Якутск в начале войны

27.06.2017 
Количество показов: 380
Как город и его жители встретили известие о начале войны 22 июня 1941 года? Как пережили начало войны горожане и жители Якутии? Об этом в исторической рубрике «ЭС».
22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Большинство жителей г. Якутска узнали весть о начале войны ближе к вечеру или вообще на следующий день, поскольку радио было не у всех. Напомним, нарком иностранных дел СССР В. Молотов выступил со своей речью по Всесоюзному радио в 12 ч. 15 мин. по московскому времени, а в Якутске было 18 ч. 15 мин. 

«Был хороший воскресный летний день…»
Из воспоминаний Марии Кузьминичны Гавриловой, доктора географических наук, академика АН РС(Я), РАЕН, почетного члена Русского географического общества (опубликованы в журн. «Илин», 2010 г.). 
- Как пишут во многих воспоминаниях, день 22 июня 1941 г. запомнился ясным и солнечным. Был ярок он и в Якутске. Мы жили тогда почти за городом, в частном секторе, по 4-й линии, это сейчас район ул. Жорницкого. С утра ничто не предвещало чрезвычайного. Был хороший воскресный летний день. Хозяйка наша, Татьяна Михайловна Харитонова, уехала на Вилюй за вещами. До этого они жили в с. Малыкай на промыслово-охотничьей станции от «Холбоса», где Яков Петрович был бухгалтером. Дядя Яша ушёл с утра в город в гости к родственникам. Дома остались моя мама, я и хозяйские дети Тамара и Вова. Радио тогда в домах было не везде, а телефон тем более.
День прошёл как обычно. Поиграли, пообедали, поужинали. Яков Петрович не возвращается. Подождали, легли спать. Летом «по-дачному» спали под крышей на чердаке. Дядя Яша пришёл поздно, поднимается по лестнице, стучится и обращается к моей маме: «Мария Фёдоровна! Война!»
Пошли ночи, полные лая собак. Это разносили повестки из военкомата. Мужчины посёлка-новостройки, все в расцвете сил, были мобилизованы в первые же дни. У соседей справа, Тирских, остались дедушка, невестка и маленькая дочурка; у соседей слева, Тетериных, жена и два мальчика.
Между нынешней улицей Жорницкого и дорогой в аэропорт был большой огороженный пустырь, который и до войны назывался «военным лагерем». Вот там и был сбор будущих фронтовиков. Так как это было совсем рядом с нашими домами, мы целые дни проводили здесь, разыскивая знакомых. Однажды мама встретила поэта Кудрина-Абагинского.
Проходило комплектование подразделений, шла перекличка, строились, маршировали. В перерывах люди шли к семьям, которые терпеливо ожидали по краю поля у кустарников. Поражало полное спокойствие, никакой паники, истерики, слёз. Все были уверены, что это какое-то недоразумение, что скоро всё кончится, и все благополучно вернутся. Ночью снимались и шли колоннами на пристань, грузиться на баржи. Многие, конечно, так и не увидели больше Якутска и своих родных.
23 июня 1941 года вышел совместный экстренный выпуск газет «Социалистическая Якутия» и «Кыым». На первой странице под заголовком «Наше дело правое. Врагу будет разбит. Победа будет за нами» был опубликован текст выступления министра иностранных дел СССР В. Молотова, прозвучавший накануне по радио.  
В этот день Якутский обком ВКП(б) направил всем райкомам партии телеграмму о нападении фашистской Германии и предложил в связи с этим организовать митинги и собрания на предприятиях, в учреждениях и колхозах; мобилизовать трудящихся на выполнение производственных планов и на успешное проведение уборочных работ. 

Успели переселиться до начала войны     
В конце июня 1941 г. в Якутск прибыли колхозники-переселенцы из Полтавской области УССР, всего 75 семейств, 286 человек, из них трудоспособных – 170. Среди них трактористы, шофера, агротехнические и ветеринарные работники, плотники, столяры и др.). Все прибывшие расселены в колхоз им. Молотова Мегино-Кангаласского и Якутского районов. Отметим, что еще в 1940 г. было принято постановление «О плане по приему сельскохозяйственных переселенцев, прибывающих из Украинской ССР и Мордовской АССР». Это делалось для улучшения положения в сельском хозяйстве Якутии за счет квалифицированных кадров из других регионов. До начала войны в ЯАССР фактически было переселено 235 семейств или 85 процентов от планируемых переселить. Кто знает, но переселение в далекую от войны Якутию явно спасло жизни этим крестьянам, которые в противном случае попали бы под оккупацию. Но и в Якутии, впрочем, как и по всей стране, было тяжело и голодно.   
По воспоминаниям очевидцев, наибольший голод был в 1941-1943 годах. В эти годы в Сунтарском районе от голода погиб 2 631 человек, в Нюрбинском – 1154, Верхневилюйском – 1514, Вилюйском – 1737. В Центральной Якутии смертность была ещё выше. В некоторых населённых пунктах умирали сотни человек, хоронили их в общих ямах. Но все данные об этом держались под строгим секретом.
21-31 июля на территории республики был объявлен призыв граждан 1921-1922 годов рождения и граждан 1923 г.р., с высшим образованием, а также студентов 3-4 курсов вузов и техникумов, а также граждан старших возрастов. 
Анатолий ГОГОЛЕВ, вице-президент Академии наук РС(Я):
- По подсчетам архива Министерства обороны России в городе Подольске, а также архива военного комиссариата Якутии, после войны в нашу республику вернулось всего 15 754 человека, в том числе комиссованные во время войны – 4 000 человек. Получается, что из 60 тысяч человек, которые были мобилизованы из Якутии, общие потери составили 49 632 человека. Погибших на фронтах – 38 415 человек, без вести пропали, были в плену или не вернулись по другим причинам – 11 217 человек. Кроме того, по общим подсчетам, от туберкулеза и голода в нашей республике погибло до 34 тысяч человек. В общей же сложности за годы войны наша республика потеряла более 108 тысяч человек. 
***
Как и многие советские граждане, якутяне воевали на всех фронтах Великой Отечественной – приняли первый неравный бой у границы СССР; погибли, исчезли в пламени жаркого лета 1942-го; сражались в Сталинграде и на Курской дуге; освобождали Европу; и встретили Победу в Берлине. 


На 1 января 1940 года население республики составляло 412 тысяч 107 человек, в том числе, городское – 131 тысяча 489 человек, сельское – 280 тысяч 618 человек. 
В ЯАССР насчитывалось округов – 1, районов – 38, сельсоветов – 429, городов – 7, в т.ч. республиканского и окружного подчинения – 2 , рабочих поселков было – 22. 
По данным редколлегии республиканской книги «Память», из Якутской АССР в 1941-1945 гг. в действующую армию были призваны 63 тысячи 509 человек. Из них погибли, без вести пропали 31-32 тысячи человек.   


Из воспоминаний М. К. Гавриловой. 
- В городе начали исчезать продукты. До 22 июня в магазине по 3-й линии (в будущем известный «Магазин по Жорницкой») все стены от пола до потолка были заставлены крабовыми консервами «Снатка» в голубых банках – никто их не брал. Через несколько дней все полки стали пустыми.
- Ввели карточки разного вида и размера: «рабочие», «служащие», «иждивенцы», «детские». Нормы на хлеб, крупу, сахар и другие продукты в течение войны менялись, конечно, постепенно снижаясь, а иногда их и вовсе не отоваривали. Но, главное, была проблема хлеба. Его надо было есть каждый день. За ним была большая очередь. Вначале раздачу хлеба пытались организовать по учреждениям. Затем стали прикреплять к магазинам по месту прописки. Мы отоваривались почему-то не в ближайшем магазине по 3-й линии, а в дальнем магазине по дороге в авиапорт. 
- За хлебом ходили в основном члены семьи школьного возраста, родители были на работе. Самым вожделенным было получить маленький добавочный кусочек – «довесок». Его можно было с чистой совестью съесть по дороге домой. На довесок надеялись и опухшие от голода бескарточные люди, в основном с районов, скромно стоявшие у прилавков и даже не попрошайничавшие, а молча надеявшиеся на понимание. Но довески были дороги и самим.  

Количество показов: 380
Выпуск:  №24 (2601) от 23 июня 2017 г.