Якутск XIX века

15.01.2012 
Количество показов: 859
Якутск был административным, торговым и культурным центром огромной территории на севере Российской империи в XIX веке.
Как он обустраивался, рос, что происходило в жизни города – об этом свидетельствуют архивные документы.

В 1840 г. в городе было 55 застроенных кварталов, 10 – частично застроенных, 13 улиц, 25 переулков.

* * *

Пожары в деревянном старинном Якутске были нередки. В 1823 г. при Якутской полиции имелся набатный колокол «для произведения тревоги к извещению народа… при пожарных случаях». По своей величине колокол был небольшой, звук имел глухой, и как следствие стечение народа к месту происшествия было «медленное и в малом количестве». Областной начальник статский советник и кавалер Дмитрий Яковлевич Рудаков просил Якутское духовное правление разрешить бить набат с колокола той церкви, в приходе которой случился пожар, но в этом было отказано, сослались на указ Иркутской духовной консистории от 1810 года о воспрещении произведения тревог на колокольнях. Городничий рапортовал начальнику области, что нужно иметь еще один набатный колокол в тюремном остроге для сбора людей. Начальник области со своей стороны поддержал идею иметь еще один колокол такой же величины, как в полиции, и приказал общественному старосте собрать жителей для решения этого вопроса.

27 марта 1823 г. состоялось собрание купеческого и мещанского общества города. Собрание признало приобретение набатного колокола соразмерно имеющемуся весом до пяти пудов при городской управе нужным и полезным и решило просить городскую ратушу составить смету, а потребную сумму разложить к сбору «как с общественников так и прочих жителей города по состоянию и возможности каждого».

* * *

В 1826 г. «в нижней части города» были выстроены две полицейские будки для наблюдения за порядком «по большому стечению народа в летнее время». Со временем в будках полицейские перестали дежурить и будки стали служить «единственно только к укрывательству воровских вещей». В 1852 г. Областное правление предписало снести эти будки и поставить новую будку в центре базара.

* * *

Зимой 1830 г. Андрей Добрынин, бывший мещанин, рабочий сорвал с головы шапку «у якутской женки Авдотьи Винокуровой» стоимостью 25 рублей. 31 декабря 1830 г. Общее присутствие Якутского областного правления по этому случаю вынесло приговор, утвержденный Иркутским губернатором. По приговору Добрынин неделю просидел в тюрьме на хлебе и воде, затем отправлен на поселение.

* * *

По городу Якутску смена всех караульных и часовых по постам происходила «по часам, отбиваемым на каланче городовой управы, которые отбивались по имеющимся при городовой управе… часам». Часы эти принадлежали советнику областного правления Федору Пономареву, который скончался. После смерти Пономарева имение его, в том числе часы, перешло в наследство его сыну Федору и городской управе стало часов отбивать «не по чем». Распределение караулов по постам без часов становилось затруднительным, могли произойти беспорядки. Городская управа просила городскую ратушу «для надлежащего отбивания на каланче часов прислать в управу таковые стеновые или столовые».

30 июля 1840 г. Якутское областное правление с одобрения начальника Иркутской губернии разрешило городской ратуше покупку часов, а требуемую сумму внести в смету 1841 г. В Якутске проживал Никандр Бородин, сын московского купца, у которого были в продаже часы. Бородин за часы запросил 250 рублей. Городская управа, пригласив его в присутствие ратуши, убедила его «как согражданина, многолетнее время здесь проживающего» уступить часы «столовые с корпусом и со стеклами» за 200 рублей. Бородин согласился уступить 50 рублей. Деньги за часы 57 рублей 14 копеек серебром были введены в смету 1841 г. Квартальному надзирателю Говорову поручено принять часы под расписку и наблюдать за правильностью хода часов, на случай поправок, ремонта просить городскую ратушу нанять на год часового мастера. В январе 1841 г. наблюдение за часами было возложено на жителя города часового мастера крестьянина Петра Дутова. Дутов по своему ремеслу ежегодно платил в городской доход 10 рублей ассигнациями и вместо этого платежа он должен был вести «наблюдение за верностью хода общественных в Управе часов».

* * *

В феврале 1860 г. часовой колокол на каланче городской управы был расколот. На запрос Якутского губернатора о причинах повреждения колокола полицеймейстер дал ответ, что колокол дал трещину при сильных морозах, которая постепенно увеличивалась. Летом колокол почти совершенно раскололся, «дребезжащий звук его едва слышен [был] в городе». В августе 1860 г. губернатор предложил городской управе заменить колокол другим, применяющимся для часов при Николаевской кладбищенской церкви. Причт церкви согласился одолжить на время колокол и выдал его под расписку гласному Бубякину. Позже Якутская городская дума решила два разбитых в давние годы часовых колокола отправить водным путем через «якутского купецкого брата Ивана Леонтьева» в Иркутск для перелития двух новых. Летом 1861 г. Леонтьевым доставлены в Иркутск два разбитых колокола и доставлены осенью обратно в Якутск два перелитых колокола весом по 5 пудов 33 фунта и 5 пудов 23 фунта. Расходы за провоз и переливку колоколов в 84 рубля 46 копеек Якутская городская дума заплатила И. Леонтьеву.

* * *

Для улучшения питания арестантов Якутского тюремного острога жители города, близлежащих улусов жертвовали продукты, деньги. В книге записей жертвователей за 1842-1844 г.г. можно увидеть имена начальника области И.Д. Рудакова, городничего, купцов Андрея Суздалова, Мытникова, купца 3-й гильдии Михаила Чекалева (деньги), купца Шилова, купчихи Ядреевой, чиновника Ивана Попова, старосты Алтанского наслега Мегинского улуса Попова (мука, масло, говядина), купчихи Домны Шиловой (260 аршин холста на рубахи арестантам).

* * *

Указ Святейшего Правительствующего Синода от 7 марта 1847 г. об учреждении при церквях кружек для сбора денег на помощь нищим и убогим предполагал таковой завести и в г. Якутске в Троицком соборе. При получении этого указа Якутское областное правление решило включить еще Преображенскую и кладбищенскую Николаевскую церкви, «куда наиболее и во всякое время стекаются молящиеся» и поместить кружки на паперти. На это высшее духовное правление в лице Преосвященного Иркутского Нила дало согласие. Изготовленная и присланная для Троицкого собора кружка вместе с книгой для записи принесенных сумм была передана Якутскому городничему. Обязанность хранить печать и ключи от кружек были возложены на городскую ратушу и смотрителя больницы.

* * *

22 июля 1847 г. в городской ратуше было рассмотрено прошение жителя города мещанина Иннокентия Монастырева о разрешении ему открыть в собственном доме для публики игры в бильярд и продажу курительного табака. В этой просьбе ему было отказано, так как Монастырев не имел «записки в гильдию».

* * *

В апреле 1852 г. вновь прибывший на место службы губернатор К.Н. Григорьев осматривал город и заметил, что во многих домах из труб столбом выходят искры, нередко даже пламя из камельков, в которых нет «боровьев», а трубы проведены прямо, что может стать причиной пожаров. Губернатор поручил городничему принять решительные меры к уничтожению такого устройства труб у камельков. Городничий со своей стороны и раньше замечал пожароопасность труб камельков, потому что жители складывали сено в большом количестве на открытом месте. Жителям города предписано в течение двух недель переделать трубы, квартальным надзирателям Братчикову и Габышеву лично проверить все дома, а там, где не переделано, с помощью полицейских ломать трубы.

* * *

В декабре 1853 г. Якутский полицеймейстер доносил Якутской городской ратуше о том, что по указу Якутского областного правления городничему Казицкому из общественных сумм были выделены деньги для установления столбов и фонарей в г. Якутске. Казицкий сначала хотел установить 30 столбов с фонарями, вместо стекол в фонари вставить слюду из-за дешевизны. Им была проведена работа: закуплены 17 столбов, зеленая краска, белила, алебастр, стекла для фонарей, изготовлены 16 фонарей без стекол, без окраски из листового железа. Назначенные деньги не были использованы полностью. Исполняющим должность городничего Шахурдиным была продолжена работа по окончательному устройству столбов и фонарей; закуплены стекла для фонарей, замазка для стекол. К столбам были сделаны железные гнезда для фонарей. 7 фонарей были установлены около двора Якутского губернатора и 2 при городской управе. Освящение начали производить с сентября месяца. Для фонарей использовался рыбий жир, для фитилей «хлопчатая бумага». В начале столбы с фонарями были в ведении Якутского полицеймейстера, затем областное правление распорядилось передать их в распоряжение городской управы. Летом 1860 г. 12 фонарей были признаны негодными, 4 фонарей не оказалось на месте. Взыскать за них деньги оказалось не с кого, место жительство бывшего городничего Казицкого не было известно. Областное правление разрешило продажу 12 фонарей с аукционного торга, а деньги передать городской думе «для возмещения их по принадлежности». Фонари купил служащий почтовой конторы Богачевский. Можно предположить, освещение города в темное время суток приостановилось на неопределенное время…

Антонина Борисова,
ведущий архивист НА РС (Я)
Количество показов: 859
Выпуск:  № 2 от 13.01.2012 г.