Кто обижает ветерана?

15.05.2015 
Количество показов: 1138
О том, что после получения доли в квартире новые владельцы просто выживают других собственников,  писано-переписано. Но в нашем случае в своем собственном доме не может жить ветеран труда по той простой причине, что его вынудили покинуть родные стены дети жены.
Поделили вдовью квартиру
Ветеран труда, заслуженный работник народного хозяйства ЯАССР, 41 год отработавший в Ленском бассейновом управлении путей сообщения 76-летний Валерий Тюменцев жил в доме № 8/1 по улице Орджоникидзе в однокомнатной квартире своей матери, доставшейся ей в 1980 году как вдове участника ВОВ. С 1985 по 1996 годы Валерий Дмитриевич проживал вместе  с женой в ее квартире на ул. Бестужева-Марлинского. Кроме них в этой квартире жили дети жены — две дочери  и сын Дима, которому в 1985 году было десять лет. Этих детей Валерий Дмитриевич практически сам воспитал и поставил на ноги. 
В 1997 году семейные обстоятельства вынудили Тюменцева и его жену Грушину Веру Семеновну переехать в мамину квартиру на Орджоникидзе. Вдова участника войны Татьяна Георгиевна Тюменцева уступила жилье «молодым» и переехала к своей дочери. 
В 2007 году квартира на Орджоникидзе была приватизирована Валерием Дмитриевичем и его женой в равных долях — 50 на 50. А свою четырехкомнатную квартиру на Бестужева-Марлинского Вера Семеновна отдала дочери.

Чужая душа – потемки 
Начиная с 2008 года, Вера Семеновна стала жаловаться на здоровье — в простонародье эту болезнь называют «слоновая нога», ей дают инвалидность 2 группы 3 степени, женщина ходит только с помощью «ходунков». А 7 июля 2010 года женщина умирает в больнице от прободения язвы кишечника. А на следующий день Валерий Дмитриевич узнает, что квартира на Орджоникидзе уже оккупирована  семьей пасынка Дмитрия — вместе с ним в ней оказались его гражданская жена Будищева и двое детей разного пола. Перед старым человеком помахали бумажкой, что половина квартиры принадлежит Дмитрию. У старого человека начался нервный срыв, и его к себе в Жатай забирает родная сестра.
Говорят, что чужая душа — потемки. И даже родная законная жена — не всегда открытый лист бумаги. Выяснилось, что умершая Вера Семеновна еще при жизни втайне от мужа оформила генеральную доверенность на имя гражданской жены своего сына Дмитрия на операции с квартирой, чем та и воспользовалась, не медля. Имея в руках гендоверенность, женщина оформила долю Грушиной на имя своего сожителя Дмитрия Грушина путем составления договора дарения.  
После смерти Грушиной, со слов ветерана Тюменцева, пока он находился в больнице, вся мебель из квартиры разошлась «по рукам» - все нажитое совместное имущество (купленные в кредит «стенка», холодильник, стиральная и швейная машинки) было роздано и подарено родственникам Будищевой и Грушиных. О том, что его обокрали средь бела дня, Тюменцев писал в суд, полицию и прокуратуру, но ответа до сих пор нет, как и нет возбужденного уголовного дела. 

Судебные тяжбы
В 2012 году Тюменцев решает обратиться в суд с иском о признании договора дарения доли в квартире недействительным в связи с отсутствием согласия всех собственников, то есть его согласия. Но суд даже не стал рассматривать иск, мотивируя тем, что Тюменцев не является стороной по договору дарения. 
Второе обращение Тюменцева в суд было по поводу раздела имущества — ветеран просил половину рыночной стоимости однокомнатной квартиры в размере 1 375 000 рублей. Заочным решением иск был удовлетворен, однако впоследствии отменен по обращению Дмитрия Грушина. На этот раз судья Якутского городского суда Кузьмина мотивировала свое решение тем, что Тюменцев прекрасно может проживать вместе с пасынком и его семьей в этой квартире, мол, в тесноте, да не в обиде. 
Тогда Тюменцев решает обжаловать решение ЯГС в Верховном суде, который своим определением установил, что однокомнатная квартира является неделимой, поскольку выдел доли истцу не представляется возможным с учетом площади спорной квартиры. Верховный суд отменяет решение ЯГС и постановляет взыскать с Грушина 1 375 000 рублей. 
24 ноября 2014 года Тюменцев вновь подает иск в ЯГС о защите прав собственника и просит:
- признать генеральную доверенность на имя Будищевой недействительной;
- признать недействительной ничтожную сделку — договор дарения между Будищевой и Грушиным;
- прекратить право Грушина в общей долевой собственности с долей в праве ½ на квартиру. Обращаясь в суд, Тюменцев считает, что как сособственник квартиры должен был быть извещен о предстоящей сделке. Но суд и в этот раз ему отказывает.

Ветеран труда Валерий Тюменцев:
- Когда в 2010 году после похорон я попал в больницу, Грушин и Будищева без моего ведома проникли в квартиру, всю ее перестроили, вещи раздали, хотя согласно Конституции, право частной собственности охраняется законом. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда. Согласно ст. 25 Конституции РФ, жилище неприкосновенно. И никто еще не отменял статьи Уголовного кодекса «незаконное проникновение в жилище» и «кражу». А я считаю, что кража совершена организованной группой — Грушиным, его двумя сестрами и Будищевой. 
И в суд летит другой иск, на этот раз о выселении Грушина из квартиры. Но судья ЯГС Николаева вновь отказывает Тюменцеву, мотивируя тем, что Грушин выплатил всю причитающуюся сумму. «Откуда она это взяла?» - недоумевает Валерий Дмитриевич, не получивший ни копейки за квартиру по сей день. Получив справку от судебных приставов, что ответчик Грушин еще ни копейки не выплатил, вооружившись другой бумажкой о долгах Будищевой по нескольким кредитам, Тюменцев обращается в Верховный суд, заседание которого должно состояться 25 мая. 
* * *
Сегодня уже не узнать, из каких соображений в свое время покойная Грушина не поставила в известность своего законного супруга об операциях с их совместной недвижимостью.  И хотя говорят, что о покойниках или хорошо, или ничего, у ветерана не особо получается, ее действия сегодня Валерий Тюменцев считает подставой. А дети, которых Тюменцев вырастил с детства, вместо того, чтобы обеспечить ему спокойную старость, вынуждают обивать пороги судебных инстанций.

Количество показов: 1138
Выпуск:  №52 (2426) от 15 мая 2015 г.