут нарушать трудовой кодекс. Это же режимный объект — пропуски, санитарные книжки. Вероника колебалась, но согласилась. И я прекрасно понимала, что в таких обстоятельствах моя мама работать на предприятии не может, дабы не было обвинений в каком-то конфликте интересов. В апреле 2016 года «Флай Сервис» принимает на себя функции аутсорсинга, и в июне моя мама вышла из числа учредителей, поскольку я попросила ее об этом. Вот, собственно, вся история. 

— «Флай Сервис» занимался поставкой бортового питания?
— Никогда! У компании не было своего цеха. На аутсорсинг вышел так называемый неквалифицированный состав — уборщицы, посудомойки, кухонные работники, комплектовщицы. А непосредственно повара, заведующие производствами остались в штате аэропорта. «Аэроторгсервис» никогда не был самостоятельным юридическим лицом. Мы всегда были подразделением аэропорта. Поэтому вся документация продвигается по четкой схеме: отдел закупок, юристы, – там огромный список тех, кто согласовывает вопросы. 

— Как выглядела экономика «Аэроторгсервиса» при вашем руководстве?
— Я покажу тебе документы. Это финансовые документы, оригиналы которых были изъяты полицейскими еще во время выборной кампании.
В марте 2013 года я пришла на работу.  Вот выписка: заканчиваем год с выручкой 298 миллионов. Минус зарплаты, минус закуп продуктов и минус прочие необходимые предприятию издержки и чистая прибыль— 37 миллионов руб­лей! 2014 год прибыль — 49 миллионов, при этом у нас существенно сокращаются расходы на закуп сырья, продуктов. 2015-й год — прибыль опять увеличиваем! 2016-й год — произошел аутсорсинг, свой эффект дали и состоявшиеся Игры «Дети Азии», в Якутск приезжало много гостей, и опять увеличивается прибыль, до 65  миллионов. Мы смогли добиться ежегодного роста прибыли и улучшения экономических показателей подразделения, несмотря на рост цен на сырье, энергоносители и т.д. Да, управленческое решение было очень непростое, но оно доказало свою эффективность. Аэропорт, несмотря на то, что это акционерное общество, по сути – госпредприятие. Все средства поступали в бюджет акционерного общества Аэропорт «Якутск».

В своем подразделении «Аэроторгсервис», мы первыми в республике в 2015 году ввели международные стандарты качества ХААСП, что также способствовало повышению его эффективности.

Любой человек, даже не являясь экономистом, понимает, что я приняла некие меры, которые способствовали улучшению работы предприятия. Никакого ущерба аэропорту не было, а эти объективные цифры свидетельствуют о правильности решения. Более того, в отношении меня уже 10 месяцев проводятся проверки. Все изучается под лупой! Если бы были хоть какие-то признаки нарушений закона, я бы вряд ли с вами сейчас свободно разговаривала. 

Думаю, необходимо также пояснить, что после выборов на работу в аэропорт перешло несколько бывших высокопоставленных руководителей мэрии, отвечавших за самые «прибыльные» направления работы прежней администрации. Могу предположить, что они теперьсильно переживают – вдруг что-то всплывет по итогам проверок (которые проводим и мы силами КРУ, и правоохранительные органы) – и таким образом пытаются давить на меня, на мою команду. Понятно, что, слив якобы «компромата» на мэра идет в том числе оттуда.Дело, конечно, не в мести, не такой я человек, но, если будут достоверные факты нарушений закона, мы никого покрывать не будем.


АТАКА АНОНИМОВ. В СУД?

— Кто это делает? Я имею ввиду нелепые обвинения в ваш адрес. Из последнего: силовиками взят с поличным ваш зам Воробьев… Против вас развернута целая кампания по дискредитации!
— Мы проанализировали публикации одного из анонимных телеграм-каналов, не буду рекламировать название. Сели прочитали все публикации за пару часов. Канал создан только ради того, чтобы атаковать Владимира Фёдорова в период предвыборной гонки. Когда его не зарегистрировали кандидатом, канал (точнее, его автор) на какое-то время впал в ступор, а потом начал «мочить» меня. И если канал был создан в предвыборный период против нас, значит, создан за кого-то. У Фёдорова был один конкурент – Александр Саввинов, который в итоге стал моим основным соперником.
Все факты, анализ контента этого ресурса, говорят о том, что канал вел и ведет известный в узких кругах политтехнолог, работавший в штабе у оппонентов, который несколько лет назад обосновался в Якутске, переехав из другого региона. Работал на одном муниципальном предприятии, ну, как работал – получал зарплату за то, что занимался такого рода «неформальной» «творческой» работой. Отдохнув и набравшись сил после проигранных выборов, по нашим данным, политтехнолог с осени прошлого года осел у Кырджагасова в «Водоканале» и продолжает заниматься тем же, что раньше. Для чего Анатолию Андреевичу понадобился такой «токсичный» кадр, сложно сказать. Возможно, не его инициатива, просто попросили трудоустроить.

— Вот, теперь Воробьев в прицеле.
— Потому что он мой заместитель по финансам. У нас есть спорные моменты с «Водоканалом». Михаил Воробьев является членом совета директоров «Водоканала». Кроме того, он какое-то время работал с Робертом Матевосяном в управляющей компании. Нужно понимать, что тот же Матевосян в свое время купил дом и автомобиль у Кырджагасова. И, пока Кырждагасов работал в СЭГХ, Матевосян исправно получал субсидии. И на сегодняшний день у «Водоканала» есть взаимоотношения с Матевосяном. В отрасли все хорошо друг друга знают. Володю {первого заммэра Федорова} регулярно переезжают тяжелым танком. Я же кем только там не являюсь, очень оскорбительные эпитеты на меня примеряют. 

— А привлечь к ответственности? 
— Я думала об этом. Например, Воробьева обвиняли в совершении серьезного уголовного преступления. Но я же понимаю: найдут, заведут дело, привлекут, но он же соорудит другой телеграм-канал. Да, у него ничтожное количество подписчиков. Но это не СМИ, чтобы в суд подавать, это анонимный канал. И уважающие себя СМИ и интернет-издания никогда не будут тиражировать этот бред. 

— Не могу не спросить про массовые махинации с земельными участками. 
— Действительно, сейчас проверяют пять участков. Резонанс пошел, когда жители Сергеляха стали жаловаться на некоего гражданина, который отхватил кусок дороги. Сергелях – это такой район, где живут старожилы. Все друг друга знают десятилетиями. И появился человек, который предъявил документы, датированные 1990-м годом! Мол, моя с тех пор земля. Мы начали поднимать архивные документы. И действительно, вроде как гражданину выделили землю в те давние года. Но я работала в администрации Якутска в 1993 году. Как раз моим руководителем была Марина Иннокентьевна Иванова, на прошлой неделе мы эту легендарную женщину поздравляли с 80-летием. Она была управделами, секретарем горисполкома. И уж я ее подпись знаю! Она нас, молодых девчонок, до такой степени вымуштровала, что ее подпись я различу, даже когда меня ночью разбудят. Когда мне занесли эти документы, я сразу поняла, что это подделка!  В результате внутреннего расследования мы обнаружили в архиве несколько таких дел с признаками подделки. Пока таких сомнительных земельных участков пять, но количество может увеличиться. 

— Они все на Сергеляхе?
— Нет. Но скажу так: они все располагаются на очень дорогой земле.

— Речь идет о периоде мэрства Пал Палыча Бородина?
— Поясню, речь идет современных подделках распоряжений о выделении земли за разные предыдущие, в основном, 90-е годы. Причем выяснилось, что некоторые новоявленные хозяева земли на дату, указанную в «распоряжениях», были несовершеннолетними. 

— Из последнего: контрольно-ревизионное управление мэрии выявило финансовые нарушения за 2018-й год в МУП «Эхо столицы» и Уанклик. Это что?
— Мы с новым руководством газеты друг перед другом поставили задачу  быть максимально прозрачными. Я как руководитель города буду всячески поддерживать газету, а руководство газеты будет придерживаться кристальной чистоты в финансовых вопросах. Мы понимаем цену ошибок. И мы решили сделать входной аудит, чтоб понимать, в каком состоянии новый коллектив принимает дела. Тем более, что начались опять нападки: мы продаем муниципальную газету, мы сливаем воедино с коммерческим предприя­тием имущество, ужасный «Якутск вечерний» подмял государственную газету и так далее. 

Первое, что нас удивило, что местный бюджет сделал серьезные финансовые вливания в проект Уанклик. Выяснилось, что сам портал вообще не принадлежит городу. И имущества у него никакого нет. Возникает вопрос: куда все делось? Куда деньги вкладывали? Анализ показал, что в один день прошлого года была списана очень крупная сумма, несколько миллионов рублей. Это очень серьезное списание! Но я не могу однозначно говорить, что речь идет о преступлении. Надо изучать документы. Вполне возможно, что это бухгалтерская неграмотность, когда слишком накопили списания и с какого-то перепугу решили все провернуть одним днем. Ждём окончания проверки. Но вопросы есть. Я пока документы не видела. 

— Глава республики Айсен Николаев рекомендовал строительство детсада при армянской церкви. За чей счёт? 
— Безусловно, не за счёт городского бюджета. Речь скорее всего идёт о выделении земельного участка. У нас острая нехватка школ и детских садов в центре города. Во вторник у нас произошла продуктивная встреча с Айсеном Сергеевичем. Мы обсудили как текущие дела, так и более глобальные планы по всем основным направлениям жизни города. 

— У вас нормальные отношения?
— Абсолютно! Между нами рабочая полемика, диалог всегда происходит во взаимопонимании и уважении. Рабочая полемика — это нормально. Я благодарна Айсену Сергеевичу, что он слышит меня, воспринимает мои слова. У него нет такого тойонства  «Я главный, а ты подчиненная». Он слушает и слышит. Мы договорились, что по школам и по садикам пойдем точечно. Посмотрим, в каком районе больше всего детишек, где есть острая необходимость строить такие объекты, речь идет о перспективе на семь лет по садикам и ближайшие десять лет по школам. Плюс — миграция. Исходя из этого, будем думать о корректировке планов и действовать точечно. Вот об этом мы с ним договорились. Также мы обсудили необходимость оптимизации руководящего аппарата, избыточных штатов замдиректоров, в некоторых городских школах. Я согласна с этим, это разумный и необходимый шаг. При общей нехватке средств, когда денег мало и у республики, и у города, надо придумывать, где найти резервы. И это правильно. 


МЫ НЕ ОТКАЗЫВАЕМСЯ ОТ ВОДОКАНАЛА

— Объясните нашим читателям, почему мэрия отказалась выкупать акции «Водоканала»?
— Айсен Николаев объявил, что следующий год — это Год Победы! То есть по 9-е мая 2020 года, в юбилейный год Великой Победы, мы должны сделать всё, чтобы достойно встретить праздник. Но при этом мы все прекрасно понимаем, в каком состоянии находится внутриквартальное благо­устройство. Если в центре ситуация не без изъяна, но более или менее, то стоит отъехать немного, то кажется, что мы сами только что пережили вой­ну. Мы начинаем проект с федералами и республиканскими властями: в этом году будет сделано 25 километров дорог. Но именно по внутрикварталке ни в 2017-м году, ни в 2018-м, ни в 2019-м, ничего не выделялось из местного бюджета! Ни копейки! Выделялось только на формирование городской среды, но это федеральный проект. В 2015–2016-м годах было выделено порядка 96 миллионов рублей. На это смогли сделать 12 центральных кварталов. Но в некоторых наших кварталах благоустройства не было десятилетиями! А в некоторых – два десятилетия. Мы к следующему году обязаны привести город в порядок. Каждый май весь город прыгает по лужам. В таком состоянии  нам надо встречать Победу? 

Так что от планов выкупа долей акций «Водоканала» мы пока воздержимся. А строительный сезон у нас очень короткий. Пока депутаты гордумы примут решение (а могут, кстати, и не принять), пока мы найдем подрядчиков, спасибо, если приступим к работам в августе. И я не говорю об асфальтировании. А говорю об отсыпке, о грейдировании, о водоотведении с дворов и квартальных дорог. 

— В «Водоканале» обиделись. Говорят, на эти деньги они хотели производить ремонт сетей…
— Понимаю, что у них есть свой перспективный план. Но это республиканское предприятие, сегодня они расширяют деятельность на другие улусы. И по итогам 2018-го года у них чистая прибыль, 662 миллиона рублей! Что бы не говорил уважаемый Анатолий Андреевич {Кырджагасов, глава «Водоканала} их ремонтные работы, запчасти, материалы и реагенты — эти расходы все сидят в тарифах, которые оплачивают горожане и предприятия. Есть инвестиционная программа, есть распоряжение правительства по реконструкции объектов водоподготовки городского округа — это актуализированный документ. Нигде участником инвестиционного проекта не выступает город. Да, в своё время было принято решение на уровне правительства о том, что Якутск должен выкупить долю «Водоканала». Сто миллионов уже выплачены! Последние 70 миллионов мы перечислили в декабре, когда я уже была мэром. От остального мы не отказываемся! Мы переносим сроки. Один раз Петр Ефремов, будучи исполняющим обязанности мэра Якутска, сроки уже переносил. Но тогда такого шума не возникло. У «Водоканала» объективно не такая бедственная ситуация, как они жалуются. Инвестпрограмма у них бодрая, постоянно под контролем правительства Якутии, которое понимает важность водоподготовки для столицы республики. Но я считаю, что если мы в этом году не сделаем хоть какие­-то движения по внутриквартальному благоустройству, в следующем будет еще хуже.

— Дежурный вопрос про 17-й квартал. Недавно вы обсуждали некую дорожную карту с жителями…
— Там всего 12 домов признаны аварийными. Трагедия в том, что если бы люди вовремя поняли, если бы им вовремя объяснили, что надо дома признавать аварийными, чтобы войти в программу расселения, они бы давно это сделали! И их бы снесли в течение пяти лет. Каждый бы нашел тысячу рублей, чтобы с соседями пройти экспертизу по признанию дома не пригодным для жилья. Но этого не произошло! Могли бы людям помочь со списками, помочь организовать собрания, подсказать, объяснить, что есть реальная перспектива переехать в новый дом! В результате из 93 миллиардов, которые достанутся Якутии за пять лет, чтобы расселить ветхое и аварийное жилье, знаете, сколько достанется Якутску? 4,7 миллиарда! 

— Тогда как в Якутске проживает более трети населения республики…
— Вот именно! И это официально – более трети населения. А сколько без прописки живут? К сожалению, дома в порядке очереди признаются аварийными и идут под снос по дате. Якутск, к сожалению, упустил свою уникальную возможность. 

С осени мы приступили к рассмотрению массы вариантов по 17-му кварталу, и прилегающих 2-го и 16-го кварталов. Там все очень непросто. Снесут всего 12 домов, а их там сотни! И причем эти 12 домов располагаются в разных местах. Тем не менее, мы нашли пятно, где можно посадить один многоквартирный дом. Расселим близлежащие. На это уйдет два года. Потом станем двигаться в другие стороны, заводить туда застройщиков. Кроме того, мы хотим забрать сваи «Чжоды» под муниципалитет, и на них продолжить строительство. Проблема в том, что на 17-й квартал предусмотрено всего 80 миллионов. Только на эти деньги мы можем жильцам выкупить квартиры. Эта сумма – ни о чём, капля в море. Нам нужно хотя бы 200 миллионов в год, чтобы там двигаться. Но начинать надо. Построим пару домов, а там глядишь и республиканские застройщики заинтересуются, поверят, что планы серьезны и реализуемы. Один застройщик зайдет, другой, и тогда дело пойдет быстрее. В плане коммуникаций это сделать возможно, хотя есть сложности. Там, где стоит бывший магазин «Меркурий», находится старенькая котельная, требующая реконструкции. Для этого надо «Теплоэнергии» взять кредит, а у них долг перед «Сахатранснефтегазом» в 162 миллиона. А «Теплоэнергии» должно рес­публиканское агентство субсидий – 247 миллионов. Не отправляют. Это какой-то замкнутый круг, который необходимо разорвать. Кстати, с Айсеном Сергеевичем мы в том числе и на эту тему говорили. На тему субсидий «Теплоэнергии». 

Количество показов: 663
Выпуск:  №20 (2700) от 24 мая 2019