Директор Горснаба Георгий Гаврильев: «Своё дороже, но вкуснее»

18.11.2019 
Автор: Виктория ВЛАДОВА
Количество показов: 217
Мы продолжаем знакомить читателей с чиновниками, работающими на муниципальных предприятиях, и их деятельностью, хотя наш сегодняшний гость не относит себя ни к чиновникам, ни к муниципальным служащим. Знакомьтесь: генеральный директор МУП «Горснаб» Георгий ГАВРИЛЬЕВ.

— Георгий Игоревич, почему вы не считаете себя чиновником?
— Потому что МУП «Горснаб» — хозяйствую­щий субъект, не совсем бюджетная организация. Мы от города деньги не получаем на содержание, сами зарабатываем. Поэтому не можем рассказать, как муниципальное предприятие эффективно тратит бюджетные деньги. Можем сказать, как эффективно их зарабатываем. 

— И как вы их зарабатываете?
— Наше предприятие немолодое, работает с 1998 года. Я в должности генерального директора с 2013 года. Со времени создания было много реорганизаций, менялось название, но функции всегда сохранялись. Это оптово-розничное предприятие, которое занимается сохранением, складированием и торговлей овощной продукцией. Есть люди, которые выращивают, а есть люди, которые хранят и продают, — это мы. 

— Это для вас мы в школьные годы собирали картофель на хатасских полях?
— Нет, собирали вы для предприятий, которые ее выращивали. А они уже поставляли нам, мы же определяли на склады и дальше по всей республике. Да, было такое в советские времена. Наша основная деятельность — это заготовка, хранение и распределение продуктов питания. В основном это картофель, разные корнеплоды, капуста. Сейчас начали заниматься фруктами, увеличиваем оборот по яблокам. Закупаем крымские, краснодарские. Кроме этого, заготавливаем ягоду бруснику, рыбу. 

— Где все это закупаете?
— Ежегодно на плановой основе подписываем договоры контрактации. По овощам и картофелю — у фермеров и хозяйств, расположенных на территории городского округа: Маган, Хатассы, Тулагино-Кильдямцы, Кангалассы, Табага. Основные наши поставщики — это местные фермеры. Летом проводим конкурсы и подписываем с ними договоры. И они поставляют тот ассортимент, который мы хотим купить. Ягоду приобретаем на свободной основе из вилюйской группы улусов, заречных улусов, из Намского улуса. Для нас удобнее, чтобы были предприятия, а не частники. Чтобы были оформлены все документы, была гарантия качества. Мы работаем на системной основе и нуждаемся в постоянных поставщиках с хорошей деловой репутацией. Вся продукция, которая поступает к нам на склад, имеет документацию, декларации, результаты анализов. Что касается рыбы, работаем с программой «Меркурий». По этой программе видно, что рыба была поймана, например, в Чокурдахе на основании лицензии. Затем было выдано ветеринарное свидетельство. Все это отражается в информационной системе. Когда мы поставляем продукцию дальше в магазины или детские сады, то видно, откуда пришла рыба. Если вы сейчас пойдете на рынок, то там все караси будут кобяйские, а на самом деле неизвестно, где они выловлены. Мы так не работаем, у нас все прозрачно. 

Если продаем картошку, то четко знаем, чья она, какого года урожай, какой сорт. 
— Кто ваши основные клиенты?
— Основные покупатели — детские дошкольные учреждения Якутска. Обслуживаем шестьдесят садов. Кроме этого, занимаемся продажей продукции через розничную сеть города: «Илин Энэр», «Мясной двор», «Ферма», магазины ЯХК, «Блюз», «Колобок», киоски Якутской птицефабрики и т. д.

— Где хранится продукция?
— У нас есть собственная база на Хатынг-­Юряхском шоссе, 9. Там располагаются складские помещения, холодильники низкого и среднего температурного хранения, овощехранилища. Общая площадь овощехранилищ — четыре с половиной тысячи квадратных метров. В среднем оборот за год порядка восьмисот тонн продукции: заготавливаем и продаем. 

Также участвуем в закупках. Есть система zakupki.gov, где покупатели объявляют конкурсы, и мы участвуем в них как поставщики. Допустим, МВД хочет купить себе овощи. Они выходят на электронную площадку и объявляют аукцион. Мы участвуем. Если выигрываем в электронном аукционе, то поставляем. Также там можно получить заказы на поставку овощей и других товаров больницам и другим ведомствам, которым нужны продукты питания.
Также небольшой объем поставок у нас занимает общепит: кафе, рестораны, но там, к сожалению, объемы не очень большие. 

— Почему?
— Местная продукция дороже, чем привозная, и многие делают выбор в пользу дешевизны, а не качества. 

— Как яблоки сюда везете, поставщиков ищете?
— С помощью оптово-логистических центров, куда привозят продукцию со всей России. Такие же оптовые центры есть в Новосибирске, Иркутске, Благовещенске, Владивостоке. Все четко работает. 

— Вы говорите, что не получаете деньги из бюджета, а зарабатываете сами. И сколько?
— Не сказал бы, что много. У нас есть определенный уровень рентабельности, который обеспечивает определенный доход и выполнение обязательств. Например, по заработной плате, налогам, коммунальным платежам, дивидендам учредителям. Суммы небольшие, но на сегодняшний день обеспечиваем все свои потребности. Говорить о супердоходности нельзя, потому что мы занимаемся не добычей газа или полезных ископаемых.

— Получается, «Гор­снаб» — предприятие из категории «купи-продай»?
— Не совсем. Мы участвуем в производственном цикле. Фермер собрал картофель на полях, и дальше мы включаемся в цепочку. Храним, перебираем, упаковываем и доводим до потребителя. Мы формируем продукт. Ни у фермеров, ни у розничных магазинов нет своих складов, где они могли бы хранить продукцию круглый год. Для этого работаем мы, чтобы каждый день, независимо от времени года, у жителей была возможность есть свежие овощи и фрукты. 

— Какие задачи ставит перед вами руководство города?
— Если бы мы не были муниципальным предприятием, то в погоне за прибылью покупали бы самую дешевую продукцию и продавали ее дороже. Но тогда наши северные фермеры, которые работают в непростых условиях, оказались бы за бортом. Себестоимость выращивания у нас выше, стоимость дороже. Наша задача — обеспечить им рынок сбыта. Тем более что качество продукции у нас выше. Уверен, никто не возьмет под сомнение, что свежая продукция, выращенная по соседству, всегда будет качественнее и полезнее, чем та, которая приезжает из других регионов и из-за рубежа

— Что такое договор контрактации, и как это работает?
— Когда мы подписываем этот договор с фермерами заранее. Для них это гарантия сбыта. Наша задача в том, чтобы мы не просто по осени покупали продукцию у фермеров, а работали на плановой, партнерской основе весь год. Делаем авансы на уборочную кампанию. Со многими фермерами работаем свыше пяти-шести лет. Мы их знаем, они нас знают. Кроме коллектива МУП, у нас есть два дочерних предприятия.

— Какие?
— Животноводческий комплекс — молочная ферма «Багарах». В комплексе, который располагается в Хатассах, пятьдесят пять работников. У них порядка девятисот голов крупного рогатого скота. Основной вид деятельности предприятия — производство и продажа натурального коровьего молока. В этом году планируем выпустить в реализацию порядка восьмисот пятидесяти тонн коровьего молока. 

— Где можно купить молоко?
— Молоко мы не продаем в розницу, а поставляем на родной Якутский гормолзавод. Там его перерабатывают, упаковывают и продают. Если по овощам мы занимаем определенную нишу, то животноводческий комплекс у нас занимает другую нишу: он производитель. Ежегодно наращиваем объемы продукции. По сравнению с прошлым годом, увеличили почти вдвое. Ведется работа, оптимизация производства и т. д. 

В Якутске молоко сторонних компаний представлено в широком ассортименте, но я, например, всегда покупаю свое, несмотря на то, что оно чуть дороже. Точно знаю, что туда поставляется наше молоко — это раз. Во-вторых, у нас город маленький, и крупных производственных предприятий нет. Все находятся под пристальным наблюдением наших контрольных органов. Соответственно, очень строгий контроль качества, чего я не могу сказать о продукции, которая завозится из других регионов. В век развития конкуренции она не всегда добросовестная. Можно в ущерб качества продукции сделать ее дешевле, тем более сейчас столько разных заменителей. Поэтому я и моя семья, дети употребляем продукцию молокозавода.
— Второе предприятие?
— Это известные теплицы «Саюри». Если «Багарах» — классическое сельское хозяйство, то «Саюри» — инновационный российско-японский проект, круглогодичный тепличный комплекс, который запустили три года назад. И если «Багарах» полностью принадлежит нам, то в теплице, где работает порядка 40 человек, мы владеем половинной долей предприятия. Сейчас работают теплицы на площади 1,3 га. В первом квартале следующего года должны запустить еще 0,8 га. И через год достроить 1,2 га. Итого у нас должно выйти площадь в 3,3 га. Продукция — огурцы, томаты, зелень.

Вот продукцию «Саюри» можно приобрести в крупных торговых магазинах города. Мы пока не до конца завершили вопрос упаковки, и не всегда люди идентифицируют наш товар. В основном продукция «Саюри» поставляется в детские сады, и есть договоры на поставку в сеть магазинов. Цена, конечно, дороже, чем у китайских овощей. Но что такое цена? Есть понятие «цена», а есть ценность. Поэтому не нужно удивляться, что стоимость разная. Цена с учетом накрутки магазина будет колебаться в районе 250–300 рублей в розничной сети. Но с увеличением площадей теплицы будет снижаться. Однако сейчас есть собственные точки продаж: прямо в теплице по «заводской» цене, и в ближайшее время в декабре планируем открыть точку на Крестьянском рынке. Продукция будет по ценам дешевле, чем в розничных магазинах. Также мы прорабатываем вопрос интернет-продаж с доставкой. Считаем, было бы очень удобно людям на предприятиях заказать коробку. Привезут по оптовой цене, а там уже между собой раскидают, и доставка, и стоимость дешевле. 

Самое главное, что сбор продукции производится ежедневно, то есть она наисвежайшая и на следующий день уже идет в продажу. И по качеству может соперничать даже с продукцией, которую выращивают у себя дачники на огородах.

— Скажете тоже…
— Ну, вот вы, например, чем поливаете огород? Водой из озера? Дождевой? Из центрального водопровода? Овощи на 80% состоят из воды, и все, что есть в воде — хлорка и прочий набор Менделеева, — поступает в овощи. Теплица «Саюри» была спроектирована в Японии. Они осуществляют технологический контроль и очень трепетно относятся к качеству выпускаемой продукции, потому что в слове «Саюри» подразумевается японская технология. Когда мы выбирали источник воды для полива наших огурцов, томатов, зелени, изначально хотели поливать из протоки. В Сырдахе рядом протока, наша чистая река Лена, но они ее забраковали. Потом мы предложили поливать водой из водопровода, и они ее тоже не подпустили. В итоге остановились на питьевой воде из скважины в Кангалассах, но и то доводим ее до нормального pH и пропускаем через фильтры, и только потом она идет на полив растений. Так что у нас продукция премиум-качества. Если сравнить цены в других городах, то такой товар будет стоить от 350 до 500 рублей. Но, так как у нас нет столько потребителей премиум-сегмента, мы продукцию высочайшего качества продаем по цене среднего сегмента. Все говорят: сельское хозяйство — это убыточный сектор экономики, но я считаю, что это неправильное мнение. Что нужно людям? Люди всегда будут хотеть есть. К сожалению, с развитием цивилизации здоровье людей становится все хуже и хуже. Потребность в качественных продуктах будет всегда расти. Я не говорю, что мы будем производить много и дешево. Но производить необходимое количество, соблюдая технологию и качество продукции, за которую ни мне, ни руководству города, ни работникам предприятия не будет стыдно. 

— Есть проблемы?
— В «Саюри» идет очень серьезная кадровая работа. Автоматизацией нельзя полностью заменить человеческий труд. Есть операции: подвязка, обрыв листа, уборка урожая — это делается вручную. Очень сильно развита отрасль тепличных хозяйств в Новосибирске, у них там не по три га теплицы, а по сорок. Работают десятилетиями. У них агрономы с сорокалетним стажем. А у нас теплица новая, коллектив новый, и сейчас идет подростковый период становления. Когда нужные люди остаются, кто-то пришел временно, кому-то тяжело работать целый день физическим трудом. Идет отсев, и остается команда, которая будет потом эффективно и качественно работать. Мы же не с железом работаем. Что коровы, что растения — им всем нужна любовь. Секрет в том, что если мы не будем это любить, то результат будет плохой. Поэтому мы прививаем сотрудникам, что работать надо с любовью и душой, тогда и результат, соответственно, будет хороший. 

— Планы?
— Планов много. Но, как говорится, иной раз нужно приостановить какие-то планы, чтобы довести до ума существующие проекты. Горснаб — это головное предприя­тие, и у нас два ребенка: коровки и теплицы. Наша задача — поставить хорошо на ноги наши дочерние предприятия и систематизировать работу, чтобы все работало, как часы. Чтобы горожанин, придя в магазин в восемь утра, был уверен, что сможет купить свежую продукцию, а не недельной давности. 

— Вы пришли в Гор­снаб в 2013 году. Тогда предприятие переживало не лучшие времена.
— Предприятие было в нестабильном финансовом состоянии. 2013-2014 годы ушли на то, чтобы восстановить свою ликвидность. Мы были глубоко «больны», велась работа на оздоровление предприятия, тогда и мыслей не было, чтобы «дети» появились». Однако в 2015 году появился «Багарах», а годом спустя и «Саюри». С тех пор не осталось свободного времени. Если мы в то время начинали с годовой выручки в шесть миллионов, то сейчас выручка уже под сто миллионов рублей. Нужно увеличивать объем сбыта местной продукции, а не просто свою выручку.


Фото героя материала
Количество показов: 217
Выпуск:  №45(2725) от 15 ноября 2019