Каждый больной когда-нибудь умрет... (из трех заповедей Гиппократа)

19.01.2016 
Количество показов: 989
9 января по факту смерти мужчины в Белгородской больнице №2  возбуждено  уголовное дело по части 1 статьи 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), хотя инцидент, не оставивший равнодушных по всей стране, произошел в приемном покое отделения терапии под занавес уходящего года - 29 декабря 2015 года. В этом материале мы попробуем разобраться, как могло такое случиться и можно ли избежать подобных трагедий.

Суд Линча

Сегодня в интернете можно ознакомиться с показаниями свидетелей данной трагедии. И они, естественно, разнятся. Истину предстоит установить лишь следователю и суду. Мы же можем делать свои выводы на основании фактов. А именно — по видеосъемке. К сожалению, видеокамера оказалась только в том кабинете, где непосредственно произошло избиение. А в кабинете, где, медсестра, по ее словам, стала жертвой пьяного буйного пациента, камеры не было. Таким образом, сложно сказать, умышленно ли погибший пациент пнул медсестру или это была реакция организма на неприятную медицинскую процедуру. Но что бы там ни было, якобы, получившая  после пинка сотрясение мозга медсестра вместо того, чтобы вызвать полицию или обратиться к тем же терапевтам, побежала жаловаться хирургу-боксеру.

Согласно показаниям 22-летней медсестры Алины К., погибший был пьян и вел себя агрессивно. Когда она начала проводить назначенные ему процедуры, невменяемый пациент со всей силы толкнул её ногой в область бедра, после чего девушка упала и ударилась головой. На видео пациент сообщает уже другой медсестре, что пьет 16 дней, из них 5 дней харкает кровью.

А между тем, по словам пользователей соцсетей, белгородский врач-хирург 2-й категории  Илья Зелендинов  уже не в первый раз нападает на пациентов. Жалобы на рукоприкладство поступали в адрес медика и ранее.
Если еще 9 января следственный комитет возбудил дело за причинение смерти по неосторожности, то теперь следователи считают, что хирург должен отвечать за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшегопо (ч. 4 ст.111 УК РФ). Обвинение ему уже предъявлено.  В данный момент он уволен. Без работы остался и главный врач медучреждения. Самого Зелендинова вначале «держали» под подпиской о невыезде, сейчас он уже находится под стражей. 
Официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин: «Имея высшее медицинское образование и опыт работы врачом, Зелендинов достоверно знал о возможных последствиях в виде причинения тяжкого вреда здоровью при нанесении ударов потерпевшему в жизненно важный орган - голову, однако относился к этому безразлично». Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин взял под личный контроль расследование этого уголовного дела.  



Адская работа

На своей странице в фейсбуке главный врач Нерюнгринской ЦРБ Нюргун Степанов прокомментировал данный инцидент так: «Наблюдаю очередную шумиху по поводу происшествия в Белгороде. Ну что сказать? Нисколько не оправдываю врача и медперсонал. Но есть большое «НО». Кто работал в приёмном покое, только они поймут. Для того, чтобы разобраться, попробуйте в выходной день подежурить в «приемнике». Медперсонал «приемника» работает в нечеловеческих условиях, а заработная плата меньше, чем в поликлинике. Ночью в «приёмник» стекается вся нечисть города: вшивые вонючие бомжи, пьяные кухонные «герои», уголовники, проститутки. Каждый день трупы, избитые, раненые. В праздничные и выходные дни «приемник» превращается в поле боя. 90% пациентов пьяные, вымещают злобу за свои неудачи, за мизерные зарплаты и пенсии на медсестрах и врачах. Не каждый выдержит такую работу. Персонал приемного покоя пьёт по-черному, никто их не понимает дома (обычно у них нет семей). И живут они очень недолго. Видел я санитара, повесившегося в туалете «приемника», видел врача, вскрывшего себе вены на дежурстве. Проведите анализ судеб людей, работающих в «приемниках» - никому такой доли мало не покажется. Надо ввести отдельные должности для этой работы – «врач приемного покоя», «медсестра приемного покоя». С оплатой труда не менее 200 тысяч рублей в месяц. Тогда, может, вместо неудачников и несчастных людей в приемный покой придёт настоящая элита медицины».


Мат и плевки — обычное дело

Прочитав ужасающий воображение комментарий нерюнгринского врача, невольно содрогаешься: неужели так невыносимо работать в «приемнике», что люди вешаются и вскрывают себе вены?! И мы направились в приемное отделение Республиканской больницы № 2 — Центра экстренной медицинской помощи. Нас встретил заведующий приемным отделением Артем Тимофеев и подтвердил удручающую картину.

Пьяные пациенты поступают почти каждый день, будь то праздник, выходной или будний. Их привозят после драк, застолий, из ночных клубов, немало и бытовых алкоголиков. В основном, это битые с ссадинами, ушибами, сотрясениями, ножевыми ранениями, желудочными кровотечениями, панкреатитом, обострениями хронических заболеваний на фоне употребления алкоголя, носовыми и челюстными переломами, судорогами алкогольного генеза пациенты.  Что касается охраны, то она в отделении всегда была. И если  раньше был всего один охранник, то сейчас их двое. В вечернее время также дежурит один сотрудник полиции.

Пьяные пациенты буйствуют довольно часто. И не только сами пациенты, но и сопровождающие их люди, родственники. Вместо того, чтобы дома заботиться о здоровье своего близкого, принять меры, чтобы человек не употреблял алкоголь, не губил свое здоровье, они начинают проявлять так называемую «заботу» в приемном отделении «через» врачей и медсестер приемного отделения. Сестер постоянно ругают и иногда плюются прямо в лицо!

К примеру, в прошлом году во время новогодних праздников вдрызг пьяная супружеская пара обратилась с жалобами на нагноение волосистой части головы мужчины. Когда же им сказали, чтобы пришли на следующий день после отрезвления, они начали плеваться прямо в лицо заведующему отделением, материться, изорвали одежду не только на нем, но и порвали форму сотрудника полиции. Пришлось вызвать подкрепление, и прибывший наряд ППС увез их.

Но с удивлением мы узнали, что острой текучки кадров, которую можно было бы предположить при таких условиях работы, нет. И это стало возможным благодаря поддержке руководства больницы и ее главного врача. Как стало известно «ЭС»,  работникам приемного отделения и реанимации повысили стимулирующую часть зарплаты. Так что их доход выгодно отличается от заработка медиков других отделений.

По словам Артема Тимофеева, несмотря на такие негативные моменты, люди любят свою работу и выходят в свое дежурство. А дежурить приходится порой сутки через сутки.

Поинтересовалась я и мнением Артема Александровича по поводу произошедшего в Белгороде. Он ответил, что как мужчина врач должен был заступиться за женщину, но решать проблему надо было не кулаками. Однако чужая душа – потемки, и у каждого человека свои «тараканы» в голове.

Мой вопрос о благодарности со стороны пациентов вызвал у Артема Александровича лишь улыбку. «Что вы?! Какие цветы, какие конфеты?!  Словами-то редко благодарят...» Вот такие мы неблагодарные пациенты! Когда нам плохо, мы бежим в приемное отделение, и вместо того чтобы всячески помогать врачам, плюемся и ругаемся матом...

За 10 дней новогодних праздников около 200 обращений пациентов  были с алкогольными опьянениями и алкогольными интоксикациями.

 В среднем  за сутки  четверть всех обратившихся  в 2015 году – это пациенты с алкогольными опьянениями и интоксикациями. И с каждым годом их становится больше. Причем это данные только по одному приемному отделению, а их в РБ № 2 четыре, не считая другие городские медучреждения и районные больницы.

«Решение вопроса уменьшения обратившихся с алкогольным опьянением – это возрождение медицинских вытрезвителей с медицинским обслуживанием», - считают в РБ № 2 — ЦЭМП. 


Бояться приходится и самой полиции

Четыре года назад  на эстакаде приемного отделения РБ № 2 — ЦЭМП заведующий отделением Артем Тимофеев стал жертвой пьяных... милиционеров, о чем он не стал нам рассказывать. Об этом тогда писали многие СМИ. Напомним, что в тот вечер к дверям приемного отделения подъехала автомашина с громкой музыкой. А следует отметить, что эстакада предназначена исключительно для автомашин скорой помощи. Когда Тимофеев вышел, сделал замечание и попросил освободить эстакаду, один из сидевших в автомашине мужчин вышел и ударил головой об голову Тимофеева. Завязалась драка, и последнему пришлось защищаться костылями больного, который сидел рядом на скамейке. Нападавшим оказался... сотрудник милиции (второй в автомашине - тоже), который заглянул «на огонек» к своему коллеге, дежурившему в тот вечер в отделении. Последний, кстати, и разрулил ситуацию. Вскоре состоялся суд, после которого милиционера-драчуна уволили из органов...


Из хирургов в строители, или Смертельная шутка

В Магане летом 2013 года роковой удар врача отправил человека на «тот свет».  Все началось, казалось бы, с пустяка. В  тот летний вечер заместитель главного врача по лечебной части Якутского республиканского онкологического диспансера Николай Григорьев с женой возвращался домой  с ысыаха медиков. Конечно, в праздник человек немного выпил спиртного, за рулем была жена. По дороге они заехали в магазин. Когда же Григорьев выходил из магазина, он встретил троих мужчин, двое из которых были ему знакомы. Мужчины поздоровались с врачом, обращаясь к нему «доктор Мом». Под таким «именем» знал Григорьева весь Маган. Третий мужчина, который впервые услышал такое «имя», решил пошутить в рифму «Доктор Мом — х... ...ом». Вот тут-то и началась «защита чести и достоинства», в результате которой упавший после удара Григорьева человек больше не встал. Причиной смерти стала травма головы с кровоизлиянием в мозг. Первую помощь попытался оказать сам Григорьев, но тщетно. В итоге суд и четыре года «строгача»...

Летом 2015 года более тридцати практикующих хирургов республики направили свое обращение президенту России Владимиру Путину с просьбой о помиловании Николая Григорьева. В своем письме хирурги отметили, что это трагическая случайность, когда Николай Николаевич, защищая собственные честь и достоинство, дал отпор распоясавшемуся пьяному хулигану, что привело к гибели последнего, и что на его месте мог оказаться любой якутянин. Коллеги Григорьева также отмечают, что в Якутском республиканском онкологическом диспансере ощущается острая нехватка врачей-хирургов высокой квалификации. Николай Николаевич, находясь на свободе, мог бы оказать неоценимую помощь онкологическим больным и теоретическую помощь врачам.  До этого в 2014 году хирурги уже обращались к главе Якутии Егору Борисову. Но надежда умирает последней...

Следователь следственного отдела по г. Якутску СУ СКР по РС (Я) Илья Сивцев, который расследовал это дело, тоже считает, что на месте врача Григорьева мог оказаться абсолютно любой гражданин. Ему даже жалко его. Но следователь должен руководствоваться не эмоциями, а уголовно-процессуальным кодексом, требования которого предельно ясны. Состав преступления, совершенного Григорьевым, отвечает именно ч. 4 ст. 111 УК РФ — причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. На мой вопрос, могли ли действия Григорьева квалифицироваться как самооборона, он ответил отказом: со стороны Григорьева принимались активные действия. Апелляционная инстанция оставила приговор Якутского горсуда в силе.

А пока отметим, что в данный момент Николай Григорьев находится в исправительной колонии строгого режима № 7, что в Табаге, посещает Дом Арчы. Николай Николаевич «за решеткой» не сидит, сложа руки. Он там трудится в промзоне в цехе по выпуску шлакоблоков.  За хорошее поведение администрация колонии перевела его в облегченные условия содержания. А это - больше посылок, продуктовых передач, краткосрочных и длительных свиданий, разрешение тратить больше денег на приобретение предметов первой необходимости...

 

Есть деньги — иди в медицину!

Почему в ряды людей в белых халатах, долг которых спасать и не навредить, иногда приходят такие люди, от которых надо самому спасаться и бежать прочь? На кого учат в наших медицинских вузах? Проходят ли там какие-то профориентационные «кастинги», чтобы не допустить в эту отрасль случайных людей? Эти и другие вопросы обсуждались на заседании Госдумы РФ в декабре минувшего года.

 Дефицит кадров в системе здравоохранения достиг впечатляющих масштабов: в отрасли не хватает до 40 тыс. врачей и до 270 тыс. медсестер. Хромает и качество подготовки молодых специалистов.

«Не лучшим образом на качестве образования медиков сказывается и тот факт, что слишком много студентов в медвузах обучается на коммерческой основе», — отметила член комитета Госдумы РФ по охране здоровья Салия Мурзабаева. По ее данным, в целом по стране на коммерческой основе учится более 35% будущих медиков, а в ряде вузов - до 50%. «Однако увеличение числа студентов за счет обучающихся на коммерческой основе влечет за собой рост нагрузки на преподавателей, нехватку учебных аудиторий, превышение нормативов по числу студентов в группах. Соответственно страдает качество подготовки молодых специалистов», — подчеркнула Салия Мурзабаева. 

 

Почему бегут из больниц?

Ежегодно из подведомственных Минздраву вузов выпускается около 32 тыс. молодых специалистов. К 2017 году этот показатель планируется довести до 37 тыс. Однако дефицит кадров в государственных больницах, а особенно в поликлиниках, не сокращается: работать сюда не всегда приходят даже те молодые специалисты, что учились в вузах по целевому набору.

Тревожит парламентариев и отток молодых специалистов, получивших образование по целевому приему, в частные клиники. В вузы этих специалистов отправляли муниципалитеты, однако, получив высшее образование, молодые медики идут работать в коммерческие больницы и поликлиники. Со своей стороны и пациенты все чаще идут лечиться не в государственную поликлинику, а в частную. Хотят в кратчайшие сроки попасть на прием к специалисту. В государственной же поликлинике на прием по первому требованию не попасть. К ним не записывают не из вредности, а просто потому что специалистов этих там катастрофически не хватает. Такой вот замкнутый круг!

А что говорить о сельской местности?! Вот комментарий журналиста Павла Иванова в соцсетях о горькой доле «земского» доктора:

«Хочется зловещим голосом обратиться к будущим сельским врачам: «Не ведитесь!». Скоро в Якутский мединститут придут «зазывалы» или «купцы» - представители районных больниц. Их дело - много обещать, на любой вопрос отвечают: «Всё сделаем, всем поможем, если что не осилим, главврач будет ходатайствовать». Дети, семья? Детям поможем со школой, бюджетным местом в детсад, а супруга запихаем на вакантное место в одно из местных учреждений. Дом? Аренду компенсируем, закупку дров субсидируем...

Горе студенту, подписавшему на радостях свою «путевку на отшиб». По всем пунктам обязательно «кинут», и обещания наскоро забудут. Устройство детей станет для новых сельских интеллигентов их головной болью, хату придется снимать за свой счет, в зависимости от района, супругу не забудут напомнить, что «он не местный и таких здесь не любят». Вот такой вот «Хопёр-Инвест»...»

 

Другой бич системы подготовки медкадров — «перекосы» в стационарном и поликлинических звеньях: молодые врачи охотно идут работать в больницы, а вот на должность терапевтов и педиатров сегодня мало кто претендует. И дело не только в финансах, но и в психологии. «После декрета на работу в поликлинику выходить не хочу... Пациенты действительно не понимают, в каких условиях работает врач и за какую зарплату, в каком темпе мы должны расхлебывать весь их негатив и психологические проблемы, которые они к нам тащат на прием, — возмущается анонимный медик на одном из форумов в интернете. — Работа педиатра — это работа ветеринара: ребенок, естественно, не может сформулировать, а мамы не удосуживаются прийти на прием подготовленными. А в жизни полно быдла, и вы же знаете, что чем ниже интеллект, тем шире рот»...

И это рассуждения врача со стажем. Что уж говорить о тех, кто только начинает делать первые шаги в профессии?!

 

Шоковая «терапия»

Ректор Первого Московского государственного медицинского университета им. Сеченова Петр Глыбочко уверен,  что  нужно готовить профессионально ориентированного школьника по цепочке «школа – вуз – клиника». Тогда не придется отчислять студентов после того, как они «неожиданно» выяснят, что не хотят учиться на врача, а хотят быть экономистами.

Лидер  ЛДПР Владимир Жириновский «пошел» дальше: «Вот они собираются поступать, давайте их в морг поведем, — предложил он. — В обморок упал — убираем оттуда. Можно сходить в процедурную, где делают уколы. У части абитуриентов тоже голова закружится, и они тоже поймут, что эта профессия не для них. И после мы не будет сталкиваться с «фальшивыми студентами», которые в принципе не могут работать врачами».

Берегите хороших врачей!

Количество показов: 989
Выпуск:  №1 (2527) от 15 января 2016 г.