Пресса в Якутии

18.01.2010 
Количество показов: 777
О том, что 13 января 1703 года в Москве вышла в свет первая русская газета «Ведомости о военных и новых делах, достойных знания и памяти», изданная по приказу Петра I, знают многие, особенно те, кто занимается журналистикой и историей.
Но вот вопрос – какое издание является самым первым в Якутии – до сих пор вызывает множество споров?

Мнений по сему вопросу много. Кто-то считает этой датой 8-е января 1892 года, когда увидел свет первый номер издания «Якутские областные ведомости», печатного органа администрации якутского губернатора. Есть и другие мнения, давайте вместе рассмотрим историю печати в республике.

Про цены и коньяк

Вначале в газете «Якутские областные ведомости» печатали одни распоряжения губернатора Якутии и царские указы, являлось она прескучнейшим изданием с тиражом в 450 экземпляров. Распространялась она с помощью административного ресурса: начальников окружных полиций, улусных голов, старост крупных селений обязали приказом губернатора подписаться на газету.

Но с 1900 года она стала интереснее. Особенно нарасхват «Якутские областные ведомости» шли во время Русско-японской войны 1904-1905 годов. Причиной тому было то, что нелегальная революционная печать перегнула палку, чересчур критикуя порядки в царской армии, а иногда и откровенно перевирая события (хм, не то ли творилось в ряде СМИ во время первой чеченской войны?). И людям очень хотелось узнать официальную информацию, чтобы делать сравнения.

Также первая правительственная газета Якутии с 1905 года стала хорошо раскупаться купцами и лавочниками, ибо в ней регулярно печатали «справочные» и предельно допустимые цены на мясо, дрова, хлеб, соль и сено. Полицмейстер (начальник полиции) Якутска был обязан каждое утро докладывать губернатору о ценах на рынке и в основных магазинах города. А специальный чиновник сравнивал их с предельно допустимой стоимостью. Чтобы торговцы не повышали цены заоблачно, результаты докладов публиковались еженедельно в каждом номере газеты.

Как видите, административное регулирование экономики применялось и тогда.

Одновременно подавлялась и свобода слова. 7 декабря 1907 года по распоряжению Якутского окружного суда наложен арест на девятый номер общественнополитической газеты «Якутский край», критиковавшей царского прокурора. Это был первый документально зафиксированный случай притеснения прессы на территории Якутии.

16 февраля 1908 года вышел первый номер общественно-политической и литературной газеты «Якутская жизнь – Саха оло5о». Издавалась она вместо закрытого по суду «Якутского края» и выходила 2 раза в неделю на русском и якутском языках. Всего вышел 91 номер газеты с 49 материалами на якутском языке. Но и эта газета подверглась гонениям за продвижение идеи о необходимости иметь в Государственной Думе депутата из якутов. И в январе 1909 года по приговору Якутского окружного суда газета прекратила своё существование за «вредное направление».

Однако, несмотря на гонения, частные газеты неплохо зарабатывали. В Якутске уже имелась настоящая типография с металлическими печатными станками. Зарабатывали на рекламе особенно хорошо в 1912-1913 годы. В газете «Якутская окраина» публиковали даже рекламные стихи поэта Петра Черных, прославлявшие коньяк компании Петра Шустова. Ограничений на рекламу алкоголя тогда не было.

«Шлёпалка»

По сведениям советского журнала «Каторга и ссылка», первые стабильно издающиеся нелегальные газеты «Вестник ссылки» и «Летучий листок» появились в Якутии к лету 1904 года. Выпускали их политические ссыльные в Чурапче. Кстати, один из создателей «Вестника ссылки» Николай Мещеряков стал после революции членом редколлегии самой главной и многотиражной тогда газеты страны – «Правда».

Как же это в дореволюционном улусе смогли выпускать газету? Дело в том, что её выпуск в то время не был технологически сложен, всё основывалось на умении работать руками.

Применяли так называемый гектограф – нехитрый деревянный прибор, требовавший всё же специальную типографскую краску. На тонкую плоскую доску наносился слой желатина толщиной с палец. На листе бумаги писали печатными буквами текст и рисовали картинки. Потом его прикладывали к доске с желатином, на котором оставался отпечаток текста. Затем к желатиновому слою хорошенько прижимали новые чистые листы бумаги, и на них отпечатывался текст с иллюстрациями. Одного слоя желатина хватало для копирования 100 экземпляров.

Затем краска на нём размазывалась, тогда старый желатиновый слой счищали ножом и накладывали новый. Находились умельцы, совершенствовавшие гектограф: при кручении рукоятки бумага подавалась из лотка и сверху аккуратно пришлёпывалась лёгким фанерным прессом. Всё очень просто, но гектограф сильно зависел от температурного режима. Стоило печке остыть или забывали закрыть форточку – желатин застывал до состояния парафина. Если было жарко – он таял. При работе пресс издавал особый звук: будто кто-то часто бросал на стол куски сала. Жандармы и полицейские совсем не зря называли подпольную типографию «шлёпалкой».

Тиражи подпольных изданий не только по всей России, но и в Якутии были почти равны тиражам легальных газет, порой превосходя по своему влиянию и по качеству полиграфии самиздат советских диссидентов 1960-1970-х годов.

Двухчасовой… номер

Кстати, о настоящих классических типографиях. Печатные станки работали, по сути дела, так же, как и гектограф. Но вместо желатина краска наносилась на множество разновидностей металлических букв. Название «курсив» сохранилось с тех пор. Текст набирали вручную, раскладывая буковки в ящички-«кассы», в соответствии с размером полос. Когда шрифт изнашивался, его переплавляли. Условия работы у наборщика и плавильщика были довольно вредными, за 15-20 лет стажа можно было заработать хроническое отравление парами свинца.

До конца 1920-х годов многие печатные станки работали при помощи механической тяги. Крепкий человек без устали крутил ручку механического привода. Тяжело, печатание шло медленно, зато типография не зависела от перебоев с подачей электроэнергии.

Примерно в 1928 году Якутская типография получила небольшой электродвигатель, изготовленный на базе обычного тракторного мотора. Впрочем, у такого электродвигателя были и свои преимущества. Агрегат был многотопливный, потреблял хоть бензин, хоть керосин и даже... сырую нефть.

Массовое производство нефтяного топлива в стране ещё не наладили. Октановое число бензина достигало лишь 45-50, у авиабензина – 60. Современный АИ-76, от коего воротят нос владельцы «иномарок», прежде казался бы супертопливом.

К чему эти технологические подробности? Дело в том, что в советское время печать стала не только проводником политики партии и правительства, но и важнейшим средством извещения населения об экстремальных событиях. Радиофикация и телефонная связь ещё достигли многих населённых пунктов. И ради распространения важнейшей информации в виде экстренного выпуска газет «Социалистическая Якутия» и «Кыым» нужно было, чтобы и типография, и журналисты могли начать работу в любое внеурочное время, выпустив номер за два часа.

Самый первый экстренный выпуск «Социалистическая Якутия» произошёл вовсе не во время Великой Отечественной войны, а 4 ноября 1934 года. Поводом послужила смерть от брюшного тифа секретаря Якутского городского комитета ВКП (б) Иннокентия Неустроева. Экстренный спецвыпуск номера затеяли не ради некролога. В конце октября – начале ноября 1934 года в Якутске произошла вспышка брюшного тифа, заболело 230 человек, смертность достигла 5%. В это же время в Чурапчинском районе появилась оспа, но эпидемия была прекращена стараниями единственного в Чурапче врача Титова.

Правда, номер от 4 ноября обошелся без панических настроений. Просто всех граждан извещали о том, что всем нужно получить прививки от тифа с оспой, соблюдать меры предосторожности, вовремя мыть руки и посуду и сообщать о подозрительных случаях заболеваний медикам.

Практика выпуска номера газеты одновременно на русском и якутском языках (ради увеличения тиража и скорости печати) оправдала себя в 1941 году.

Конечно, газеты того периода были, на сегодняшний взгляд, скучноваты. Если международные известия – так только о том, где
произошли забастовки или стихийные бедствия, местные новости – об ударниках труда и выполнении плана. Развлекательного чтения почти не было, зато во множестве печатались речи советских и партийных руководителей. У каждого времени свой фасон, и к пересказу речей тогда относились спокойно.

Использованы материалы Национального архива РС (Я)
Количество показов: 777
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 3 (1816) от 15.01.2010 г.