Анна Александрова — математик и юрист

31.05.2019 
Автор: Ирина ЕЛИСЕЕВА
Количество показов: 351
Продолжаем знакомить наших читателей с муниципальными чиновниками. Сегодня у нас в гостях директор департамента жилищных отношений ГО «Город Якутск» Анна Александрова. 

— Анна Николаевна, трудно представить себе ребенка, который на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» — хмурит бровки и заявляет: «Я буду директором департамента, скорее всего, жилищных отношений». Так о какой профессии вы мечтали в детстве? 
— Тогда я решила, что стану врачом в Сочи. 

— Врачом — понятно, а почему именно в Сочи? 
— Мама с сестренкой, которая не отличалась особо крепким здоровьем, часто летом ездили в Сочи на санаторное лечение, а меня с собой не брали. И мне приходилось довольствоваться их рассказами о том, как там чудесно, и в этих рассказах, понятно, часто фигурировали врачи. Вот я и решила, что быть врачом в Сочи — это предел мечтаний. И людей лечишь, и живешь в самом красивом, теплом, чудесном месте. 

— Но врачом, пусть даже в Якутске, вы не стали. Почему? 
— Перегорела, наверное. После школы поступила в ЯГУ на математический факультет, а позднее закончила юридический. 
— Как-то разбросало вас: математика — точная наука, не любит разных допущений, а юриспруденция уж очень гуманитарная… 
— На самом деле у этих направлений много общего. Ведь в математике есть теории, в которых возможны разные допущения. А будучи юристом, нужно искать алгоритмы решения задач, и вот в этом математическое мышление очень даже кстати. 

— Вы заканчивали матфак в конце 80-х, как раз в то время в нашу жизнь вошли компьютеры (ну, тогда еще ЭВМ). Застали их? 
— Да, тогда братья Кылатчановы начинали разработку своих знаменитых бухгалтерских программ. А я писала дипломную работу на тему «Количество вредных газов в отдельно взятых нежилых помещениях» и вычисления делала на ЭВМ, которая находилась в Якутском управлении гражданской авиации в районе Авиагруппы. С 12 до 2 часов ночи приходилось сидеть за ней, потом идти пешком в общежитие в студгородок. До сих пор помню эти ночные «прогулки». 

— Анна Николаевна, а когда вы пришли в мэрию? 
— В 1989 году я впервые пришла в тогда еще Якутский горисполком ответственным секретарем комиссии по делам несовершеннолетних. Ушла в 1993 году с должности главного специалиста отдела по делам молодежи и туризма переводом в управление жилищного фонда, впоследствии переименованное в управление муниципального жилья. Проработала там до 1999 года. В 2008 году я была приглашена в тогда уже окружную администрацию Якутска на должность начальника управления делами. В 2009 году назначена директором муниципального учреждения «Служба по учету и использованию жилья», позже реорганизованного в департамент жилищных отношений, где проработала до 2013 года. А с октября 2018-го начался новый этап работы в департаменте.

— Вы вернулись на круги своя. Что-то изменилось? 
— Есть, конечно, изменения, но они в основном касаются нововведений в юридическом поле. Что касается работы с населением, то мало что сдвинулось с места. Даже люди те же самые ходят, чьи дома были признаны аварийными еще в прежний период моей работы в департаменте.

— Квартирный вопрос портит не только москвичей! У многих возникает такой вопрос: почему в советском прошлом при строительстве домов какая-то часть шла городу, который предоставил землю под строительство
— Времена изменились. В СССР строительство вели государственные компании, и жилье выделялось бесплатно, никакой коммерческой составляющей не было. С развитием рыночной экономики строят жилье частные компании, которые вкладывают свои средства в строительство. Они платят за аренду земельного участка (а это пополнение городского бюджета), подводят коммуникации за свой счет, расселяют жильцов, если территория предоставляетсяс обременением в виде переселения жителей из домов, расположенных на этой земле и так далее. То есть требовать с них еще жилье в пользу города — это нарушение закона. В то же время у людей появилось больше возможностей приобретать жилье за счет заемных средств, долевого участия в строительстве, ипотеки, ну и, конечно, собственных средств, что прежде было довольно сложно сделать.

— Как же тогда решать проблемы с жильем у нас в городе? 
— Надо участвовать в программах, в рамках которых предоставляются различные социальные субсидии, займы на приобретение, строительство жилья. Их много — по обеспечению жильем молодых семей, работников бюджетной сферы, индивидуальному жилищному строительству, федеральная, республиканская, муниципальная программы переселения из аварийного жилья и другие. Так что вопросы все равно решаются, правда, не так быстро, как хотелось бы. 

— Но с такими темпами, как вы думаете, наступит ли момент, когда под снос пойдет последний деревянный многоквартирный дом? 
— Наступит, это точно. Только многое зависит от самых жильцов, которые не спешат признавать свои дома аварийными. Честно говоря, и администрация города мало работала в этом направлении. А посмотрите на соседний Жатай, там уже в программу вошли старые каменные дома, и они пойдут под снос в ближайшем будущем. 

Очень хочется надеяться, что эти программы будут пролонгированы, поэтому надо вести работу с жильцами ветхих домов, добиваясь признания аварийными на законном основании. Этим самым мы приблизим момент сноса последнего деревянного дома!

— Сейчас жильцы муниципальных квартир оказались в лучшем положении, нежели собственники: при сносе они получают жилье покомнатно, а собственники жилья — метр на метр. Правильно? 
— Да, это так. Получаются довольно противоречивые ситуации. К примеру, в однокомнатной квартире, которая приватизирована, проживают четыре человека, а в трехкомнатной муниципальной — один. Первая семья получит свои, например, 28 «квадратов», а наниматель — жилое помещение по площади не менее изымаемого с учетом количества комнат. Казалось бы, несправедливо, однако это закон. Причем, согласно закону, изъятие аварийного жилья — это не улучшение жилищных условий, а переселение граждан из непригодных для проживания жилых помещений в благоустроенное жилье.

В особенно трудных положениях мы рекомендуем жильцам расприватизацию квартиры и передачу ее в муниципальную собственность. К примеру, живет человек с ограниченными возможностями здоровья (инвалид) в однокомнатной квартире метражом 14 кв. м. А сейчас строят квартиры, как минимум, 30 «квадратов», это положено по СанПиНу. Собственнику придется доплатить за лишнюю жилплощадь, но малоимущий вряд ли сможет осилить такое. Поэтому ему лучше расприватизировать ее или встать на учет малоимущих граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и получить новую квартиру по договору социального найма. 

— Увы, потом же он не сможет ее приватизировать заново?
— Бесплатно нет, такое право дается только один раз. 

— Какие самые трудные моменты в вашей работе? 
— Их немало, ведь невозможно помочь каждому страждущему. Мы обязаны работать в правовом поле, по установленным законам и не имеем права отступать от них. Хотя по-человечески, конечно, понимаешь, в каком сложном положении оказываются люди. К примеру, женщина, отработав на Севере лет тридцать, по состоянию здоровья приезжает в Якутск, живет у детей в квартире 20 кв. м, где ютятся пять человек. Как ей помочь?! К сожалению, никак… 

— Анна Николаевна, чем вы любите заниматься в свободное от работы время? Есть хобби — отдушина для души? 
— Очень люблю свою дачу на Вилюйском тракте. Как-то раз десять ведер перца собрали! 

— Куда столько?! Наконсервировали?
— Да больше раздали, но вот 20 трехлитровых банок компотов закатали. Разных — яблоки, боярышник, черная смородина. Правда, черную смородину больше на сироп пустили. И еще в прошлом году освоили, так сказать, производство вяленых помидоров. Купили специальную сушилку для овощей и насушили томатов. Такая вкуснятина! Чеснока надавить и с прованскими травами— это просто супер! 

— Дом на даче большой? 
— Как сказать… Шесть на шесть метров. 

— Не хоромы, прямо скажем… Или будете расширяться? 
— Нет, вряд ли. Дело в том, что, когда встал вопрос о строительстве дома на дачном участке, я настояла на том, чтобы он был поменьше площадью. Честно говоря, не люблю мыть полы, а чистоту люблю. Поэтому, чтобы не тратить много времени на уборку (на даче же еще и отдохнуть надо!), решили построить скромный домик, зато свой и уютный. Участок облагорожен — посадки, цветники, в прошлом году клубнику вырастили. А в этом году курицами-несушками обзавелись. Дача — это отдушина от городской суеты. 

Раньше еще любила шить. Сама обшивала семью: шапки, шубы, унты. Сейчас нет, время изменилось, меховые изделия не столь популярны. 

— Спорт в вашей жизни присутствует? 
— В молодости занималась лыжным спортом (еще прыжками с трамплина) и баскетболом. Сейчас, к сожалению, некогда и возраст, но каждый год обязательно ездим на сплав, очень люблю рыбалку, и зимнюю в том числе.

— Что бы вы хотели пожелать нашим читателям? 
— Мы живем в насыщенном информационном поле, которое сделало прозрачным и доступным деятельность почти каждого государственного и муниципального органа. Поэтому ответы на многие вопросы можно найти на сайтах (и на нашем, конечно). Берегите свое время, почаще заглядывайте в наши виртуальные приемные и кабинеты, чтобы найти ответы на свои вопросы. 

Количество показов: 351
Выпуск:  №21 (2701) от 31 мая 2019