Царская школа

04.09.2011 
Количество показов: 636
Начался учебный год. Дети пошли учиться в школы, не подозревая, что до революции на её пороге их мог встретить учитель в мундире и со шпагой на боку, и всё было тогда совершенно по-другому. Где-то гораздо лучше, чем сейчас, а кое-где и похуже.
Учитель со шпагой

Все учебные заведения до 1917 года делились на три основных типа: классические гимназии, реальные училища и «народные училища». Последней категории теоретически соответствовали церковно-приходские школы.

В гимназии наблюдался гуманитарный уклон. Кроме французского языка, занимавшего тогда место английского, изучались ещё и «мёртвые» языки – латынь и древнегреческий. В реальных училищах (РУ) филологией не увлекались, уделяя больше времени математике и даже основам коммерции. Если же в гимназии дети решали задачи типа «купец оптом купил 100 аршин сукна и продал их в розницу» за столькото рублей, требовавшие вычислить размер полученной прибыли, то в РУ они были посложнее. Например, нужно было высчитать суммы выплат акционерам в соответствии с их вкладами. «Народные училища», существовавшие в сельской местности, их уровень образования был попроще, в пределах всего 3-х классов, а иногда его даже не дотягивали до уровня начальной школы, заканчивая обучение после второго класса.

Причиной тому было то, что «училища» содержали сами сельские общины – на них лежали вся нагрузка от обеспечения дровами до выплаты зарплаты учителю. Бедность населения иногда и не позволяла содержать лишний класс, поэтому существовали двухклассные «училища».

Гимназии и реальные училища давали очень добротное образование. Многие выпускники свободно разговаривали и читали по-французски, умели играть на музыкальных инструментах, владели искусством бальных танцев. Социальный статус учителей был очень высок. Директор гимназии по «Табели о рангах» занимал пост, соответствующий в военной иерархии чину генерала и вполне официально именовался «его превосходительство». Учителю полагалась добротная парадная форма синего цвета с золотым и серебряным шитьём (в зависимости от стажа и должности). Форма предусматривала даже ношение шпаги. Зарплата тоже была весьма высока – от 60 до 120 рублей в месяц. Для сравнения приходской священник получал 48 рублей 50 копеек в месяц, горничная или неквалифицированный рабочий – 15 рублей.

Но умиляться этому не стоит. Гимназий и РУ было очень мало, к тому же большинство из них были мужскими (обучение тогда было раздельным, по полам). Они охватывали образованием всего 10% детей, а по другим данным – только 7%. Обучение было платным, до 200 рублей золотом в год.

Такая плата делала образование недоступным для детей не только из бедных, но и из семей среднего достатка. Правда, существовала весьма малочисленная категория «бесплатников», учащихся из числа самых одарённых выпускников церковно-приходских школ, продолжавших образование бесплатно по рекомендации приходских священников.

Зато без оговорок действовали льготы для самых верных слуг монархии. 22 апреля 1906 года Николай II учредил пособия детям чинов полиции, Главного Тюремного Управления и жандармов, погибших или «пострадавших» при исполнении служебных обязанностей. Каждый ребёнок получал до 18 лет 50 рублей в месяц. Получатель пособия имел право на занятие свободных мест в воспитательных и учебных заведениях «за счёт казны, земства, городов, сословий, обществ и т.д.».

Как гимназисты из Якутска собирались на войну

Начало Первой мировой войны внесло серьёзные изменения в жизнь учебных заведений.

8 декабря 1915 года царь Николай II утвердил Положение «О мобилизации спорта», согласно которому допризывники должны были пройти спортивную подготовку, а для её осуществления создавались военно-спортивные комитеты, готовившие также спортивных инструкторов и выдававшие им свидетельства. В гимназиях и РУ стали более углублённо обучать физкультуре.

Патриотический порыв проник и в далёкую провинцию. Летом того же 1915 года в Якутске 15-летние гимназисты Широбоков, Подгаевский и Шубин были задержаны на пристани Даркылах при попытке сесть на пароход. При них нашли деньги, до 25 рублей у каждого, карту военных действий в Карпатах и... заряженный револьвер «велодог», похищенный у одного из родителей.

До Даркылаха они доехали на извозчике, заплатив каждый по 30 копеек, но билеты на пароход не покупали, считая, что деньги им понадобятся на поезд. Гимназисты собирались ехать через всю Российскую империю «на войну».

17 октября 1915 года (по старому стилю) Министерство народного просвещения издало циркуляр № 48601, гласивший о том, что сотрудники министерства, преподаватели и учащиеся его училищ, пострадавшие на Первой мировой войне, имеют право лечиться в министерском санатории у Сухуми. Первоначально санаторий был частным, предназначен для лечения туберкулёзников и принадлежал некоему «кандидату права» Н.Н. Смецкому, но он из патриотических побуждений передал его министерству.

Бедным сотрудникам, учителям и учащимся проезд до Сухуми оплачивался за счёт средств Российского Общества Красного Креста. В этом санатории лечились раненые выпускники Якутской учительской семинарии – прапорщики Шиманский и Подгурский. Реклама санатория, кстати, была на высоком уровне. Прапорщики присылали письма в Якутск на специальных открытках с видами санатория, которые бесплатно раздавали всем его пациентам.

«Бесплатники». Зависть и придирки

Цены в связи с инфляцией, вызванной экономическими затруднениями во время Первой мировой войны, выросли по всей Российской империи. В Якутске пуд муки (стоивший 1,5 рубля в 1911 году) подорожал до 4,4 рублей; пуд говядины (2,8 рубля в 1911 году) – до 5,2; 2,5 фунта (1,2 кг) масла, стоившие в 1911 году 90 копеек – до 1,8 рублей; сажень дров, то есть квадратный метр (2,8 рубля в 1911 году), – до 4,2 р. Однако финансирование учебных заведений в Якутске было ещё неплохим.

16 декабря 1916 года, когда оставалось совсем немного до Февральской революции, Якутская учительская семинария заказала торговому дому «Природа и школа» в Москве учебные пособия (гербарий из 299 растений, «геометрические подвижные фигуры», чучело летучей мыши и скелет кошки) на 187 рублей 30 копеек. В цену входила и стоимость почтовой пересылки из Москвы в Якутск.

Но, опять же, идеализировать царскую систему образования не стоит. Обучение носило резко выраженный классовый характер. Детей рабочих и крестьян среди гимназистов и «реалистов» почти не было. Упомянутых выше «бесплатников» было очень мало, обычно всего один человек на весь класс. Они вынуждены были учиться только отлично, так как учителя их постоянно попрекали тем, что они получают образование бесплатно. «Бесплатникам» все ужасно завидовали. И могли изводить придирками, дабы при малейшем поводе исключить ребёнка из гимназии или РУ, и на освободившееся бюджетное место принять чадо из семьи своих знакомых или родственников.

Чтобы поступить на бесплатное обучение в учительскую семинарию, нужно было не только блестяще закончить среднее учебное заведение, но и стоптать не одни подошвы, чтобы получить рекомендации от местных властей, от полиции и даже от епископа Якутского и Вилюйского, а также представить множество разных справок. Потом – пройти конкурс среди соискателей бесплатной учёбы. Даже при поступлении в семинарию, проблемы на этом не кончались. Стипендия не полагалась, и чтобы получить её, надо было пройти все круги бюрократического ада.

Платон Ойунский, Максим Аммосов и Степан Аржаков, ставшие затем основателями Якутской АССР, были в своё время «бесплатниками». Все успехи им не дались даром, и они остро ощущали социальное неравенство. Представьте: за одноклассниками в школу приезжают отцовские кучера на утеплённых каретах, заботливо накидывают на господских сынов богатые шубы, а ты топаешь домой в дырявых унтах в -50°C. И тебя не покидают мысли, где бы подзаработать, чтобы купить тетради и заплатить за снимаемую комнатёнку.

В этом жизнь Ойунского, Аммосова и Аржакова чем-то отдалённо напоминала жизнь Дэн Сяо Пина, принявшего руководство Китаем после смерти Мао. Он в молодости учился во Франции, в Сорбонне, и, чтобы выжить и заплатить за учёбу, вертелся как белка в колесе: работал грузчиком, официантом, в прачечной, на заводе «Рено», претерпевая обиды от работодателей и полиции. В его просьбе выделить хоть маленькую стипендию французские власти отказали. Знали бы они, что таким образом помогли ему стать одним из видных деятелей коммунистического движения…
Количество показов: 636
Источник:  Использованы материалы Национального архива РС (Я)
Выпуск:  Выпуск № 67 от 02.09.2011 г.