Детки за деньги

Детки за деньги
Дети-сироты, оставшиеся на попечении государства, – это неискоренимая проблема не только в России. Несмотря на то, что в интернатах и детских домах правительство старается создать достаточно хорошие условия для проживания и воспитания детей, настоящую семью это учреждение заменить в полной мере не сможет. Каждый ребенок нуждается в родителях.
Чтобы стимулировать своих граждан брать сирот под свою опеку, правительство решило выплачивать специальное пособие для того, чтобы опекуны могли обеспечить приемного ребенка всем необходимым.
Правильное решение – никто с этим не спорит. И законы, защищающие права детей, должны соблюдаться. Но иногда отлаженный механизм дает сбой:  как известно, можно извратить даже самый хороший посыл и перевернуть все с ног на голову. В собственных интересах. 

Дочки-матери 
Больше двух лет назад дочь Веры Александровны Анну (имена изменены по этическим причинам) лишили родительских прав на сына. Раиса Александровна оформила опеку на внука. Собственно говоря, она воспитывала его с рождения. Однако не так давно Анна решила вернуть себе  сына, восстановиться в родительских правах, и выиграла дело.
Бабушка не забыла, как сидела с внуком с самого его рождения, хотя дочь не работала и вела праздный образ жизни, ребенком не интересовалась. Семья жила заказами на шитье, которые Вера Александровна брала на дом. Затем Анна и вовсе стала пропадать, иногда не появляясь месяцами. Через несколько лет, когда ребенку «стукнуло» три года, Раиса Александровна решила, что пора что-то решать, и стать официальным опекуном. Впереди маячило поступление в детский садик, да и в поликлинике стали задавать разные вопросы, смысл которых сводился к одному: «А где мама мальчика?» И бабушка инициировала процесс лишения дочери родительских прав. Юная мама этому не сопротивлялась, ей хотелось пожить «для себя», не обременяя себя ребенком, написала отказную на мальчика. И ушла из дома на вольные хлеба.
- В течение этих двух лет Анна  навещала Никиту примерно один-два раза в полгода. Она не приехала к нему ни на один день рождения! Потом она всем рассказывала, что я препятствовала ее общению с Никитой, не пускала к себе. И настаивала на одном: что мне якобы не нужен ребенок, мне нужны деньги, которые за него платят, и ее алименты. 
Сейчас внуку уже пять с половиной лет. Через месяц после официального лишения родительских прав в его отношении Анна родила дочку. Девочку оставила у родителей своего нынешнего мужа, и вместе с супругом уехала в другой город на заработки. Ей надо было платить алименты на Никиту. Когда я узнала, что она  хочет восстановиться в родительских правах, я была в шоке. Она ведь не занималась воспитанием Никиты с его рождения! И вдруг решила забрать его себе. Я понимаю, что ребенок должен жить с матерью, но боюсь, что Аня не справится и снова  откажется от сына. Представляете, какая это будет для него травма? Сейчас они живут в квартире родителей мужа в 10-метровой комнате. Туда они и забрали Никитку…
Мнение соседки Веры Александровны: 
- Эту ситуацию знаю, и семью знаю хорошо. Могу вас заверить, что этой бабушке важны не алименты и пособия всевозможные, а ребенок! Эта Анна ничего хорошего из себя не представляет, я живу по соседству уже больше 20 лет, все происходило на моих глазах. Она действительно бросила ребенка, исчезла в неизвестном направлении. Вера одна поднимала внука, много работала. Видимо, родив второго ребенка, Анна решила вернуться в квартиру к Раисе со своим новым мужем и маленькой дочкой – сын-то прописан у бабушки. Вера Александровна – человек в годах, все эти неприятности подкосили ее здоровье, а главное – моральный дух, она часто плачет, стало болеть сердце, гипертония мучает. Когда с ней жил Никитка, этого не было... Анне нужен не столько сын, я так думаю – ведь сколько лет она не задумывалась о нем! – сколько нужна квартира. В таком темпе Вера Александровна долго не протянет. Вот и освободится отличная «трешка».  Забирают ребенка у хорошего, трудолюбивого, порядочного человека и передают «мамаше», которая родила, но воспитания, материнской ласки и заботы не дала ни капли. Как она может по-настоящему полюбить, по сути, чужого ребенка? А ее муж – к тому же у них есть ребенок общий?  Хорошо получить уже вполне самостоятельного ребенка, когда пеленки и детские болезни, бессонные ночи – уже  пройденный этап?

Бабки дерутся за «бабки», или деньги лишними не бывают
Увы, такие «нестандартные» ситуации случаются. В этой истории, казалось бы, вполне себе «хэппи энд» - ребенок вернулся к матери, ставшей на путь исправления. К чему и стремятся органы опеки – восстановить семью. Но другая семья – бабушки и внука, которая существовала почти шесть лет, и по сути, другой семьи мальчик не знал – разрушена. Палка о двух концах. 
Но случаются истории и похлеще, рассказывает руководитель отдела опеки и попечительства Якутска Людмила ТАНЦУРА. 
- Знаете, раньше как было? Бабушки-дедушки воспитывали своих внуков, пока молодые родители получали образование в городе, уезжали в другой город на заработки или в длительные командировки. Брали детей на воспитание у многодетной родни. И никто не заикался о финансовой составляющей. Теперь же все перевернулось с ног на голову… Теперь появились «опекунские» деньги.
Учитывая материальную заинтересованность в обеспечении опекаемых детей, участились случаи, когда бабушки-дедушки, тети-дяди всеми правдами и неправдами пытаются лишить или ограничить родных родителей (чаще – одинокую мать) в родительских правах, чтобы оформить над ребенком опеку. Нельзя сказать, что это носит массовый характер (слава богу!), но тем не менее…
Разные ситуации происходили. И на судах, и здесь, в кабинете. Бывало, что и в волосы друг другу вцеплялись – мама и дочка – в борьбе за ребенка. В борьбе за опекунские деньги. Причем без зазрения совести  бабушка так и говорила, прямо в лицо дочери: «Ну, лишим тебя родительских прав, будем деньги получать, потом ребенок бесплатную квартиру от государства получит – что, лишним будет?»

Опекунский и родной: какая разница?
Ого-го, разница просто огромная. Государство выделяет немалые деньги на поддержку детей, оставшихся без попечения родителей. Причин этому много, о них мы писали в прошлом номере газеты «ЭС» (№ 26 (2603), материал «Права «кукушкиных детей»). 
- А ведь если задуматься: почему дети из многодетных семей не получают хотя бы часть тех  прав и той же социальной поддержки, как дети, которые остались без попечения родителей? Если бы выплаты на детей были равными, без разницы, опекунский ребенок или родной, если бы у родителей были нормальные зарплаты, если бы были ужесточены законы в отношении лишенных родительских прав – поверьте, понятия «опекунская семья» и «социальное сиротство» встречалось бы в разы реже. 
Что имеет опекунский ребенок? Повторим вкратце для полноты картины: во-первых, ежемесячные выплаты до момента окончания вуза или ссуза. Во-вторых, бесплатные санаторно-курортное лечение и детские лагеря отдыха. В третьих, бюджетное место в вузе или ссузе. В-четвертых, устройство на работу, помощь в поиске работы, устройство на курсы, стипендия во время обучения. 
На бирже труда, пока не найдется работа, опекунский ребенок тоже стоит особняком: он получает  повышенные социальные выплаты. 
Айталина РОЖИНА, специалист отдела социальных выплат Биржи труда:
- Впервые ищущие работу, то есть ранее не  работавшие (и соответственно,  не имеющие трудовой книжки), и впервые признанные органами службы занятости  в установленном порядке безработными дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, пособие по безработице и стипендия во время прохождения профессионального обучения и получения дополнительного профессионального образования по направлению органов службы занятости назначается и выплачивается в течение 6 месяцев в размере среднемесячной начисленной заработной платы в Республике Саха (Якутия) на дату регистрации их в качестве безработных. 
На сегодняшний момент среднемесячная заработная плата по РС(Я) составляет 68 590,1 рублей. Это данные Сахастата за май 2017 года. После истечения  шести месяцев со дня регистрации их в качестве безработных, а также при достижении ими в указанный период 23 лет пособие по безработице и стипендия в связи с прохождением указанными лицами профессионального обучения и получения ими дополнительного профессионального образования по направлению органов службы занятости выплачиваются в размере минимальной величины пособия по безработице, увеличенной на размер районного коэффициента. Минимальная величина пособия по безработице на 2017 год по городу Якутску составляет 1190,0 рублей.
После двух отказов от подходящей работы безработного гражданина снимают с учета, в  том числе и сирот. Если отказывают работодатели, то безработного гражданина не снимают с учета, и выплата пособия по безработице сохраняется. Обычным гражданам, не из числа детей-сирот, если они впервые ищут работу, пособие по безработице назначается в минимальном размере.

Лишить прав… без ведома  родителей
Думаете – фантастика? Ан нет. И такое в практике встречается, говорит Людмила Григорьевна. 
- Вот, к примеру, в суде встречаются родители ребенка и опекун – обычно родные бабушки или дедушки. И выясняется такая история. К примеру, мама уехала в другой город – учиться, работать по контракту, причины разные. По устной договоренности ребенок остался с родней. Увозить ребенка на другое местожительство порой просто невозможно по ряду причин: неизвестно, как там сложится с детским садом, школой, или сам график работы не позволяет. Через какое-то время бабушка-дедушка подает на лишение родительских прав, обосновывая тем, что не имеет понятия, где дочь, мол, она длительно отсутствует, материально содержать ребенка не помогает. Нужно оформить официально опекунство, чтобы представлять интересы ребенка. И тут начинается катавасия. Мама постфактум узнает, что рискует лишиться  родительских прав «за уклонение от воспитания», и искренне возмущена: оказывается, мать прекрасно знала, где находится дочь, были регулярные созвоны по телефону, есть переписка, и финансово помогала – сохранены все чеки и квитанции за денежные переводы. Причина, оказывается, довольно банальна: опекунские деньги.

… и с ведома
Лишить родительских прав «по соглашению сторон» - тоже известная практика. Еще одна история. Мама и бабушка договорились: мама отказывается от ребенка, зато «он будет получать деньги, поступит бесплатно в вуз, от государства – квартиру, всяческие льготы». Официально мама лишена всех родительских прав. То есть она не имеет на ребенка никаких прав, она не должна с ним видеться, она имеет только обязанности – платить алименты. А по факту – ребенок спокойно проживает с мамой, порой и не ведая, что по закону живет с чужим человеком, который находится рядом с ним. И такие истории, конечно, рано или поздно вскрываются: ведь органы опеки держат под контролем опекунские и приемные семьи (и в течение трех лет – если ребенок законно усыновлен. – прим. авт.) И начинают  юлить: мол, забежала в гости, подарок принесла и так далее. Налицо мошенничество? Но привлечь по закону не можем.

«Лишите меня родительских прав!»
Иногда мама сама приходит в органы опеки, в суд и говорит: «Я хочу подписать отказ от ребенка. Я не смогу дать ему образование, приобрести ему квартиру, обеспечить будущее». 
И подписывает. Что делать суду? Отказать ей в «отказе»? Не имеет права. И забота о ребенке ложится на плечи государства.
 А опекунство над ребенком быстренько оформляет бабушка или тетя. Да что там говорить – даже чужой человек может стать опекуном. 
Вот тоже реальный случай. Пришла в органы опеки женщина – в годах уже, но имеющая несовершеннолетнего ребенка. В глазах – тотальная усталость: от жизни, от борьбы, от всего. Рассказывает:
- Я живу в бараке. Всю жизнь. У нас там везде – вода стоячая, сырость, запах невозможный, мебель стоит на кирпичах, не поверите! Потому что затапливает постоянно. 
Я всю жизнь честно отработала на государство, на одном предприятии, стояла в очереди на квартиру. И получила бы, может быть, если б не развалили все. А что я могу дать своему ребенку? Несколько квадратных метров на болоте? Свои-то несколько квадратов под землей я заработала, да и то – не факт. 
У меня пенсия – 19 тысяч рублей. Какое жилье я могу ему купить? Мне даже кредит не дадут. Что могу ему дать я, честно отпахавшая на государство и не заработавшая ничего? Ему что, идти бомжевать? Лишайте меня родительских прав. Я осознанно иду на этот шаг. Я уже столько мыслей передумала, как мне помочь своему ребенку, другого выхода не вижу. Пусть хоть так государство ему даст то, что должна была получить я – нормальное жилье.
Часто бывает и по-другому.  Ребенок, по достижении совершеннолетия получает квартиру и в нее въезжает вместе… с родителями, лишенными прав. Они просто спокойненько дожидались момента, когда у ребенка появится квартира. 

Прокуратура - против 
Может, кто-то еще помнит: раньше, когда ребенка оставляли жить с бабушкой-дедушкой или отправляли из улуса в город к родственникам, чтобы он учился в городской школе, было достаточно нотариально заверенной доверенности на представление интересов ребенка – в школе, поликлинике и т. д. Но все изменилось, потому что в игру вступила… прокуратура. Прокуратура после проведенной проверки запретила такие доверенности выдавать нотариальным конторам. И поэтому началась тягомотина с оформлением временного опекунства. Ну и как результат – повышение количества опекунских семей и опекаемых детей.  
Да, работа ведется большая. И на работу горе-родителей устраиваем, и кодируем от алкоголизма (опять же – по согласию!) Но проходит пара-тройка месяцев – и человек срывается. И все начинается по-новой. У нас тут есть «долгоиграющие» - уже по три-четыре раза лишались и восстанавливались. Но поверьте моему опыту: по-настоящему берутся за ум единицы. Да и заниматься этим вопросам должны сиротствующие службы сопровождения с патронатными воспитателями.
Прокуратура начинает нам выписывать предписания: мол, органы опеки не проводят соответствующую работу с населением, профилактику, не восстанавливаете в родительских правах. А мы работаем. Просто заставить человека силком вновь признать себя папой и мамой не можем. Нет такого закона, по которому мы могли бы принудительно вернуть ребенка в семью.  Да и проводить профилактическую работу с данной категорией родителей должны специальные службы сопровождения с патронатными воспитателями, как это делается в других регионах России, а не органы опеки и попечительства.

Государство идет на поводу у «лишенок»?
А ведь если посмотреть под другим углом зрения – так оно и получается, говорит Людмила ТАНЦУРА.
- У меня в этом отношении жесткая позиция по отношению к родителям, которые лишены прав. Не давать им жить в свое удовольствие. Ужесточить законы в отношении «лишенок». Вернуть в законодательно принудительное лечение от алкоголизма и наркомании, принудительное трудоустройство или наказание за тунеядство, как в былые времена. Не можем! Потому что это – нарушение конституционных прав человека! 
А знаете, какой штраф предусмотрен за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей по воспитанию и содержанию детей? Максимальная сумма – 500 рублей. Они заплатят – и живут себе дальше. Или вообще не платят. Сделать штраф – 5 000, 50 000 рублей, не платят – отправить на принудительные работы. Чтобы они на своей шкуре поняли, что не все так просто. Придать их имена огласке. Заклеймить позором. А то ведь бывает, что о лишении родительских прав знаем только мы, органы опеки, да ближайшие родственники. 
А то получается, что государство идет на поводу у «лишенок». Забрали детей – и живите себе, пока ребенок не получит квартиру. Еще и живут потом на деньги от государства, которое обязано содержать ребенка, оставшегося без попечения родителей, до получения им высшего или средне-специального образования. Удобно ведь? И кто от этого выигрывает? А на наше появление говорят: «Мы не просили лишать нас родительских прав. И ребенок уже совершеннолетний. Сам решает, с кем жить и кого приводить в свою квартиру».
Бывают и такие случаи. Маму лишили родительских прав. Потом она благополучно выходит замуж, рожает детей в новой семье. А старшие дети живут в детдоме. Мы ходим, уговариваем ее восстановиться в родительских правах, забрать детей. И получаем такой ответ: «А зачем? Он все равно ко мне вернется, родная кровь, как-никак. Зато государство даст ему бесплатно все!»
И еще. Конечно, это звучит жестоко. Но – ограничить льготы и выплаты с определенного возраста. 18 лет – и вперед. Зарабатывать на жизнь, как дети из обычных семей. Вы знаете, как большинство детей, категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей заходят к нам в кабинет? Буквально ногой дверь открывают, грубят, выражаются нецензурной бранью. Они считают, что им вокруг все и во всем обязаны. Они прекрасно знают, что такое ювенальная юстиция. Они держат в страхе своих опекунов.  В детских домах – та же ситуация: воспитатели порой боятся им лишнее слово сказать. Конечно, я не говорю, что все такие. Но – большинство с малого возраста живет в уверенности, что государство им во всем обязано. Само общество и культивирует в них это сознание. Какое поколение вырастет из этих детей, которые привыкли только брать – и ничего не давать взамен? 

Количество показов: 321
Автор:  Бубякина Дана
Выпуск:  №28 (2605) от 20 июля 2017 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter