Тройной юбилей России и Якутии

Тройной юбилей  России и Якутии
В этом году наша столица – город Якутск – готовится к торжественной встрече 385-летия своего появления на свет. В предверии праздника хотим кратко ознакомить горожан и жителей республики с результатами своей работы, которая на много расширяет значение этой даты
По нашим данным, нынешний год является тройным праздником для России и Якутии. Нынче в 2017 году, как оказалось, исполняется не только 385 лет городу Якутску, но и 390 лет со времени, когда первые русские люди промыслового отряда Пантелея Демидовича Пенды увидели великую реку Лену и ступили на ее берега. Это случилось в начале лета 1627 года. Через два-три десятка дней произошло другое важное событие - первая встреча русских людей с Дарханом Кангаласского эля, исторически известным под именем–титулом Тыгын. Согласно Г. Миллеру, эта встреча произошла в ставке Тыгына, на том месте, где позже построен город Якутск, т.е. в долине Туймаада. 
Анализ фольклорных сведений показывает, что встреча Пенды с Тыгыном и его сыновьями происходила не как мимолетная встреча путников с местными жителями, а совершилась как официальная встреча посланника русского царя, каковым, по-видимому,  представился Пенда, с дарханом Кангаласского эля. Предание сообщает (Эллеяда, с. 69), что приплыли 10 человек русских. Одарили Тыгына и его сыновей редкими и ценными для них подарками в виде слюды, корольков, бус и сладостей. И сказали: «Наш царь хочет завязать с вами знакомство, отправляйте ему подати соболей и лисиц».
Тыгын и сыновья согласились. Это место предания следует понимать так, что Тыгын и сыновья согласились с предложением царя и подкрепили свое согласие, послав ему свой ответный подарок из желанных ему ценных мехов, т.е. между представителем русского царя Михаила Федоровича П. Пендой и главой Средне-Ленского феодального государства саха старым Тыгыном был заключен обычный для древних степных народов юга договор мира и дружбы, основной целью которого было мирное сосуществование и взаимовыгодная торговля. Следует думать, что, отправив подарки, Тыгын, естественно, остался ожидать ответных подарков и торгового товара от русского царя. Корольки и сладости были редким и ценным для саха товаром, но значительную ценность имел металл и изделия из него, особенно огнестрельное оружие, доступ к которому Тыгын мог получить, только завязав дружбу с далеким русским царем. А пушнины у саха было много, одежда, украшения и бытовые вещи из нее накапливалась годами, запасы ее в тайге казались неиссякаемыми, поэтому даже ценные меха для саха того времени были на уровне маловостребованного ширпотреба.  
То, что это был именно первый договор о мире и дружбе между русскими и саха, показывают сведения преданий о русских «работниках», оставленных Тыгыном из числа приезжих. Дело в том, что по древним обычаям договор о мире и дружбе всегда подкреплялся заложниками - аманатами из числа наиболее близких и дорогих сердцу главы государства лиц. Ими обычно были дети главы или другие родственники. Они содержались при дворе союзника в прекрасных условиях, получали образование, должности, звания, службу. Но в случае невыполнения условий договора аманаты могли быть убиты. 
Из преданий видно, что русские работники пользовались всеми правами аманатов, а не содержались как пленные. Они были вхожи в дом Тыгына, обладали свободой передвижения, правами постройки для себя жилья и самостоятельной работы. Более того, Тыгын не поддавался подстрекательствам об убийстве работников. Сдерживающим фактором было, очевидно, как он считал, договорное обязательство перед русским царем. 
Прямых данных о начале и окончании похода Пенды не осталось или они пока не найдены. Начало похода Миллер относит к 1624 году, ссылаясь на ясачные документы о первом сборе ясака в Нижне-Пендинском зимовье зимой 1624 года, т.е. в первую зимовку Пенды на Нижней Тунгуске. Длительность похода он расчитал по устным рассказам старожилов Мангазеи и Туруханска о 3-х зимовках отряда на Нижней Тунгуске. Эти сведения подтверждаются тремя зимовьями, существовавшими на Нижней Тунгуске до 19 века. В любом случае, получается, что отряд Пенды вышел на реку Лену не ранее и не позже лета 1627 года. Эта дата выхода русских людей на берега Лены и первой встречи представителей Российского и Средне-Ленского государства саха до настоящего времени оставалась незамеченной и не отмечалась ни на республиканском, ни на российском уровне. 
Роль этих событий крайне велика, поскольку они привели к дальнейшему очень быстрому продвижению русских людей за пределы Якутии на восток и присоединению к России не только территории всего Северо-Востока Азиатского континента, но и Аляски. Об активном участии представителей народа саха в этих походах говорят природные топонимы и названия населенных пунктов, сохранившиеся до настоящего времени на Аляске и по всему северо-восточному побережью Азии. 
Следует учитывать, что этим замечательным успехам России способствовала в немалой степени развитое скотоводческое производство и экономическое благосостояние Средне-Ленского государства Саха, территория которого была названна русскими землепроходцами Якольской землей. Так, все наземные походы русских осуществлялись с участием саха, которые были проводниками, поставщиками и вожами гужевого транспорта, мясо-молочная часть продуктов питания походов обеспечивались в основном продуктами местного производства, даже часть оружия и доспехи (куяхи) участников многолюдных походов собирались у саха. Ценные ясачные меха Якутии явились одним из основных валютных подспорий при превращении Руси в могучую Россию. Эти события, на наш взгляд, должны в будущем отмечаться как на уровне Республики Саха (Якутия), так и на Российском уровне, как многовековой союз братских ныне народов, начатый с официального договора о Мире и Дружбе. 
Адюм  Рафаилов
Мария  Рафаилова 
Количество показов: 21
Выпуск:  №35 (2612) от 7 сентября 2017 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter