Живущие в темноте

09.03.2015 
Количество показов: 1334
«Помогите! В Жатае у моей знакомой матери троих  несовершеннолетних детей управляющая компания  обрезала свет. За долги. Уже неделю они живут, как дети подземелья, – свет в квартире есть только тогда, когда светло на улице», - такой крик о помощи прозвучал от нашей читательницы, и мы, не задумываясь, поехали.

Поселок Жатай – отдельное муниципальное образование. К нашей окружной администрации они никаким боком, но люди – везде люди. Особенно когда просят о помощи семье, в которой маленькие дети.

Улица Матросова, 9 – новый красивый дом. Я даже помню, как в прошлом году торжественно, с помпой его  жильцам вручали ключи. И девочку помню, которая красную ленточку перерезала, и как ее обнимал президент Якутии Егор Борисов. Судьба-пересмешница: эта девочка - одна из троих детей Натальи К., к которой мы и приехали.

 

Квартира переселенцам оказалась не по карману

Квартира большая, просторная. Ее получили по программе переселения из ветхого жилья. Большая кухня – мечта любой хозяйки. Две комнаты: в одной располагаются Наталья, девятилетняя и трехгодовалая дочки, в другой – 16-летний сын. Все удобства. По квартире носятся два песика, которых дети пожалели, притащили с улицы. «Пусть живут, - вздыхает хозяйка. - Не на улицу же их обратно выкидывать». По сравнению с тем ветхим жилищем, о котором Наталья не может вспоминать без содрогания, просто рай. Конечно, как и большинство домов-новостроек, первый этаж – холодный даже сейчас, с наступлением весны. А зимой насквозь промерзала стена, дуло от окон, было так холодно, что семья мечтала о скором наступлении тепла. Чтобы квартиру утеплить, требуются мужская хозяйственная рука и немалые средства. Ни того, ни другого у Натальи нет. Весь семейный доход – 20 с небольшим тысяч - алименты. 15 из них уходят на оплату кредита.

- Мы так радовались, когда получили эту квартиру. У меня и в той «деревяшке» был огромный долг. Чтобы получить взамен барака более-менее сносное жилье, пришлось взять кредит, чтобы с долгами рассчитаться. Выплатила все до копейки, без всяких скидок – ведь мне квартиру дали с большей квадратурой, чем полагалось. Теперь плачу этот кредит, на это уходит большая часть семейного бюджета. Поэтому и долг уже за новую квартиру накопился, как снежный ком. И вырос – неподъемная для меня сумма  почти в 84 тысячи рублей.

 

«Боюсь стать асоциальной»

Мы сидим на уютной кухне, пьем дешевый кофе. Без молока, оно давно скисло. Света нет, хранить продукты негде. Наталья рассказывает, нервничая:

- Приходится  покупать еду каждый день. Варю в основном суп, храню на балконе. С самого утра заношу домой, чтобы к обеду успел оттаять, и его можно было на газовой плите разогреть – дочка приходит со школы, ест и убегает в «музыкалку». Сын приезжает из города – он учится в Якутском гуманитарном колледже на юриста. Дети вылавливают из бульона перемороженную картошку… А больше никак.

Старшая дочь - пианистка. Умница, была отличницей, сейчас слегка скатилась – хорошисткой стала, - с любовью говорит мама. – Она у меня участвует в городских и республиканских конкурсах. Вот и в апреле будет конкурс, где она будет играть в ансамбле, в четыре руки. Только вот дома заниматься не может. И может быть такое, что хорошо подготовиться не успеет. Пока она придет из «музыкалки», уже темнеет. И с выполнением домашних заданий трудности – скоро учителя будут коситься на нее. Стирать я стираю, а вот гладить как? Ходит в не выглаженной одежде, а ведь и сверстники, и преподаватели все замечают.

Да и в садике у младшей – тоже. Если старшие более-менее спокойны, то малышка просто в панике – каждый вечер. Она страшно боится темноты, и хотя ей уже три года, она сосет соску и не засыпает без мерцания и приглушенного звука телевизора. Наталья у соседей на целый день ставит ноутбук на зарядку, чтобы вечером малышка могла пару часов посмотреть любимые мультики и заснуть спокойно.

Как сейчас считается? Если ребенок не ухожен, не учится – значит, автоматически семья попадает в разряд асоциальных, - говорит Наталья. - Значит, мама выпивает, не следит за детьми. Если не хватает в семье денег, виновата мама. Ребенок не может сдать деньги в школу на разные нужды – опять плохая мама. Не выполняет свой родительский долг. «Мне иногда в лицо кидают: «Вам что, жалко для учителя в подарок 100 рублей сдать? Он же вашего ребенка учит!» Унижения и оскорбления по ватсапу – это уже нормально. А если поставят на учет в КДН? Начнут ходить комиссии – позор на весь поселок… Я знаю, о чем говорю. Я почти 10 лет проработала в органах.

 

20 тысяч – и баста!

Я не перебиваю. Понимаю, человеку нужно выговориться. Проговорить вслух свою проблему.

- Я сейчас ночами не сплю. Плачу. Мысли страшные в голову приходят. Долг висит надо мной, как дамоклов меч, я не знаю, к чему приведет растущая сумма. Я не раз ходила в УК «Омиком» (ООО УК Строительный холдинг «Омиком» - прим. ред.). Просила провести реструктуризацию долга, чтобы мне его раскидали по месяцам. Но мне предложили: сначала внесите первоначальный платеж 20 тысяч – и мы подпишем с вами такой договор. Я отказалась, нет у меня сейчас таких денег. Сначала вроде мне пошли навстречу. Генеральный директор Михаил Оконешников пообещал выяснить в нашем ЕРКЦ, возможно ли это. При этом разговоре присутствовала их бухгалтер. Я сказала Михаилу Васильевичу, что если необходимо, принесу все документы, какие потребуются…

В результате, по словам Натальи, через несколько дней пришел его брат, Василий Васильевич, с которым они вместе работают. Снял показания со счетчиков. И дал бумажку, где говорилось, что если я не оплачу задолженность, «будут приниматься меры по ограничению воды и электроэнергии». В телефонном разговоре, который состоялся у нее с директором УК «Омиком», он сказал: «Эти несчастные 20 тысяч все-таки придется заплатить». А когда он узнал, что Наталья обращалась к юристу одной из жатайских УК, который объяснил ей неправомочность таких требований, и что нужно внести лишь квартплату за месяц, пришел в ярость.

- Он пообещал подать в суд. Я сказала: «Подавайте». Прошел месяц – никакой повестки не пришло. Но было еще несколько предупреждений. Последнее из них – от 25 февраля. А в субботу, 28 февраля, пришел брат директора с электриком, который стоял наготове с инструментом. Буквально глядя в лицо моей маленькой дочери, они отсоединили провода, закрыли щиток на ключ и ушли.

 

Бывший милиционер мастерит пуфики

Наталья отворачивается. Но я успеваю замечать, что в глазах предательски блестят слезы. В голосе – еле сдерживаемые рыдания. Взяв себя в руки, она тихо продолжает:

- Я 20 лет живу в Жатае. С 2001 по 2010 год, девять лет отработала в органах. От секретаря, милиционера-водителя до патрульно-постовой службы и инспектора по административной практике. Последние четыре года работала в службе 02 в Якутске. Уволилась. Потом работала оператором на телефоне, подрабатывала. Сейчас на дому делаю пуфики, мягкие стулья, полочки, делаю мужские стрижки – тем и живем. И все равно не хватает.

Наталья постоянно находится в поиске. ВДВ, «Вторник», Авито, ykt ею мониторятся постоянно. Однако жатайских берут неохотно – это раз. Во-вторых, есть еще несколько критериев: образование (у нее только средняя школа), возрастные ограничения, знание якутского языка. Но решающий фактор – это наличие детей и дальность проживания. А в самом Жатае работу она найти не может. По словам Натальи, бывшего сотрудника органов никто не желает иметь в своем коллективе.

- Я очень хочу найти работу. Но пока мне это не удается.


 

Мнение первое. Наталья КУЗЕВАНОВА: «Я готова к диалогу»

- Я не отказываюсь от долга. Последний раз я оплачивала в мае прошлого года. Но и 20 тысяч единовременно заплатить не смогу. Я понимаю, что виновата сама, но верю, что есть выход - реструктуризация.

 


Мнение второе. Бухгалтер УК «Омиком» Ирина ШАГАЛИНА: «Ни о каких 20 тысячах речь не шла!»

- Какие 20 тысяч? Впервые об этом слышу. Наталье Кузевановой мы и предлагали полюбовно решить этот конфликт. Квартплата за январь с учетом показаний всех счетчиков составляет 8 тысяч 414 рублей. Пусть приходит, оплатит – и мы заключим с ней договор, произведем реструктуризацию. Мы ей даже пени никаких не начислили, ни копейки! Свет мы отключили после того, как решение вынесла комиссия – выждали месяц после последнего предупреждения. Понимаем, что у нее дети, но и вы нас поймите – наша компания терпит убытки! Получается, мы платим за нее и в «Теплосеть», и в «Энергосбыт».

                                                            

Количество показов: 1334
Выпуск:  №23 (2397) от 6 марта 2015 г.
Комментарии