Дворяне в Якутии

29.06.2010 
Количество показов: 956
Дворяне при царях – это своего рода аналог партийной номенклатуры, опора монархии.
Дворянин, как нас учили в советской школе, непременно является помещиком, барином, владеющим крепостными крестьянами и живущим за счёт их труда. Однако крепостного права в Якутии и вообще в Сибири никогда не было. Между тем дворян в Якутске до 1917 года было немало.

Якутские особенности крепостного строя

Как правило, дворянами были все чиновники высшего и среднего звена – от губернатора, вице-губернатора до начальников «столов», то есть отделов Якутского областного управления, губернаторской администрации. И среди них, в основном, были дворяне «личные». Это звание являлось наградой за длительную военную или гражданскую службу. Чиновник, дослужившийся до должности VI класса (это, скажем, ранг директора гимназии), при безупречном послужном списке мог получить личное дворянство. Но звание личного дворянина не давало права его детям наследовать дворянские права. Однако перспектива получить потомственное дворянство была.

Потомственный дворянин передавал своё звание вместе со всеми даруемыми им привилегиями своим детям. А привилегий было немало: освобождение от телесных наказаний и постойной повинности (обязанности бесплатно предоставлять временно жильё войскам), право на получение льготного кредита в Дворянском банке, преимущество при поступлении на государственную службу или при избрании на выборную должность. И ещё – право на собственный герб.

В Якутии же потомственными дворянами были чаще всего губернаторы и вице-губернаторы из прибалтийских немцев, потомки тевтонских рыцарей, носившие перед своими фамилиями почётную приставку «фон». Фон Витте, фон Тизенгаузен, фон Дершау.

Исключением был известный губернатор Иван Иванович Крафт, бывший как сын писаря из Витебска дворянином личным. Вообще, личные дворяне были «рабочими лошадками» империи, отличаясь от потомственного дворянства так же, как председатели заводских парткомов от партийных вельмож уровня ЦК КПСС.

Однако кое у кого из личных дворян в Якутии всё-таки были собственные крепостные. Нет, конечно, вовсе не целые деревни, а всего несколько человек прислуги, привезённой хозяевами-чиновниками из России при назначении на службу в Якутии.

Дворянин в первом поколении, хоть и не имел графского или княжеского титула, вполне мог по законам тех лет купить себе живого человека, чтобы тот бесплатно служил прачкой, поваром, слугой или служанкой. В России это иногда бывало выгодно. Но в наших условиях крепостное состояние являлось помехой. Крепостной человек был всё-таки рабом с ограниченной дееспособностью, что мешало при наших расстояниях. Если он по поручению своего барина выезжал в другую местность, ему нужно было там отмечаться в полиции, нельзя было самому совершать сделки. Представьте, чиновник отправил своего крепостного кучера покупать лошадь, а ему не продали, или служанку не смог отправить из Якутска в Марху за мукой, ибо её там задержит полиция. Да и местные коллеги смотрели на владельца крепостных, как на чужака.

Поэтому уже с 1830-х годов немногочисленным крепостным в Якутске начали давать свободу, принимая их затем к себе на работу уже по найму. Одними из последних освобождённых крепостных были «дворовые девицы» чиновника Михаила Поротова – Христина Николаева с дочерью Матрёной и Парасковья Иванова. В марте 1859 года с разрешения своего хозяина решением Якутской городской думы они стали свободными горожанками.

Бедные дворяне

Отмена крепостного права стала сильнейшим потрясением для потомственных дворян, хотя и обеспечила им неплохую прибыль в виде выкупных платежей. Так назывались средства, уплачиваемые крестьянами за то, что их освободили и дали немного земли. К тому же большинство земель осталось по-прежнему в дворянском владении, а крестьянство было вынуждено оплачивать помещикам ее аренду.

Дворяне, лишившись крепостных и не имея навыков предпринимательства, быстро проматывали большие средства от выкупных платежей и выручку от продажи имений. Иногда для управления внезапно свалившимся на голову состоянием помещики приглашали людей с опытом ведения коммерческих дел, а среди них бывали и мошенники. Затем над дворянскими финансами учредили государственный контроль, создав Дворянский банк и приняв закон об установлении опеки над имуществом расточителей. Но это произошло лишь в середине 1870-х годов. Разорившиеся дворяне появились даже в Якутске.

В начале 1888 года потомственные дворянка Осецкая и дворянин Еникеев подали прошения якутскому губернатору. Первая просила поселить ее восьмилетнюю дочь к мужу, сидевшему в тюрьме за неуплату крупных долгов, ибо была не в силах сама прокормить её на свободе. Еникеев, будучи арестантом, просил поселить к нему в камеру пятилетнего сына, оставшегося без присмотра. Прошения удовлетворили. Правда, затем непутёвых и ничего не умеющих делать дворян стало меньше.

В 1916 году в Якутске потомственный дворянин Василий Старостин успешно занимался торговлей мелочными товарами и тканями, арендуя лавку со складом в торговых рядах «Кружало», имея годовой оборот в 10 000 рублей и доход в 600 рублей. Не очень много, в месяц – 50 рублей. Но такая сумма обеспечивала жизнь на уровне среднего класса. Столько же получал в месяц приходской священник. И никто не сетовал, что он, состоя в благородном сословии, занимается таким низменным делом, как продажа свечек, махорки, керосина и ситца.

Личное дворянство, в отличие от потомственного, ещё быстрее приспособилось к новым условиям, так как и раньше было вынуждено вести более самостоятельный образ жизни. Личных дворян было довольно много среди большевиков, а В. И. Ленин был потомственным дворянином лишь в первом поколении благодаря своему отцу, школьному директору.

Сословный декаданс

Отмена крепостного права отчасти ударила и по самим крепостным крестьянам. Став свободными людьми, многие из них потеряли, кроме большой части своей земли, и некое подобие системы социальной защиты. Ни один учитель истории толком не объясняет, почему бедные крестьяне в большинстве своём не убегали тогда от своих помещиков. Ведь за каждым не уследишь. Чтобы понять это, вспомните фильм Акиры Куросавы «Семь самураев», где целая деревня ищет себе защитников от бандитов. Только в жизни благородные самураи, отбив нападение банды, не ушли бы восвояси, а сели бы на шею крестьянам. И никуда бы те не убегали. Зачем? Чтобы на них опять напали новые грабители?

Справедливости ради надо сказать, что многие помещики, хоть и нещадно пороли крепостных и в карты, бывало, проигрывали, как-то заботились о своих крестьянах. Барин заставлял сельскую общину («мир») платить за бедняков налоги, понуждал снабжать их брёвнами для изб, выделять коров и вообще помогать обзаводиться хозяйством. Иногда даже феодал женил бедных мужиков.

Помните рассказ о генералиссимусе Суворове, который строил холостых баб и парней парами в две шеренги и вёл в церковь венчаться? Это вряд ли было проявлением его человеколюбия, а просто соответствовало интересам помещика: новые семьи нарожают новых крепостных, а экономически дееспособные крестьяне заплатят больше оброку. И тунеядцев, не желающих работать ни на себя, ни на барина, вместе с неисправимыми ворами и хулиганами, срочно продавали или отдавали в армию, где их укрощали жестокой дисциплиной, а при непослушании упекали в арестантские роты, бывшие похуже современных дисбатов. После 1861 года помещикам пришлось заботиться уже о себе.

Среди уголовных ссыльных, попавших в Якутию после 1861 года, было немало бывших крепостных крестьян. Причиной тому было, конечно, не только отсутствие барской заботы, но и разорение от непомерных выкупных платежей, толкавшее людей на совершение преступлений. Особенно много к нам попало конокрадов.

Дворянство же к 1917 году в большинстве своём уже деградировало, а затем было уничтожено. Среди современных носителей дворянских титулов немало откровенных самозванцев. Однако вскоре дворянское звание вновь сможет стать модным. Не удивлюсь, если какой-нибудь олигарх захочет быть новым князем или графом. В 2013 году собираются отмечать 400-летие династии Романовых, надеюсь, что не на государственном уровне.
Количество показов: 956
Источник:  Использованы материалы Национального архива РС (Я)
Выпуск:  Выпуск № 46 от 25.06.2010 г.