Ключи от «счастья»

27.01.2020 
Автор: Виктория ВЛАДОВА
Количество показов: 1998
Руководитель департамента жилищных отношений — частый гость на страницах нашей газеты. Александр Новолоков в должности директора полгода, и можно рассказать о том, какие проблемы приходится решать и что достигнуто за этот срок.

— Александр Владимирович, как вы согласились на эту «расстрельную» должность?
— Я работаю в департаменте с 2014 года. В период работы Игоря Ткаченко, который сейчас является руководителем дирекции жилищного строительства, был начальником юридического отдела, участвовал в судебных делах департамента, знаком с работой всех отделов. В период руководства Анны Александровой около года был ее заместителем. По результатам работы был рекомендован Анной Николаевной на должность руководителя. Работа знакома, согласился.

— Всегда проще работать под чьим-то руководством, меньше ответственность. 
— Да, прежде чем согласиться, думал, справлюсь или нет. Работа очень ответственная, задачи и объемы работы огромные. Много проблемных вопросов. По жилищным делам много жалоб от населения. Но… не попробуешь — не узнаешь. 

— С какими трудностями столкнулись? 
— В прошлом году у нас было столько трудностей по приобретению жилья для детей сирот и нестыковок в законодательстве, которые нельзя было решить в один день. Мы не могли приобретать жилые помещения по договорам долевого участия в строительстве, потому что по новому законодательству было обязательно использование эскроу-счетов. Как казенное учреждение не могли открыть эскроу­-счета в коммерческих банках, так как это запрещено Бюджетным кодексом РФ. В итоге выкупали квартиры уже после сдачи объекта в эксплуатацию. Мы одни из первых в России, кто столкнулся с этой проблемой. И только в этом году планируется внесение изменений в федеральное законодательство. Если не будут приняты поправки, ситуация может повториться. Причем это проблема не только муниципальных учреждений, но и республиканских, они также не могут открыть эскроу­-счета. 

Также было внесено еще одно изменение в законодательство по приобретению жилья для детей-сирот — приобретать не больше 25% жилых помещений в одном доме. Раньше строили полностью дом под эти цели, и было проще. Теперь запрещено. Сейчас мы стараемся приобретать жилые помещения совместно с программой переселения: часть — под переселение, часть — под детей-сирот.


Якутск на сегодняшний день занимает первое место по обеспечению жильем детей-сирот по республике.


— Сколько было выделено жилых помещений детям-сиротам?
— По этапу 2018 года приобретено 168 квартир для детей-сирот. Ключи уже переданы в органы опеки, в функции которого входит распределение жилья, и в январе текущего года граждане будут справлять новоселье.

Также приобретено еще сто жилых помещений, 60 из которых будут предоставлены в феврале текущего года, а 40 находятся на стадии строительства и будут предоставлены до конца 2020 года. 

В отличие от прошлых лет, в 2019 году достаточно квартир приобретено на вторичном рынке в связи с отсутствием участников в аукционах по приобретению квартир для детей-сирот.

В ходе работы с застройщиками выясняли причину, почему не участвуют в аукционах. Это обязательное наличие государственной экспертизы проектно-сметной документации объекта. Только порядка 27% застройщиков имеют государственную экспертизу, у остальных негосударственная. Мы считаем, что застройщик может участвовать и с негосударственной экспертизой, ведь строительный надзор ведется на всем этапе строительства. После ввода дома в эксплуатацию департамент в этом же доме уже может приобрести жилье как на вторичном рынке. То есть во время строительства не можем приобрести, а в готовом — можем. Нелогично выходит. Пока работаем дальше в этом направлении. 

— Какая работа проведена по сносу аварийных домов?
— Большая. Проведен конкурс по сносу аварийных и пострадавших от пожара домов. В прошедшем году снесено восемь объектов. На этот год запланированы снос 12–16 жилых домов и расселение 22–24 домов. 

Также в прошлом году провели огромную разъяснительную работу с жильцами по признанию домов аварийными, за год 197 домов. Если взять данные за пять лет с 2012 года, то за этот период признано аварийными меньше, чем за прошлый год. В прошлом году муниципалитет частично оплачивал заключения специализированных организаций для признания деревянных домов аварийными. Если в доме три собственника и восемь муниципальных квартир, то мы за муниципальные квартиры вносили оплату. Изыскивали средства и проводили работу. По 17-му кварталу часть расходов по оформлению заключений взяло на себя Агентство по развитию территорий.

— Есть граждане, недовольные предоставленным жильем?
— Да, бывают. Судятся с нами, иногда мы судимся. Но мы в любом случае при предоставлении квартиры просим граждан давать нам полную информацию о своей семье. К примеру, если в числе переселяемых есть инвалиды или пожилые люди, то по возможности стараемся подобрать вариант на нижних этажах. Наша задача — максимально учесть все особенности семьи и прийти к консенсусу. 

— Работать с населением всегда непросто…
— Это сложный и эмоциональный процесс. Люди десятилетиями живут в ужасных условиях. На дворе двадцать первый век, а у нас квартиры с ведерно-выносной системой. Когда мы переселяем людей, которые ждали годами и жили в таких условиях, они плачут от счастья. Конечно, для нашего города объемы переселения недостаточные. У нас 1135 деревянных домов, из которых надо переселять. Из них только 167 домов включены в программу переселения на пять лет. 

— Возникают ли разногласия с будущими жильцами при оценке квартир, выделении жилой площади?
— Были трудности, когда началась программа. Некоторые оценщики завышали оценочную стоимость до 120 тысяч за квадратный метр в деревянных домах, чтобы получить больше сумму компенсации. При выявлении таких оценок я встречался с оценщиками и разговаривал с каждым. Кто-то понял и устранил замечания, кто-то не устранял — написали жалобу в СРО, и некоторых привлекли к дисциплинарной ответственности. 
Также были очень большие споры и по земельным участкам. Раньше не было требования о том, что земельный участок под домом оценивается в дополнение к квартире. Было мнение, что нужно назначить одну фиксированную сумму, к примеру, 50 тысяч за квадратный метр независимо от расположения дома. Мы работаем с людьми и видим ситуацию так: расселяются люди в пригороде из деревянного дома, и им предлагается 50 тысяч за метр; и расселяется дом в центре города — и такую же стоимость предлагают. Это неправильно, это не рыночные отношения, и разница в квартирах будет кардинальная. Или кто-то за двадцать лет ни разу ремонт не сделал, а другой вложился, отремонтировал, стеклопакеты поставил, удобства провел, все новое, а цена будет одинаковая. Это тоже неправильно. У каждой квартиры должна быть своя справедливая цена.

— Как можно обратиться за консультацией по признанию дома аварийным и другим вопросам?
— Все отделы ведут прием граждан, у каждого свой график. Также в департаменте два заместителя руководителя принимают в любое время без записи. Я веду личный прием по записи раз в неделю. Записаться можно по телефону 22-60-46. Мы открыты, и, кто хочет получить консультацию, могут подойти. Всю подробную информацию можно получить на официальном сайте http://djoyakutsk.ru/

— Смотрю, при вас начали решаться вопросы, которые до этого момента игнорировались?
— Не скажу, что это именно благодаря мне, это результат планомерной работы всей окружной администрации. Ведется работа по обеспечению жильем граждан, имеющих хронические заболевания, которые имеют право на внеочередное предоставление площади либо компенсации. 

— Какие заболевания?
— Есть перечень заболеваний, при которых невозможно совместное проживание с другими гражданами. В перечень входят психические расстройства, рак тяжелой формы и т. д. Эти люди имеют право на отдельную жилую площадь. В муниципалитете денежные средства на эти нужды не заложены, так как это не наши полномочия. Но люди обращаются в суд, и окружную администрацию в судебном порядке обязывают предоставлять квартиры либо компенсацию на покупку жилья. 

В прошлом году мы написали обращение в Министерство финансов на возмещение средств для обеспечения данной категории граждан и на тех, кто стоит в очереди, потому что мы, по большому счету, выполняем республиканские полномочия. Удовлетворения не было. Дело сдвинулось в нашу пользу после обращения в Арбитражный суд. Было взыскано 12 миллионов 71 тысяча рублей. Их уже перечислили в казну. На прошлой неделе принято еще одно решение о взыскании 13 миллионов. Так что все затраты, которые мы понесли незапланированно, возвращаются в бюджет города. Ждем, когда будет разработан порядок прямого действия без судебных разбирательств. Это одна из основных задач на этот год. 

— Из нашей беседы уже можно взять моменты, за которые вас можно «расстрелять». Не боитесь, что завтра придут с проверкой и уведут под белы рученьки?
— Я уже работал в департаменте и прекрасно понимаю, что плохо и что хорошо. Коррупция — плохо, взять деньги за какие-то незаконные услуги — плохо. Покупать жилое помещение, обеспечивая сирот и переселенцев квартирами, — хорошо. Если и есть какие-то нарушения, это просто противоречия действующего законодательства. Делается это для тех, кто нуждается и на кого эти деньги заложили в бюджете по закону. Готов к разговорам, объяснительным, судебным или еще к чему-то и думаю, что включится разум у проверяющих и в судах, что мы с коллегами работаем на благо города. Надо просто видеть, где белое, а где черное. И если эту ответственность на себя не брать, тогда грош мне цена — и смысл мне здесь находиться и всего бояться? 

Количество показов: 1998
Выпуск:  №2(2733) от 24 января 2020