К ПОЖАРАМ ГОТОВЫ!

11.04.2019 
Автор: Борис ПЛИНКЕР
Количество показов: 262
На прошлой неделе прошла воздушная тренировка сотрудников Авиалесоохраны. С бравыми лесными пожарными вылетал и наш фотокорреспондент Борис Плинкер. 
КИЛОМЕТР НАД ЗЕМЛЕЙ

Старший летчик-наблюдатель Якутского авиаотделения ГБУ «Авиалесоохрана» Святослав КОЛЕСОВ:
— Это уже вторая неделя наших воздушных тренировок. Первым потоком приезжали с западных и южных районов республики. Проходили теоретическую, физическую и наземную подготовку. Прошли спуски с вертолетов и прыжки с парашютом. Сегодня будут прыгать парашютисты-пожарные Якутского отделения, Покровского, Амгинского, Усть-Майского, Таттинского и Горного районов. Всего в прыжках будут участвовать 25 человек. Высота прыжков от 700 до 1200 метров в зависимости от типа парашютов. Они могут быть двух типов:  круглые ПТЛ-72 и крыло «Лесник-3». 
— Кто предоставляет самолеты? 
— Согласно федеральному закону, мы проводим тендеры, по их результатам берем в аренду у авиакомпании летательные аппараты. В этом году выиграла авиакомпания «Регион Авиа». Она у нас работает уже третий год. Сейчас проводят тренировку по сбросу парашютистов-пожарных. На проведение тренировок по спускам с вертолета Ми-8 выиграла авиакомпания «Дельта-К» из Чульмана.
— А как спускаются с вертолета? На веревках?
— Да, на специальных шнурах с тормозными блоками. С высоты до 45 метров. Спускаются в том случае, если нет возможности сесть вертолету. После высадки и тушения пожара команда готовит площадку для вертолета, чтобы их забрали.
— Какие вертолеты используются? 
— В основном МИ-8 МТВ – он более мощный, надежный при работе на пожаре.


СНЕГ СОШЕЛ — ПОШЛИ ПОЖАРЫ

Виктор БАИШЕВ, старший летчик-наблюдатель Покровского авиаотделения ГБУ «Авиалесоохрана»:

— Ну что? Готовы вы к пожароопасному сезону? С какого момента его неофициально можно считать открытым?
— В среднем так называемый пожароопасный сезон длится где-то с мая по сентябрь. И начинается он со схода снега в лесу. И это совершенно официально. Снег сошел – приходит  приказ департамента: с такого-то дня считать пожароопасный сезон. 

— То есть это где-то середина мая? 
— Может и в апреле начаться. Зависит от погоды. Солнечно, снег растаял, ветер начался, и нерадивые хозяева на своих сенокосных и охотничьих угодьях начинают жечь траву на полях или просто жгут костры. Ну и, конечно, нерадивые охотники. 

— То есть большинство пожаров начинается по вине людей?
— Нет. В 70% случаев – это молнии. Если разложить в хронологическом порядке, то в мае пожары – это сельхозпалы, затем охотники (особенно в поймах речек), а уже потом природные пожары до осени.

— Сколько примерно случаются пожаров в год, и сколько из них вы тушите? 
— Я могу только за свой Хангаласский район сказать. Раньше могло и сто пожаров в сезон быть. Сейчас это количество постепенно уменьшается. Все-таки ведем и профилактические работы с населением. 15–20 пожаров в сезон. Все тушим. Но очень редко бывают и такие, которые постановлением правительства признаются «закрытыми» в связи с нецелесообразностью их тушения. 

— Это как? 
— Мы должны тушить пожары на маленьких площадях. То есть молния ударила в дерево, оно задымилось. После грозы мы делаем облет, находим это дерево визуально и тушим пожар группой пять-шесть человек. Если пожар распространится, например, из-за ветра и лесного насаждения и охватит огромную площадь в труднодоступном месте, то на него должен вылететь вертолет. Летный час стоит очень дорого, самолетом не навозишься, потому что у нас парашютистов всего 50–60 человек по базе. А если всех туда увезешь, то кто будет тушить остальные. Вот и получается, что иногда, если пожар не угрожает населенному пункту и другим объектам экономики, его проще закрыть, чем тушить. 

— Для обнаружения пожара используете беспилотники?
— Программа по внедрению беспилотников есть, но я, честно говоря, не вижу экономической целесообразности. По факту, он будет стоить миллионы рублей. Если он, например, упадет, то надо потом привлекать вертолет, искать… А так у нас внедряется спутниковый мониторинг, но эта система обнаруживает пожар от 25 гектаров. Есть и другие спутники, которые обнаруживают загорания на минимальных площадях. Справедливости ради надо сказать, что в нашем районе применяли квадрокоптер на тушении лесного пожара. Очень полезная штука оказалась. Но тоже дорогая. 

— Чем ваша служба отличается от наземной? 
— Мы находимся непосредственно у кромки лесного пожара, то есть денно и нощно следим за пожаром. Поэтому эффективность тушения в нашей авиационной зоне во много раз лучше. А в основном уже давно налажена система: обнаружили пожар – забросили десант, парашютистов. Не хватает трактора – мобилизуем население или привлекаем с других районов мобильные группы. Людей мало, зарплата маленькая и профессия, сами видите, какая – комаров кормить, на земле спать.


Количество показов: 262
Выпуск:  №14 (2694) от 11 апреля 2019