Подлинный старый город

20.10.2009 
Количество показов: 994
В отличие от многих городских микрорайонов, в нём люди жили уже в начале XVIII века.
С 1734 г. Заложная часть Якутска уже отмечается на картах. Почему Залог? Полное старинное название «За логовая часть города». «Лог» – это озеро, которое ныне называется Тёплым. А вплоть до середины XIX века оно каждое лето пересыхало, наполняясь паводковой водой весной и дождевой – к осени.

Залог – юг Якутска

Через него проезжали все, кто выезжал из города зимним санным путём в сторону Иркутской губернии. Или приезжал оттуда. Улица имени Дежнёва до своего переименования 5 октября 1948 г. называлась Иркутской или даже Иркутским трактом. Она же была окраиной Залога и города вообще. Этот район считался «спальным». В нём жили и духовенство, и купцы, и казаки, и чиновники, и даже якуты, переселившиеся в город из близлежащих улусов. Никаких замечательных объектов, кроме Богородской церкви, в нём не было. Разве что один питейный дом.

Традиционно в Залоге жило много татар и корейцев. Купец Юсуп Галибаров, материально поддерживавший белого генерала Пепеляева, был выходцем из Залога. Первоначальный капитал он заработал, по данным профессора Гаврила Гавриловича Макарова, на картёжной игре и явно не без помощи шулерских приёмов. Антиподом Галибарова был красный командир Зинетуллин («Чёрная борода»), создавший небольшой национальный отряд красноармейцев из заложных татар. Наверняка они знали друг друга до 1917 г., а возможно даже вместе играли в детстве на улицах Залога. Затем их разделили революция и классовая борьба.

Часть Залога, находящаяся южнее улицы Дежнёва (Иркутской), можно считать средоточием более поздней застройки, появившейся уже во время Советской власти. Но и у неё есть своё интересное прошлое. Наиболее примечателен Радиоцентр, построенный ещё в 1930-е гг. Антенное поле из высоких металлических радиомачт предназначалось для обеспечения связи с Тикси и с морскими судами в Арктике. Радиоцентр вначале вообще был подчинён Главному управлению Северного морского пути. В случае нападения Японии, он должен был «превратиться в одну из основных баз связи между западным и восточным фронтом, центром и возможно, Америкой. И – как центр, срывающий работу органов связи противника».

Всю Великую Отечественную войну Радиоцентр работал бесперебойно и без особых происшествий. Но 14 марта 1945 г. случилось ЧП. Из старейшей в Якутии колонии № 1 (что находится ныне в Якутске у конечной остановки автобуса № 16) в Алдан отправили этап из 21-го заключённого. У Покровска они убили троих конвоиров, захватив наган, винтовку и грузовик «студебеккер». Затем часть беглецов, вернувшись в Якутск, спряталась в районе Радиоцентра и Залога. Учитывая важность находившегося объекта связи, срочно провели облаву и всех беглых преступников (среди них было четыре женщины!) схватили. Пятерых, признанных зачинщиками побега, потом расстреляли. Происшествие это надолго запомнилось жителям Залога, и рассказы о нём циркулировали до конца 1950-х гг.

Печальная история

Залог известен ещё тем, что там находится могила графини Бестужевой-Рюминой. В кинофильме «Вперёд, гардемарины!» она представлена как весьма красивая особа, а в художественной литературе распространено мнение о том, что она попала в якутскую ссылку якобы из-за того, что будто бы неосторожно покритиковала фасон нового платья императрицы Елизаветы Петровны. На самом деле всё было сложнее и печальнее. Бестужеву-Рюмину сослали по обвинению в участии в дворцовом заговоре с целью свержения Елизаветы. Насколько оно соответствовало действительности – доподлинно неизвестно. Но прежде чем отправить её в ссылку, графиню приговорили к наказанию плетями и отсечению языка. Высечь высекли, но она затем подкупила палача золотым крестом, украшенным бриллиантами. И за это он ей отрезал лишь самый кончик языка, пустив для вида кровь и изобразив прижигание огнём. Когда человеку отрезают больше половины языка, велика вероятность его смерти от обильного кровотечения. А останавливали кровь, прижигая остатки языка калёным железом. Перед всем этим давали хлебнуть водки, чтобы наказываемый не помер от болевого шока. Мучения страшные… Времена – такие же…

Бестужева-Рюмина сохранила способность говорить, но после ужасного потрясения всю оставшуюся жизнь не разговаривала, по крайней мере, с незнакомыми людьми, опасаясь, что тогда язык отрежут на самом деле. С первого же дня ссылки она жила в Якутском Спасском монастыре, в специально построенном деревянном домике с высоченным забором и круглосуточно охраняемым солдатами. Никого к ней не допускали, выдавать ей бумагу, чернила, перья, книги (кроме Библии) и выходить в город запрещалось. Её заточение в монастыре, по сути дела, было незаконным, ведь обитель-то была мужской, и там не полагалось содержать женщину, даже арестантку. Но приказ из Петербурга не обсуждался. Через 15 лет власти убедились, что Бестужева-Рюмина духовно сломлена и не помышляет не то, что о сопротивлении, но и о побеге. И её выпустили жить «на вольное поселение» в пределах Якутска. Жила она недалеко от Богородской церкви, тихо и ни с кем не знакомясь, там же вскоре умерла и была похоронена рядом со своим домом. Но где точно находится её могила, доподлинно неизвестно. Никто не проводил археологических изысканий. До 1917 г. такие поиски не поощрялись. Биографии царей и цариц старались делать безупречными, как жизнеописания генсеков ЦК КПСС. И привлекать внимание к суровой расправе над Бестужевой-Рюминой не позволялось. Ну, а в советское время судьба бывшей графини и помещицы, представительницы эксплуататорского класса, никого не интересовала.

Последний заповедник старины

Залог является единственным районом, где сохранились подлинные памятники деревянной архитектуры. Ведь центральный «Старый город» это в большинстве своем дома-новоделы. Лишь некоторая часть старинных зданий воссоздана из современной древесины. Большинство же домов отстроено из бетонных шлакоблоков и лишь облицовано деревянными «европанелями», имитирующими старинные брёвна.

Сохранившимся в Залоге старинным строениям время нанесло ущерб в основном лишь из-за оседания вечной мерзлоты. Ремонт покосившегося старинного деревянного дома прост и недорог. Осевшие углы здания поднимают обычными домкратами для грузовиков, выравнивают с помощью отвеса и уровня. В это время под дом подсыпают сухой песок и гравий, а ветхие нижние брёвна – заменяют заранее заготовленными новыми. И всё. Не нужно никаких подъёмных кранов, дорогостоящих строительных материалов. Но пока об этом никто не заботится.

Вообще, пренебрежение к инфраструктуре Залога, причём даже не такой уж древней, иногда заставляет потратить немало нервов. Во время наводнения 1998 г. внезапно напомнила о себе забытая канализация снесённой каменной Заложной бани. Оборона города вроде была успешной: в районе ГРЭС уложены мешки с песком, население затопленных домов эвакуировано, вода на Зелёном лугу не поднималась выше уровня улицы Чернышевского. И вдруг совершенно неожиданно в МЧС получают сообщение о появлении воды в Залоге, прямо из-под земли. Но, слава Богу, среагировали быстро – подогнали грузовик с бетоном и наглухо закупорили канализационный колодец, откуда нежданно-негаданно хлынула вода. Иначе Залог затопило бы аж до университета, а то и далее, до Радиоцентра. Некоторые горожане потом не без оснований рассуждали, что едва не случившийся потоп – результат неправильного и необоснованного разрушения Заложной бани.

Однотипную баню в районе Аэропорта примерно в те же годы тоже хотели снести, причём ради ускорения процесса – с помощью взрыва. Но оказалось, что по существующим правилам, взрывные работы нельзя проводить ближе 300 метров от стоянок самолётов: ударная волна может вызвать сотрясение с появлением искр от соударения металлических частей и вызвать взрыв паров авиакеросина даже при пустых топливных баках. Короче, портовская банька уцелела, сносить её обычными методами почему-то не стали и теперь её ремонтируют. А Заложную баню разрушили, хотя она ещё могла бы послужить очень долго.
Количество показов: 994
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 81 (1790) от 16.10.2009 г.