Милые кости серого бизнеса-2

09.05.2015 
Количество показов: 2060
По отдельным прогнозным оценкам, на севере Якутии сосредоточено более 80 процентов общероссийских ресурсов бивней мамонта, это около 450 тысяч тонн. Остальные 20% - это Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Красноярский край, Магаданская область, Чукотский автономный округ.
Лукавые цифры
Сколько уходит из Якутии бивня, не скажет вам никто. Только примерные цифры, основанные, к примеру, на объемах, добываемых по лицензиям. В 2012 году до октября было выдано 194 лицензии на сбор мамонтовой кости на территории Североякутской костеносной провинции. В 2011 году, по данным статистических отчетов, бивни мамонта были реализованы на сумму 11 млн 275 тыс. руб.  Но, к примеру, по оценкам отдельных экспертов, добыча доходит до 60 тонн мамонтовых бивней общей стоимостью в 1,5 миллиарда рублей.  Естественно не учтенный факт, что бивень вывозится из Якутии контрабандным путем. Конечно, есть определенная доля скептицизма и по объявленным запасам. Ведь свои прогнозы ученые делали еще в лохматые 80-е годы прошлого века. Причем это не месторождения полезных ископаемых, в которых та же геологическая наука более или менее разбирается. Как в природе могли формироваться массивные кладбища мамонтов - до сих пор тайна, покрытая мраком. Да и с 1980-х годов в климате заполярья произошли глобальные изменения. Сегодня там тают и разрушаются огромные массивы вечной мерзлоты, все меняется буквально ежегодно. В том числе и прогнозы.

Задумка Штырова
После Николаева проблема мамонтовой кости перешла по наследству к Вячеславу Штырову. Ему уже «достался» сформировавшийся бизнес (если речь идет о полутора миллиардах долларов). У этого бизнеса имелись и имеются свое лобби как в Якутии, так и на федеральном уровне в Москве. И заправил сидящих на верхушке пирамиды мамонтового и палеонтологического бизнеса текущее положение дел совершенно устраивает.
В 2005 году президент республики Вячеслав Штыров издает закон о регулировании пользования и распоряжения особым природным ресурсом — остатками мамонтовой фауны. 
Документ получился неплохим. По сути Штыров хотел в хорошем смысле ввести монополию республики на добычу бивня. Легализовать добычу и пустить в бюджет республики хорошие налоги от добычи кости. 
Указом устанавливалось, что в части, не регулируемой федеральным законодательством, ископаемые останки мамонтовой фауны относятся к особому виду природных ресурсов, вопросы пользования и распоряжения которыми регулируются в Якутии на основе их особого статуса в республиканском законодательстве. Участки недр, содержащих останки мамонтовой фауны, в пределах северной и арктической зоны территории Якутии были отнесены к участкам недр местного значения. Попутный сбор физическими и юридическими лицами бивней мамонта на закрепленных земельных участках в процессе зарегистрированной традиционной хозяйственной деятельности производился по специальному разрешению. Предприятиям и организациям, имеющим лицензию, предоставляется право приобретать бивни у населения по договору о купле-продаже. Контроль соблюдения законодательства при осуществлении деятельности по изучению, сбору, добыче, скупке, транспортировке, использованию и реализации бивней мамонта возлагался на правоохранительные и природоохранные органы республики.
 На какой-то период в этой сфере удалось навести порядок, однако в 2007 году действие закона было приостановлено прокуратурой. 

Под сукном
В 2012 году депутаты Госсобрания (Ил Тумэн) выступили с инициативой по разработке нового федерального закона о мамонтовой фауне, который приравнял бы ее к полезным ископаемым. 
В действующем федеральном законе «О недрах» останки мамонтовой фауны фигурируют как «коллекционный палеонтологический материал» и в реестр полезных ископаемых не входят. Если коллекционный палеонтологический материал в России никогда особо не интересовал никакие государственные структуры, кроме музеев, то к полезным ископаемым отношение особое. Здесь расписано каждое движение и выверена каждая запятая. Никто у нас в Якутии не бежит массово мыть по рекам золото или копать другие ископаемые. Потому что государство бьет с помощью законов по рукам. А бивень? Что можно предъявить человеку? Попробуй, докажи, что он - не коллекционер...Инициатива получила одобрение комитета по агропромышленной политике Совета Федерации, однако закон был положен под сукно и не принят. А ожидалось, что принятие указа благотворно повлияет на повышение доходов населения Крайнего Севера и будет содействовать развитию народных промыслов. 

Добываем бивень, теряем территорию
Между тем вред от добычи бивня колоссальный. К примеру, начальник Индигирского межрайонного отдела государственного контроля, надзора и охраны водно-биологических ресурсов Анатолий Козлов заявлял, что она осуществляется варварским методом. По словам Анатолия Козлова, в Абыйском улусе многие занимаются добычей бивней, не имея лицензии и не ограничиваясь при этом поверхностным собирательством. Люди применяют мощные помпы для вымывания бивней из слоя почвы. В результате размываются и обрушаются берега рек и озер. Например, на реке Тэрэхтэх благодаря «старателям» были полностью смыты прибрежные сопки. «Лицензия разрешает только поверхностный сбор, а тут фактически идет промышленная добыча». Собственно такие помпы используются практически повсеместно во всех районах республики, где идет добыча бивня. И, как правило, фиксируются только отдельные факты. Пик такой добычи приходится на август - время максимальной оттайки грунтов. Почва заполярья - это самое хрупкое место экосистемы. Один след от вездехода оставляет шрам в тундре как минимум лет на 50. А в результате размывов мотопомпами береговых линий на северных морях  теряются не десятки, а сотни километров территории России. Но страна у нас большая, да всемирное потепление все списывает.

Потерянные артефакты
Есть еще один фактор - ценные для науки артефакты. Дело в том, что бивень - это только часть скелета мамонта. И добытчиков интересует только он. Сколько при этом для мира навсегда потеряно уникальных скелетов мамонтов, просто представить невозможно. Причем попутно уничтожаются и другие сохранившиеся скелеты бизонов, пещерных медведей, саблезубых тигров или львов, да кто знает, что там еще могло обитать в богатой мамонтовой фауне. Те же стоянки и захоронения древних людей...
По словам руководителя отдела по изучению мамонтовой фауны Академии наук Республики Саха (Якутия) Альберта Протопопова, в основном мамонтовая кость вывозится в Китай. Легально, по словам ученого, за границу вывозят только сувениры из мамонтовой кости, что составляет лишь ничтожную часть всего вывозимого сырья. «Наука ежегодно теряет ценные артефакты мамонтовой фауны». 

Борисов – за легальную добычу
В начале апреля за мамонтовый вопрос взялся уже Глава Якутии Егор Борисов. Выступая в Хабаровске на совместной коллегии Генпрокуратуры и Минвостокразвития РФ, он заявил о необходимости законодательно отрегулировать вопросы добычи ископаемых останков мамонтов.
- Люди добывают и становятся нарушителями, потому что регулирующих механизмов абсолютно нет, - отметил Егор Борисов.
Летом прошлого года руководители Якутии и Чукотки заключили письменное соглашение о том, что будут добиваться законодательного урегулирования этой проблемы. В частности, речь шла о включении мамонтовых бивней в общероссийский классификатор полезных ископаемых. Кроме того, власти северных регионов считают, что добыча этого биолита должна регулироваться особо, поскольку занимаются этим не крупные предприятия, а преимущественно местные жители.
- Однако закона нет, - подвел итог этим усилиям Егор Борисов на заседании коллегии.
Он предложил прокуратуре более активно работать над совершенствованием законодательства в плане учета особенностей регионов.
Как там будет с предложениями президента Якутии, пока не известно. Но мамонтовый сезон 2015  года уже начался. Сейчас пока еще стоят северные зимники, идет завоз оборудования, продуктов питания. Летом в тундру двинутся сотни экспедиций. И работать они будут, судя по всему, снова по серым схемам, вне законов, а значит, на свой страх и риск. 

Количество показов: 2060
Выпуск:  №49 (2423) от 8 мая 2015 г.