Чубараны, чубубеи и овчубуки Якутии

11.01.2015 
Количество показов: 2998
Ох уж, эти мудреные восточные календари... Всё там непросто. Наступающий 2015 год объявлен годом деревянной зелёной овцы. Восточные астрологи справедливо полагают, что не все могут представить деревянную причем зеленую овцу. Поэтому для жителей запада это просто год козы.
Но мы будем проще, ибо живем на севере, что далеко не запад и совершенно не восток, так что пусть овца для нас остается овцой, а еще лучше бараном, что как будто повышает и делает мужественнее её статус.
А коли год посвящен овце, мы решили разобраться с насущной темой – перспективами якутского овцеводства. Начнем с того, что сочетание овцеводство и Якутия у отдельных товарищей вызывает  подозрительные усмешки типа: здесь так холодно, что даже оленям тяжко, куда там баранам.  А где-то – даже протесты. Мол, не позволим топтать наши священные пастбища. Идите, овцы, паситесь  дальше. Это, конечно, очень обидно и совершенно несправедливо по отношению к милым пушистым овечкам. 

Историческая несправедливость
Овец и вправду в Якутии отродясь не разводили. Академик, доктор исторических наук Юрий  Мочанов, плотно занимающийся этногенезом северных народов, задавался вопросом,  как получилось, что якуты стали единственным из тюркских народов,  который не занимается овцеводством. Мол, где, когда и на каком этапе они потеряли овцу? В том, что овца всё-таки была, ученые не сомневаются, как и в том, что саха – это тюрки. На этот счёт есть немало гипотез. Но скорее всего животных просто не довезли. А тот, кто потерял овец, давно наказан. Ведь наш народ лишился не только овечьего сыра, но и многих других приятных вещей: овчиных полушубков, теплых шерстяных свитеров и носков.  С другой стороны, мужикам не надо носить круглый год овечьи папахи и спорить, чья выше. Ведь летом вместо папахи куда приятнее аккуратная тюбетеечка из колючей лошадиной гривы.
Есть, конечно, потери, которые возместить невозможно, например,  так и не появились в Якутии средневековые трубадуры и поэты, воспевающие мирную пастушескую жизнь в окружении овечек как идеал жизненной гармонии. Место пасторального стиля в национальной культуре заняли суровые олонхосуты, описывающие мрачные кровавые битвы богатырей и божеств нижнего, срединного и верхнего миров. С другой стороны, олонхо – наследие ЮНЕСКО! 

При царе Горохе
Хотя на самом деле овцы в Якутии в старину были.  Пришли они с русскими, о чем есть воспоминания господина Серошевского в летописи «Якуты». Напомним, речь идет как минимум о второй половине 19 века.
О них ссыльный поляк пишет: «Овцы. Было время, когда овцеводство обещало разрастись и укрепиться в Якутской области. Ими стали даже интересоваться якуты. Но обеднение приленских крестьян, вызванное внезапным лишением почтовой гоньбы, в восьмидесятые годы, повело к уничтожению у большинства из них овечьих стад. Теперь вновь заводить трудно, тем более что, как мне объяснили, «овцу нужно заводить всем, чтобы всем пастуха нанимать, чтобы собаки у всех с овцой стали знакомы, иначе толку не будет; овца не корова, требует постоянного присмотра» (Зап.Кангалас. ул., село Улаханское, 1892 г.).
Якуты по тем же причинам не заводят овец, хотя выгоду их вполне понимают: «Нужно всем зараз, чтобы пастуха, чтобы собаки и воры не одолели» (Нам. Ул., 1890 г.).
«Овцы есть здесь, главным образом, в селе Павловском у староверов да в самом Якутске. Овцы – простые, черные, низшего сорта, двурогие, без курдюков».

Бурятская находка
Так что, как оказывается, овцы вполне прекрасно чувствовали себя в Якутии еще в царское время. И  боялись разве что собак. Впрочем, сегодня овцеводство в Якутии начинает переживать второе рождение. Связано оно в данное время по большей части с возрождением у наших соседей по Сибири бурятов аборигенной грубошерстной бурятской овцы «Буубей».  В свое время в Бурятии эта порода была основной, неприхотливая к корму и холодам, она хорошо давала мясо и овчину, которая шла на производство шуб, кошму. Шерсть у неё была, мягко скажем, не ахти. На носки совершенно не годилась, а вот войлок из неё получался первостатейный. Но при СССР тонкосуконной промышленности понадобилась шерсть. Покупали её за доллары в Австралии. На 290 миллионов населения страны шерсти надо было очень много. Потому неприхотливую бурятскую овцу скрестили с нежным южным австралийским мериносом. Получилось нечто среднее, дающее годную шерсть и кое-как переносящее сибирские холода. А бурятская овца буквально пропала за три десятилетия. Когда советское время прошло, шерсть перестала быть нужной. Актуальным снова стало мясо, овчина и валенки. И нашли ее только во внутренней Монголии, в Шэнэхэнском национальном округе, это одна из провинций Китая, куда после революции откочевало несколько бурятских родов. Люди там оказались ответственными, а бараны – невероятно, с генетической точки зрения, чистыми. Возрождение породы началось в 1991 году. В середине нулевых в Бурятии появились первые племенные фермы. Племенных баранов там поначалу можно было взять по цене скаковых лошадей. Бывало, что не имеющие наличности фермеры и колхозы просто меняли скакунов на баранов пять на пять. Именно так поступил СПК «Дружба» поселка Можайка Еравнинского района. И впоследствии они выиграли.

Арбугаев  знает, что покупать
На тех баранов обратил внимание и якутский Минсельхоз. К примеру, в прошлом году Усть-Алданский улус завез 100 голов овец бурятской породы из СПК «Дружба» поселка Можайка Еравнинского района Республики Бурятия. Берут баранов на опытное разведение и другие хозяйства.
50 голов этой породы закупил известный ресторатор и экспериментатор Герман Арбугаев. Овцы живут у него на подворье усадьбы Чочур Муран и пасутся по склонам гор. А повара ресторана изучают изысканные блюда из баранины. Здесь есть еще такой нюанс: мясо этой породы в отличие, допустим, от австралийской баранины не имеет специфического вкуса и запаха. Когда-то этих баранов возили в лучшие рестораны Санкт-Петербурга.
Мы пойдем своим путем!
Впрочем, якутская сельскохозяйственная наука решила пойти своим путем. Так как далеко не факт, что бурятская овца сможет приспособиться к суровым якутским холодам.  А вот якутский дикий баран чубуку прекрасно чувствует себя даже не в относительно мягкой по климату центральной Якутии, а на вершинах гор и хребтов заполярья! Ученые из ЯГСХА под руководством ректора академии Леонида Владимирова примерно 15 лет назад занялись научной проблемой использования адаптивных качеств горного барана чубуку, занесенного в Красную книгу. Результатом исследований стало скрещивание бурятской овечки буубей с якутским мачо-бараном чубуку.

Пострадал за науку
Происходило это, конечно, не так романтично. Прямо скажем, любви не было. Барана выследили во время гона в горах Эвено-Бытантайского улуса. Поймать самца – дело не реальное, его попросту аккуратно убили и похитили из его хозяйства нужное для развода семя. Но дело того стоило. Овца понесла, от неё пошли восхитительные ягнята, можно сказать, копии пострадавшего ради науки папани чубуку. Такие же крепенькие, прыгучие, мясистые и самое главное совершенно равнодушные к морозам! Ягнят назвали овцебуками. Довольно интересное с маркетинговой точки зрения название породы, есть подозрение, что англоязычные покупатели будут ожидать от них особого ума и сообразительности.  С другой стороны, пока порода оформится окончательно, пройдет как минимум 15 лет. И многое может поменяться, в том числе и название породы овцебук может стать чубараном или чубубуеем...

P. S.
Как бы то ни было, овцебуки уже заинтересовали исследователей Москвы и Бурятии. И придет время, когда соседи из других регионов будут менять их на породистых скаковых лошадей. А зная невероятные таланты якутских мелодистов в плане песен, недалек тот час, когда появятся саха трубадуры и поэты, воспевающие мирную пастушескую жизнь в окружении овечек как идеал жизненной гармонии.


Количество показов: 2998
Выпуск:  №147 (2372) от 26 декабря 2014 г.