Забытый рынок

15.02.2010 
Количество показов: 777
Почти забытый ныне Зелёный рынок, закрытый во времена мэра Спартака Борисова, был известен уже в начале XVIII века.
А в советское время он превратился не только в место воскресного паломничества горожан, но и в один из важных двигателей деревенской экономики. До середины 1950-х рынок официально назывался Колхозным.

«Копеечный» рынок

Объяснялось это тем, что колхозники тогда получали зарплату не деньгами, а натуральными продуктами, измерявшимися в так называемых трудоднях. За день работы начислялось определённое количество масла, сена, зерна, мяса или овощей. Чтобы получить наличные деньги, нужно было продать часть этих продуктов на рынке.

Так Зелёный рынок и превратился к 1930 году в Колхозный. Съезжались туда колхозники из Мархи, Магана, Табаги, Хатасс, Хатын-Юряха и даже из Намского района. Подобные рынки были в каждом райцентре. Чтобы торговать, платили за место копеечную сумму, никто не требовал ни патента, ни санитарной книжки.

Для торгующих в Якутске даже открыли «Дом якута и крестьянина», существовавший примерно до 1957 года под названием «Дом колхозника». Это была простенькая гостиница без особых удобств, зато и цены в ней были символические.

Рынок пользовался особенной популярностью до 1935 года, пока в стране существовали продовольственные и промтоварные карточки. К тому же цены на рынке были ниже, чем в магазинах. Среди товаров встречались такие вещи, которых сейчас нет и в помине. Например, детские шубки из меха евражки и крота. Грызунов было гораздо больше, чем сейчас, и их целенаправленно уничтожали. Шкурки непрочные, одежда практически одноразовая, но ее покупали, потому что цены были невысокими, да и ребёнок за год вырастал, а износившуюся шубку выбрасывали или кроили из неё зимние рабочие рукавицы.

На Зелёном рынке продавались даже охотничьи ружья и мелкокалиберные винтовки, пока в 1929 году не ужесточилось законодательство. В царское время перепродажа охотничьих ружей не требовала каких-либо разрешений, и люди долго по привычке таскали их на рынок и страшно удивлялись, когда милиция конфисковала оружие и налагала штрафы.

Народная биржа

Разумеется, на рынке всегда находился постовой милиционер. Причём сюда ставили самых надёжных сотрудников. Милиционеру запрещалось «панибратское общение с лотошниками, мелкими торговцами и всякого рода подозрительными лицами» и принятие от них угощения «в виде папирос и прочее». При повторении этого могли и уволить со службы.

Но неправильно представлять Зелёный рынок как скопище спекулянтов. Он был своего рода народной товарной биржей. Во время войны, к концу 1942 года, в торговых организациях по всему Советскому Союзу исчерпались старые запасы и из продажи исчезли одежда из шёлка, велосипеды, фотоаппараты, радиоприёмники, многие другие товары. Перестали выпускаться даже обычные столовые и чайные ложки, вилки и ножи. Поэтому на рынок ходили меняться. Объёмы обменных сделок были, на сегодняшний взгляд, мелкими, типа пачка папирос на пять кусков сахара, зато очень многочисленными.

С момента начала Великой Отечественной войны численность милиции в Якутске значительно уменьшилась из-за призыва в армию. По причине этого одно время Зелёный рынок оставался вовсе без стационарного милицейского поста. Из положения вышли в 1942-м. Начался комсомольский призыв в милицию девушек, начавших службу как раз на Зелёном рынке. Девушки были тогда равнодушны к курению, спиртному и мелким подношениям. При этом достигали весьма хороших результатов в службе. Например, 5 сентября 1943 года отличилась постовой милиционер Якутского ГОМ Татьяна Парфёнова, задержавшая на Колхозном рынке находившуюся в розыске квартирную воровку.

Между прочим, среди милиционерш тогда было много бывших продавщиц и официанток из закрытых на время войны ресторанов. Считалось, что они хорошо подходят для несения службы на рынке, поскольку знают специфику торговли, значит, способны выявлять «барыг» и спекулянтов.

Не страшнее фашиста

Зелёный рынок помнил и другие примеры достаточно эффективного подавления криминала. К 1944 году по всей стране появились первые случаи вымогательства, во времена Горбачёва получившего на американский манер название «рэкет». Не забывайте, что каждый третий, а то и второй мужик бывал на фронте. Бывшие солдаты презирали уголовную шваль, околачивавшуюся в тылу, пока они проливали кровь на войне. Блатная романтика, вопреки расхожему мнению и сериалу «Ликвидация», не была в сороковые годы так уж популярна.

Был и ещё один важный психологический момент. Раньше на рынки ездили торговать, в основном, мужчины. Особенно в Якутии, где поездка в город на телеге или санях откуда-нибудь из Намцев – тяжелое и даже опасное занятие. Бывшие фронтовики всегда дружно давали отпор уголовникам. Для человека, прошедшего через мясорубку Сталинграда или Курской дуги, других сражений Великой Отечественной, драка с уголовниками была своего рода развлечением. Разве может какой-то урка, пороху не нюхавший, быть страшнее фашиста? Запросто могли и пришибить, или даже застрелить. Оружие-то с фронта привозили не только наградное, но и трофейное. И в тюрьму или в колонию попасть не боялись – там тоже фронтовиков хватало.

До массовых «разборок» в Якутске дело не доходило, но, говорят, серьёзные драки между бывшими солдатами и уголовниками случались в июле 1945 года в Жатае и Алдане. Именно в июле посты милиции на Зелёном рынке были усилены. Второе усиление произошло в сентябре, когда традиционно активизировалась торговля после сбора урожая.

Почему исчез «Зелёный»?

После войны у Зелёного рынка появился конкурент – «барахолка», или Вещевой рынок. К концу 1950-х оба рынка уже резко отличались друг от друга по профилю. На барахолке, ныне ставшей ТВЦ «Строительный», в основном, продавали вещи. На Зелёном же торговали, в основном, продуктами, но он уже не был местом торговли продукцией колхозов, так как там стали платить работникам не продуктами, а деньгами. Да и самих колхозов стало со временем меньше. В конце 1950-х со старейшего в Якутске рынка исчезли такие характерные атрибуты, как сенный ряд, большие и малые весы для взвешивания скотины.

«Барахолка» испытывала на себе большую неприязнь властей и официальной идеологии, нежели «Зелёный», где скоро стали торговать лишь пенсионеры и инвалиды, а осенью – государственные организации. В 1983 году про Вещевой рынок даже сняли короткий сюжет, показанный во всех кинотеатрах Якутска. Помните, были такие киножурналы, которые крутили перед каждым киносеансом? И «барахолку» в сюжете критиковали как скопище бессовестных спекулянтов, продающих за баснословные деньги дефицитные грампластинки, джинсы и кроссовки. Сюжет был далеко не рекламный, ибо торговцы и их товар демонстрировались с самых невыгодных ракурсов.

Но вскоре времена изменились. Развалился Советский Союз, а Зелёный рынок быстро заполнили китайцы. В Якутске, кроме прежних торговых площадок и построенного в 1983 году Крытого рынка, к началу 1990-х появились ещё рынки, названия которых ныне уже забываются: «Энсиэли», «Студенческий», «Тёплый», «Чаран» и так далее. Одновременно начались криминальные разборки из-за раздела сфер влияния.

Свежо предание, но уже почти забыт военизированный отряд с грозным названием «Альфа», созданный некогда мэром Спартаком Борисовым именно для охраны порядка на рынках и сбора денег с торговцев в бюджет города. Но и «Альфа» столкнулась с серьёзным противодействием и угрозами. Поэтому было решено одним выстрелом убить даже не двух, а сразу трёх зайцев: лишить нелегальных мигрантов (китайцев) источника дохода и предотвратить возможность криминальных столкновений в ходе борьбы за Зелёный рынок путём... ликвидации последнего. А заодно удовлетворить аппетиты некой группы бизнесменов и чиновников, жаждавших получить под застройку удобный участок земли в центре города.

Такова почти официальная версия, объясняющая исчезновение старейшей торговой точки Якутска.

Использованы материалы
Национального архива РС (Я)
Количество показов: 777
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 11 (1824) от 12.02.2010 г.