Вызов улиц

25.10.2010 
Автор: Валисов Николай
Количество показов: 410
Мы уже привыкли к стенам, сплошь зататуированным граффити, как к ранее более популярным бесхитростным надписям в духе «Здесь был Вася».
За несколько лет уличные художества эволюционировали от ритуальных трех букв на заборе до вычурных, едва ли не барочных картин. Тем удивительнее появление социального стрит-арта на зданиях Якутска.

Первой подобной акцией, привлекшей к себе внимание, можно назвать прошлогоднюю бомбардировку городских аптек, заклейменных надписями «Наркотики тут». Анонимные активисты подняли проблему распространения дезоморфина, тяжелого и токсичного наркотика, легальные ингредиенты для которого закупаются у фармацевтов.

В этом году, примерно в июне, по всему городу появились трафаретные надписи «Хватит бухать!» и «Папа, не пей!» с изображением человека в бутылке и ребенка, держащего его за руку. А в этом месяце появились картинки с содержанием похлеще: «Не все наркотики хороши, некоторые ох…нны», «Аборты – это модно», «Бей своих детей, они это заслужили», «Соси х…й за бабло – это не западло» и т. д.

Нам удалось связаться с человеком, занявшимся здоровьем общества столь, прямо скажем, необычным способом. Правда, он пожелал остаться неизвестным. Назовем его Валерием.

- Как ты пришел к стритарту?
- Несколько лет назад я тяжело заболел. Провалялся в больнице около полугода. Знаешь, когда все свободное время проводишь, не вставая с постели, постоянно ищешь, чем бы себя занять. Книжки и телевизор постепенно надоедают, и человек начинает, образно говоря, лезть на потолок со скуки. Вот в таких случаях помогает какое-нибудь увлечение. Я нашел себя в рисовании. Рисовал все. Родителей и друзей, которые меня навещали, однопалаточников, медсестер и врачей, образы и воспоминания, да даже натюрморты рисовал. Вообще все, что видел или мог представить. Выписавшись, какое-то время я продолжал рисовать на бумаге, но затем перешел на граффити и трафареты. Почему? Не знаю. Возможно, искал новые ощущения. Адреналин и все такое.

- Что такое вообще, по-твоему, социальный стрит-арт?
- Социальный стрит-арт – это вид уличного искусства, нацеленный на широкие массы и несущий в себе протест или вызов. Задача социального стрит-арта в том, чтобы пробудить сонное общество, закрывающее глаза на те или иные проблемы, вызвать хотя бы малейший интерес и, возможно, побудить сознательных граждан к решительным действиям.

- Ты один рисуешь все это? Или у вас какая-то организация?
- Нет никакой организации. Все те, кто увлекается стрит-артом в Якутске, – одиночки. Но думаю, что, консолидировав свои силы, вероятно, мы бы смогли добиться большего отклика и попутно заинтересовать молодое поколение в относительно новом веянии в искусстве.

- Ваши фразы хлесткие, злые. Думаешь, шоковая терапия лучше прямой пропаганды?
- Есть свои плюсы и минусы и в прямой пропаганде, и в шоковой терапии. Кто-то выбирает своим методом прямую пропаганду, а кто-то, например я, шоковую терапию. К социальному стрит-арту меня подтолкнула печальная история, случившаяся с одним моим близким другом. Он был наркоманом. Сидел на дезоморфине. Человек таял у нас на глазах. Одно время был похож на ходячий труп. Ну, знаете, эти гноящиеся язвы, постепенное омертвение конечностей… ужасно. Как-то раз поссорился с ним, он вздумал побить меня, но не смог – тупо не мог задеть опухшими руками. Тогда достать ингредиенты для дезоморфина было проще простого, да и сейчас тоже. Их легко отпускают без рецепта в аптеках. Но он как-то сумел выкарабкаться, на время, по крайней мере, тогда завязал. Мы с ним сделали трафарет с надписью «Наркотики тут» и за одну ночь прошлись по всем известным мне аптекам. Это был первый мой опыт социального стрит-арта.

- Вы - единственные, кто оставляет эти надписи?
- Нет. «Хватит бухать» и «Папа, не пей» - это пример прямой пропаганды, которой я не занимаюсь. Цели у нас одинаковые, но методы разные. Честно говоря, я задумал свои фразы после них – решил, что они слишком мягкие, надо крепче по мозгам дать народу. Вот и побегали ночью, разукрасили город. Правда, по центру некоторые надписи стирают, благоустройство города и все такое.

- Проблем с милицией не было?
- Нет. Одного знакомого, правда, поймали прошлым летом, он птичек любит рисовать. Подержали в ГОМе и отпустили. Мы не преступники, за что нас сажать?

- Что, если кто-нибудь поймет ваши призывы буквально?
- Понять буквально мои призывы может только глупый человек с закостенелым мышлением. Таких не жалко. А если серьезно, то я не думаю, что кто-то может понять все буквально и побежать колоться или делать аборты.

- Какие планы на будущее?
- Пока не знаю. Мне говорили, что люди интересуются, значит, какая-то реакция есть. Это радует. Думаю, продолжим надписи, может, на рисунки перейдем. Вот раньше художники чисто на полотнах рисовали, связи с народом не было. Стихи в сортирах – это не совсем искусство. А сегодня в городах мы видим синтез художников-граффитистов и народного подсознания. Целующиеся полицейские, анархист, мечущий букет цветов вместо коктейля Молотова – это ведь шедевры! И занимаются стрит-артом простые парни с улиц, они художественных академий не кончали. Город, урбанистическое искусство породили своих гениев аэрозоля, того же Бэнкси, британского райтера. Я - его большой поклонник.
Количество показов: 410
Выпуск:  Выпуск № 80 от 22.10.2010 г.