Бизнес в старом Якутске

01.11.2010 
Количество показов: 603
Часть 2.
Почти весь серьёзный дореволюционный бизнес в Якутии стал возможен благодаря одному-единственному событию – открытию в конце 1860-х месторождений золота на севере соседней Иркутской губернии.

Все крупные состояния якутских купцов появились только лишь из-за того, что золотодобывающие прииски нуждались в снабжении мясом, маслом и сеном, ведь Транссибирская железнодорожная магистраль ещё не была построена.

Индустриализация в курортном климате

Открытие месторождений золота на севере Иркутской губернии было воистину божьим даром для развития экономики Якутии, сумевшей преодолеть такие тормозящие факторы, как наш суровый климат и отдалённое географическое положение.

В странах с тёплым климатом и благоприятной транспортной схемой бизнес развивать было легче. Во Франции уже в 1815 году в ином провинциальном департаменте было столько предприятий, сколько не построили в равном ему по населению Якутске за все советские пятилетки. Почитаем внимательно роман Виктора Гюго «Отверженные», где мимоходом перечислена промышленность округа Динь (почти на стыке границ с Швейцарией и Италией), по французским меркам – сущая глухомань.

Там есть пять заводов – по выпуску сувениров из чёрного стекла; кирпичей; медного литья; изделий из чугуна; винных бутылок; плюс четыре фабрики – мебельная, с цехом по производству плетёной мебели и три ткацкие. Есть и три сыроваренных завода и ещё много предприятий, перечислять которые долго. Писатель рассказывает об этом, не хвастаясь успехами французов, а чтобы просто показать, как и чем кормился народ в то время. Все предприятия работали на тяге паровых двигателей и водяных мельниц или с помощью исключительно ручного труда и механической тяги лошадей и осликов, промышленное употребление электроэнергии ещё неизвестно. При этом во Франции не было пятилеток, которые торопились досрочно выполнить «за три года».

Причины такой индустриальной развитости – благоприятный климат и удобнейшая, на наш взгляд, транспортная схема. Дороги, мощённые камнем, проложены ещё при королях Людовиках с разными номерами, усовершенствованы при Наполеоне, но их каменно-гравийное основание сделано… при римлянах! Дороги стоят исправными веками, ибо нет вечной мерзлоты. Местные изделия сбывают и в округе Динь, и в Испании, и в Италии. Благо, до порта Марсель близко, как, к примеру, от Якутска до Покровска (хотя, на взгляд французов, всё же далековато). Отдельные изделия по особым заказам отправляют даже по маршруту Динь – Марсель – Королевский канал, соединяющий реки Гаронн и Жиронд – порты Бордо и Ла-Рошель и далее до Англии. Множество горных речек мягкой зимой не замерзают и дают дармовую энергию для водяных мельниц (теперь, наверно, и для мини-ГЭС) круглый год.

Кругосветное путешествие… стульев

В Якутии же зимой на отопление одного завода тратили столько, сколько тратил на разные производственные нужды за 10 лет французский хозяин его аналога. Нет у нас и круглогодично работающих водяных мельниц. Французский климат (да и немецкий, и английский и т.д.) мягче и климата Москвы, где девятиэтажные дома, построенные в 1968 году, преспокойно стоят без капитального ремонта. У нас сильнейшие и умелые работники всё лето заготавливали дрова и сено, чтобы просто выжить. А ныне много здоровых мужиков в Якутии ничего не производят, занимаясь только ремонтом котельных, труб, теплотрасс и прочего коммунального хозяйства.

Надеюсь, что теперь даже школьникам младших классов ясно, отчего вся якутская экономика пребывала до конца XIX века в состоянии дремлющего феодального натурального хозяйства. Зародившаяся мелкая кустарная промышленность обеспечивала лишь местные нужды. Даже мастерство наших кузнецов не могло на 100% обеспечить потребности населения в металлических изделиях. Геологический сезон в Якутии длится лишь три летних месяца. Число работников, добывающих руду, ограниченно из-за отвлечения на жизненно важный сенокос. А рудные месторождения, как ни богата Якутия полезными ископаемыми, есть не в каждом улусе.

В 1930-1940-е в Якутии почти в каждом колхозе, состоявшем в среднем из 50-100 семей, был один кузнец, оснащённый, как и его прадеды, молотом, щипцами, наковальней, горном, мехами, формами для литья. Этого хватало для изготовления и ремонта сельскохозяйственной техники, конно-гужевых и обиходных вещей. Но при этом часто пользовались готовым металлоломом. А в средневековье, когда была высока потребность в холодном оружии, и не было металлолома, приходилось ввозить его даже из Китая. Но находки 1970-х годов в виде китайских мечей по политическим соображениям не афишировали.

Алмазы и золото были ещё не открыты. Единственным способом заработать большие деньги была торговля пушниной. Но и пушной зверь к XIX столетию сильно сократился. Существующих запасов ценных зверей хватало, чтобы обеспечить благосостояние лишь нескольким десяткам семей феодалов-тойонов и купцов. Но запросы богатых людей были не хуже, чем у богачей Москвы и Петербурга. Например, венские гнутые стулья (только в Австрии знали тогда технологию сгибания древесины горячим паром) везли в Якутск через полмира. По маршруту река Дунай – Одесса – Суэцкий канал – Индийский океан – Сингапур – Владивосток – Аян или Охотск и далее вьючными караванами через хребет Джугджур до центральной Якутии. Таким же образом везли бархат из Лиона, ликёры и даже зеркала из Марселя…

Бизнесмены-ретрограды

Первую электростанцию в Якутске построили при городском голове Юшманове лишь в 1913 году, когда он сумел получить государственный кредит. Но её могли соорудить и лет на 10-15 раньше, если бы удалось привлечь деньги состоятельных горожан. Но они не понимали необходимость электростанции, с охотой тратя свои состояния на привозимые из-за тридевять земель предметы роскоши. Не понимали и того, что электростанция, сделав возможным появление телефонной связи и дав необходимую для развития производства электроэнергию, даст новые доходы.

Но это не означает, что богачи не планировали свои дела с перспективой на несколько лет вперёд. Договоры на аренду земельных участков в Якутске (например, на ближние к городу острова Хатыстах и Монастырский с плодородной почвой) заключали долгосрочные, аж до 1920, 1927 и даже до 1930 года. Наверно, предполагали, что Россией тогда будет править сын Николая II, император Алексей I Николаевич. И при этом довольно точно прогнозировали предполагаемый уровень инфляции.

Участок у будущего Жатая сдали в аренду до 1922 года под выращивание конопли. Из неё тогда делали рыболовные сети. Не было бы революции, аренду продлили бы до какого-нибудь 1973 года, не подозревая, что появится синтетика, и конопляные нити станут не нужны. Но упрекать дореволюционных бизнесменов в ретроградстве не стоит. Точно предвидеть будущее не может никто.

Перспективой развития промышленного бизнеса в Якутске могло быть появление мелких, но технически хорошо оснащённых предприятий. Крупные частные заводы были бы убыточны при наших условиях. Пресловутые свечной и мукомольно-лесопильный заводы по современным меркам были просто крупными мастерскими. Мощности юшмановской электростанции хватало лишь для энергоснабжения одного района нынешнего города размером с Залог. Однако мелкие предприятия имели будущее. Кстати, и при советской индустриализации им тоже оказывали внимание.

Артели вместо ввоза

Существующие при Сталине артели были, по сути дела, частными мелкими предприятиями. Их давили налогами, цену изделий определяли свыше. Работники трудились по КЗОТу, без «эксплуатации человека человеком». Зато без утомительных коррупционных тендеров были гарантированы бюджетные заказы. В Якутске артели делали то, что при царе ввозили: стаканы, портфели, канцтовары, графины и много чего ещё.

На западе страны «артели» внесли существенный вклад в оборону, делая кажущиеся пустяковыми детали: пробки для кожухов (куда наливалась вода) пулемётов «Максим», цепочки для их крепления, деревянные накладки для пулемётных рукояток, заклёпки к брезентовым патронным лентам и прочее. Выпуск этих нужных мелочей на громоздких технологических линиях, нацеленных на производство крупных частей оружия, был бы труден.

Ныне за рубежом мелкие частные мастерские делают такие же пустяковые, но нужные мелочи для автомобилей, самолётов и даже компьютеров. Но ликвидация артелей при Хрущёве лишила нас такого нужного сектора экономики и привела к появлению примитива типа кооперативных заколок для волос из переплавленных мыльниц. Изменилась и психология.
Под выращивание конопли, из которой вязали сети, сдавали в аренду участки земли
Количество показов: 603
Источник:  Использованы материалы Национального архива РС (Я)
Выпуск:  Выпуск № 82 от 29.10.2010 г.