Под грифом «секретно»

17.09.2020 
Количество показов: 104
На днях увидела свет книга «Время выбрало нас» о первых чекистах Якутии, посвященная 100-летию Якутского губчека. Рассекреченные материалы архива УФСБ РФ по республике позволили узнать о судьбе 43 сотрудников, точные данные их биографий, годы службы в органах, места дислокаций подразделений, занимаемые должности, награды, их фотографии и т. д.

Печать секретности в личных делах отдельных руководителей Губчека, НКВД Якутии не позволяет полностью раскрыть суть секретных операций и подробности их биографий. Но позволяет приоткрыть завесу и познакомить читателей с жизнью и работой начальников органов государственной безопасности в республике. 

ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ 

20 декабря 1917 года был издан декрет Совнаркома о создании Всероссийской чрезвычайной комиссии или сокращенно ВЧК по борьбе с контрреволюцией и саботажем, первым председателем которой был назначен Феликс Дзержинский. 

11 сентября 1920 года вышло соответствующее постановление оргбюро Якутской организации РКП(б) № 31 о создании Коллегии губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. 

НЕ РАДИ КАРЬЕРЫ И ДЕНЕГ

Несмотря на острую нехватку кадров, Якутский губком партии, руководствуясь словами Дзержинского: «…мы должны послать на этот фронт — самый опасный и самый жестокий — решительных, твердых, преданных, на все готовых для защиты завоеваний революции товарищей», направлял в ЧК своих самых лучших работников. Чекисты того, исторического первого, поколения служили не ради карьеры и денег. Они боролись за свои идеалы, каждый как себе его представлял. Посмотрим «финансовый капитал» первого чекиста Якутии Альперовича. 

* * *

Вот выдержка из ведомости Якутского губчека по борьбе с контрреволюцией и преступлением (по должностям) на выдачу служащим жалованья за октябрь-ноябрь 1920 года. 

«Альперович И. Б. Председатель коллегии, он же зав. общим отделом. Разряд 35. С первого октября. Приказ № 29-2.п.3 Оклад 3800 руб., октябрь 1800, ноябрь — 1800, за два месяца — 7680 руб.

Тахватулин Габидулла. Пом. зав. секрет. опер. отд. Оклад 3000 руб. С 30 октября приказ № 41-1, за два месяца: 6000 руб.
В то время «пуд картошки» на рынке стоил до 20600 рублей. Выживали благодаря продовольственным пайкам». 
(Национальный архив, Фонд Р-67. Оп.1, Ед. хр., 4 январь 1921 г.). 

19-ЛЕТНИЙ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ

Несмотря на столь короткий срок своей работы и молодой возраст (назначен председателем Губчека Якутии в 19 лет), красногвардеец Альперович сумел сделать многое для организации и становления органа безопасности в Якутии. Именно в этот период он возглавил работу чекистов по предотвращению заговора бывших белых офицеров и золотопромышленников в Олекминске, Мухтуе, Нохтуйске, Витиме и Киренске. 

Он мог бы и дальше работать, если бы не скорый перевод Иосифа Альперовича на партийную работу. Возможно, он был связан с делом А. С. Синеглазова, родного брата известной тогда революционерки Веры Синеглазовой. Ее брат был заключен под стражу по обвинению в дискредитации советской власти, преступной деятельности в бытность начальником отряда Якутгубчека в 1920–1921 годы. Это подтверждает в своей книге Е. Е. Алексеев. 

«В начале заговора к Синеглазову и его команде приезжали председатель ЧК Альперович и председатель Рабкрина Захаренко Н. Н. Они «вместо того, чтобы остановить его, сами увлеклись», писал позже Исидор Барахов». (из кн. «Тайная война», Якутск, 2005).

ОТ НАЧАЛЬНИКА ДО ЗАКЛЮЧЕННОГО 

С 14 февраля 1921 года Иосиф Альперович был переведен по партийной мобилизации на должность начальника информационно-статистического отдела 5-й армии в Иркутске. С сентября 1922 года учился в Москве в Коммунистическом университете народов Востока. С октября по декабрь 1925 года был политруком ЯНВШ, затем уволен по состоянию здоровья. Позже работал в Нижнем Новгороде, на Донбассе, был замначальника Магнитогорского металлургического комбината по строительству. 1 февраля 1935 года арестован по ложному обвинению в антисоветской агитации и приговорен к пяти годам заключения в исправительном трудовом лагере. 4 ноября 1937 года постановлением Военной коллегии Верховного суда СССР Альперович И. Б. приговорен к расстрелу с конфискацией имущества. Приговор был приведен в исполнение 5 ноября 1937 г. Реабилитирован Верховным судом СССР в 1956 г. В 1957 году все ранее вынесенные приговоры в отношении И.Б. Альперовича отменены и дела прекращены за отсутствием состава преступления. 

Женой Иосифа Борисовича была активная участница Февральской революции 1917 года и борьбы за Советскую власть в Якутии Вера Семеновна Синеглазова. Она родилась 3 мая 1902 года в Якутске в семье рабочего. В 1927 году Синеглазова поступила в Институт востоковедения имени Нариманова на японский сектор, который она блестяще закончила. Была направлена в загранкомандировку в Японию. В. С. Синеглазова умерла 21 мая 1976 года. 

ДВАЖДЫ СУДИМЫЙ 

Начало истории Якутгубчека неразрывно связаны с судьбой славного сына якутского народа Степана Максимовича Аржакова.

Решение заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об утверждении Аржакова председателем СНК Якутской АССР от 17 сентября 1937 года подписал лично Сталин. 
В истории органов госбезопасности Якутии не было такого чекиста, выполнявшего столь важные ответственные советско-партийные должности. Но в феврале 1939 г. Аржаков был арестован по ложному обвинению и обвинен в подготовке контрреволюционного восстания. В мае 1940 г. в составе из 25 человек, 16 из которых, в том числе Аржаков, были приговорены к расстрелу. Однако в апреле 1941 г. дело было пересмотрено и в мае того же года его приговорили к 8 годам заключения в ИТЛ.

Второй раз осужден 5 марта 1942 года Военным трибуналом войск НКВД по Дальстрою, приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 17 мая 1942 года. Постановлением Президиума Верховного суда Якутской АССР от 31 марта 1956 г. и от 14 апреля С. М. Аржаков полностью реабилитирован.

По неполным спискам в органы губчека в 1920 году были направлены И. Б. Альперович, П. П. Кочнев, Г. А. Тахватулин, Г. И. Шергин;
в 1921 г.— Б. Я. Турантаев, Н. С. Варфоломеев, С. И. Алексеев, Н. В. Петров, А. И. Карелин, Д. Д. Боев, М. Д. Котельников, М. Л. Новгородов, С. А. Саввин, Я. К. Кириллов;
в 1922 г.— С. М. Аржаков, В. К. Девяшин, Н. А. Константинов;
в 1923 г — Н. Д. Кривошапкин, В. С. Седалищев, И. С. Семенов;
в 1925 г. — П. С. Жерготов, В. С. Ефимов , в 1926— Г. А. Е. Кралин, в 1928 г.— Н. Г. Иванов.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ 

Гриф «секретно» в личных делах отдельных руководителей не позволяет полностью раскрыть суть секретных операций и подробности их биографий. Вместе с тем воспоминания самих чекистов, рассказы коллег, близких родственников о них, по мнению автора публикации, вызовет интерес со стороны историков-краеведов и массового читателя.

(Продолжение следует). 

Калистрат Кириллин, ветеран органов КГБ, член Союза журналистов России
Количество показов: 104