Кто и зачем спускался в шахту Шергина

01.02.2019 
Количество показов: 1442
В 1844 году естествоиспытатель, академик Петербургской академии наук Александр Миддендорф впервые установил и вычислил мощность мерзлой толщи – 185,7 метров, 609 футов. Именно такая толщина вечной мерзлоты в районе города Якутска. Так, всему миру было открыто и доказано существование вечной мерзлоты в Сибири. Это важное научное открытие было сделано благодаря шахте Шергина в городе Якутске.

Как купец докопался до вечной мерзлоты

Вообще-то купец и комиссионер Российско-Американской компании, РАК Федор Шергин хотел вырыть во дворе своего дома колодец, чтобы набирать воду. До этого он жил в Качуге Иркутской области, в верховьях р. Лена. Там крестьяне получали воду из глубоких, более 120 метров, колодцев.       

Весной 1827 года Шергин начал рыть колодец размером 2х2 метра. О том, что еще 150 лет до Шергина, воевода Кровков тоже копал колодец глубиной 30,5 метров, к тому времени в Якутске уже и забыли…

«…Землекопы уже с поверхности вошли в твердый мерзлый грунт, поддающийся только железным клиньям и кувалдам. Иногда шли пожогом – набрасывали дрова, поджигали и через сутки выбирали оттаявший грунт» (И.Некрасов, «Вечна ли вечная мерзлота», М. 1991 г.)

Через два года глубина колодца стала 17 метров, но воды все не было и Шергин забросил свою затею. Но в это время по пути в Америку в Якутске находился известный полярный исследователь Ф. Врангель, которого назначили правителем русских поселений на Аляске. А Шергин был представителем РАК в Якутске и, естественно, что Шергина посетил его начальник. Фердинанд, он же Федор Врангель осмотрел колодец и посоветовал Шергину продолжать рыть колодец уже в научных целях; по мере углубления измерять температуру земли в самом колодце и температуру наружного воздуха вблизи него. Затраты на это должна была оплачивать РАК.

За десять лет глубина шахты достигла 116 метров или 382 фута. В 1837 году температура на дне шахты Шергина составляла 0,75 градуса по Цельсию.

В 1838 году Шергин выехал из Якутска, но наблюдения в шахте продолжал его сын, Александр.  

 

Р. Маак: «Весь процесс поднимания и опускания продолжался 1 час 10 минут»

В 1844 году в шахте проводили исследования под наблюдением Миддендорфа. Тогда в стенки шахты были установлены 11 термометров. Было установлено, что, несмотря на вечную мерзлоту, через каждые 30 метров температура грунта повышалась на 1 градус.

По просьбе Миддендорфа, наблюдения в шахте продолжал учитель и инспектор Д. Давыдов. Кстати, позднее он напишет стихи, ставшие известной песней «Славное море, священный Байкал».

Спустя 10 лет после Миддендорфа в Якутск прибыла экспедиция Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества под руководством Ричарда Маака.

В начале апреля 1854 года им были произведены наблюдения в шахте Шергина. Вот как он описал это в своем труде «Вилюйский округ».

«Намерение мое спуститься в знаменитую шахту встретило вначале затруднение в непрочности каната, вследствие которой Главное управление Восточной Сибири строго запретило спускаться в шахту. Благодаря обязательности местного губернатора, приказавшего по моей просьбе отыскать другой канат, препятствие было устранено.

29 марта шахта была расчищена и предварительно осмотрена крестьянином, который давно служил при ней, спускался в нее несколько раз при Миддендорфе и поместил для геотермических наблюдений в стенах шахты на различных высотах (13, 150, 250 и 350 футов глубины) пять термометров. Первого апреля термометры снова перемещены (на глубину 7, 15, 50, 100, 250, 300 и 382 фута). Весь процесс поднимания и опускания продолжался 1 час и 10 минут. 9 апреля спускались в шахту с барометром и анероидом. По окончании наблюдений я приказал возможно плотнее закрыть отверстие шахты, чтобы внешний воздух не проникал в нее и не имел влияния на ее температуру».

 

За солнечным затмением – в шахту

Через 40 лет после экспедиции Маака в Якутии должен был прибыть директор Иркутской магнитно-метеорологической обсерватории А. Вознесенский. Цель – астрономические наблюдения за затмением Солнца. Собственно, полное солнечное затмение 1896 года планировалось наблюдать в с. Чекурское близ г. Олекминска. Также в программе поездки астрономической экспедиции были намечены следующие пункты: проверка метеостанций в Якутске и с. Мархинское и проведение наблюдений в шахте Шергина по поручению ИРГО.

Получив телеграмму о прибытии астрономической экспедиции, областное управление распорядилось секретарю областного статкомитета А.И. Попову и директору Реального училища Звереву определить «возможность устройства приспособлений для спуска-подъема и подбора человека для проведения наблюдений 1-2 раза в неделю». Чиновник Попов, занимавшийся краеведением, нашел в библиотеке статкомитета сочинения Миддендорфа, «Известия Императорского Русского географического общества» за 1854 год. Затем была осмотрена сама шахта. Выяснилось, что кирпичный и сводчатый своды над устьем шахты были открыты. Вскоре в Якутск приехала астрономическая экспедиция. Ее руководитель Вознесенский принял на себя руководство работами.

«Ледяной слой шахты был пробит, и в образовавшееся отверстие господин Вознесенский спускался в шахту. Температура на дне шахты оказалась минус 4,4 градуса» (из фондов Национального архива РС (Я).

 

«Опускались в противогазах…»

Следующий период работ на шахте Шергина пришелся на 1930-е годы. Наиболее подробные сведения установил историк гидрометеослужбы Якутии, инженер-синоптик с более чем 40-летним стажем Юрий Антонов в своей книге «Летопись гидрометслужбы Якутии». Далее приведем отрывки из его книги, где упоминается шахта Шергина.

С 1925 по 1930 годы в Якутии работала Комплексная экспедиция Академии наук СССР по изучению производительных сил ЯАССР. В ее составе был аэрометеорологический отряд. С работой отряда и его специалистов связана организация геофизической службы в республике. Один из них – Николай Митрофанович Зацепин – участник работ в шахте Шергина с 1927 по 1939 годы. Он прибыл в Якутск в 1927 году после окончания курсов метеонаблюдателей при Главной физической обсерватории в Ленинграде. С 1928 по 1930 годы Зацепин возглавлял аэрометеорологическую станцию в Верхоянске, а с 1930 года руководил аэрологическими и метеорологическими наблюдениями в Якутской геофизической обсерватории, неоднократно замещал директора обсерватории. В течение года руководил Якутским бюро погоды. В 1977 году Николай Митрофанович прислал мне свои воспоминания, в том числе и о шахте Шергина. Замечательно, что он приложил собственные рисунки с планом и разрезом шахты Шергина.

«В 1927 году вход в шахту Шергина был закрыт деревянным люком. Над люком была небольшая деревянная будка с конусной крышей и дощатой дверью, которая снаружи закрывалась висячим замком.

В июле 1927 года заместитель начальника аэрометеорологического отряда комплексной экспедиции АН по изучению ЯАССР Карл Иванович Игначак пытался опуститься в шахту. Но уже на небольшой глубине обнаружил удушливый газ и возвратился на поверхность земли. (Скорее всего, Игначак не горел желанием заниматься новой работой, причем, удаленной от постоянного места, прим. автора кн. Ю.Антонова).

В июне 1928 года новому начальнику аэрометеорологического отряда Виталию Алексеевичу Новскому Академия наук вновь поручила обследовать шахту и доложить о возможности производства в ней наблюдений. Памятуя о сообщении Игначака, 26 августа 1928 г. плотника экспедиции Гулина спустили в шахту снабдив инструментами для сбивания ледяных сосулек со стен шахты и противогазом от удушливого газа. Он благополучно достиг дна шахты без использования противогаза. Версия о наличии в шахте удушливого газа не подтвердилась. По мере спускания в шахту, Гулин сбивал ледяные сосульки, которые были на первых 10 метрах и значительно уменьшали диаметр шахты. Он рассказывал, что когда эти ледяные сосульки падали вниз, то создавался такой шум, что казалось, что будто рушится вся шахта и его завалит там заживо. Подобное ощущение и мне приходилось испытывать неоднократно, опускаясь в шахту в 1934-1939 годах».

Продолжение - в следующем номере «ЭС»

Количество показов: 1442
Выпуск:  №4 (2684) от 31 января 2019 г.