Не волшебное «зелье», или Когда ты становишься наркоманом?

06.11.2020 
Количество показов: 175
На первый взгляд, статистика заболеваемости наркоманией и преступности в этой сфере в Якутске выглядит не столь тревожно, как в среднем по стране и большинстве других городов

Но, тем не менее, по данным Якутского республиканского наркодиспансера, на учёте с диагнозом «наркомания» состоят 394 больных (для сравнения: в 2019 г. — 379; в 2018‑м — 373; в 2017‑м — 367), в их числе 42 женщины (35 за аналогичный период прошлого года). Большинство зарегистрированных наркоманов — молодые люди: 352 человека в возрасте с 18 до 39 лет, 42 человека — от 40 лет. Наркологами отмечается рост употребления синтетических наркотиков (особенно спайса) и сочетанное потребление наркотических средств.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

История Александра.

— До сих пор задаюсь вопросом, почему у меня жизнь так сложилась? Меня воспитала мать, отца я не знал. Она не пьет, не употребляет. Она выбрала позицию: «Ты взрослый и решай свои проблемы сам». Это, в принципе, мне и помогло. Я связал свою жизнь с наркотиками еще лет с 14‑ти. Первый раз попробовал в компании друзей, как и большинство зависимых. Это была конопля. Употреблял периодически, злоупотребления начались уже во взрослой жизни. Знал места, где можно «отдохнуть и избавиться от ­каких-то проблем». Тогда, конечно, я всего не понимал. Доходило до того, что я на взгляд мог определить, сколько граммов в закладке. 

Со временем я начал употреблять более тяжелые наркотики. «Я же не колюсь, значит, я не наркоман. Наркоманы — это только те, кто колются», — так люди обманывают сами себя. А когда ты становишься наркоманом? Когда входишь в фазу активного употребления. Все, что связано с наркотиками, — это образ жизни, который ведет к печальным последствиям. А вариантов последствий всего три: психушка, тюрьма или смерть. 

Практически все, с кем я начинал употреблять, сейчас уже мертвы. Я видел, как они умирают, но продолжал употреблять. Это безумие такое. Наркоман не верит ни во что, только в свои фантазии. Думаешь про себя: «Я до такого не докачусь». Я понял, что я наркоман, когда обнаружил в руках шприц. 

Много смертей происходит по банальным ошибкам. Человек едет на закладку и думает, что там то, что он заказывал, а на самом деле, там более тяжелый наркотик. Барыги, сами того не зная, раз в месяц точно одного человека на тот свет отправляют. Наркотики просто так не достанешь — нужны знакомые. Но я давно уже с ними не общаюсь. Менять свою жизнь я начал еще в 2015 году. 

В трезвости нахожусь 4 года. «Срывы» были в начале лечения. Выходил и начинал снова употреблять до того момента, пока не дошел до крайней точки, когда уже все родственники отвернулись, идти стало некуда и накопилось множество других сопутствующих проблем. В 2016 году принял конкретное решение все изменить и пришел на реабилитацию, лечился девять месяцев. Осознание того, что все «хорошо», появилось года через два после реабилитации, когда мозги начали работать. На мир начал по-другому смотреть, на людей, взаимоотношения. 

Мой первый брак по жизненным обстоятельствам распался. У меня есть взрослая дочь, две внучки и внук. Сейчас у меня новая семья — дочке один год и пять месяцев. Период выздоровления — самый трудный в моей жизни. Работа над собой — это тяжкий труд, легче кирпичи таскать. Я встречал здесь разных людей. Иногда, слушая их истории, не представляешь, как же он вообще выжил. В жизни бывают такие ситуации, когда думаешь: «А что ему еще оставалось? Его ничему не научили, вот он и выбрал этот мир грез, фантазий, кайфа». Есть вина родителей, но, опять же, их тоже ­кто-то научил. Этот опыт в воспитании идет из поколения в поколения. Я не стесняюсь говорить о своем прошлом…

Благодарю себя за то, что вовремя начал лечение, свою семью — за любовь и всех людей, которые поддерживают меня.

Люди, которые употребляют запрещенные вещества, целиком погружены в 3D-мир. У них множество нерешенных проблем, как внутриличностных, так и повседневных. Они живут надеждой, что ­когда-­нибудь утром откроют глаза и обнаружат, что их проблемы испарились сами по себе. Но так не бывает. В мире не существует «волшебной» таблетки, способной в один миг изменить сознание и остановить тебя, чтобы ты перестал употреблять вновь и вновь. Излечиться возможно, но только в том случае, если вы занимаетесь самотрансформацией. Быть ответственным — нелегко, поэтому большинство людей на планете не решаются идти дальше. Они не готовы страдать, чтобы стать сильнее, останавливают свое психологическое взросление. Это — то самое эмоциональное «дно», в котором пребывать уже невозможно.

Существует два выхода, один из которых — это начать переоценку своих ценностей, осуществить полную перезагрузку своей личности от негативных программ в виде внутриличностных конфликтов, комплексов, страхов, детских травм, привитых убеждений, психологических «триггеров» и прочих «дефектов характера», которые и привели человека в употребление. Да, именно за употреблением человек скрывает свою внутреннюю боль, которая разрушает его. Основная причина употребления — это отсутствие внутреннего ресурса. Приобретение зрелости — это сложный психический процесс, он требует сильнейшей внутренней мотивации, системной и длительной психотерапии, только так и не иначе. Только преодолев свою слабость, человек растет духовно и личностно. С приобретением навыка преодолевать он начнет ценить то, что имеет. В результате долгой борьбы с самим собой он все же способен приобрести самость и устойчивость во всех сферах жизни.

«ЗАЛОЖНИКИ» И «ЖЕРТВЫ»

В борьбе с недугом зависимости страдают обе стороны. Члены семьи зависимого становятся его «заложниками», то есть «созависимыми», которые начинают настолько сопереживать больному, что не замечают, как они постепенно растворяются в другом человеке, которому так хочется помочь. Говоря на психологическом языке, «созависимые» начинают выступать в роли «спасителя», а больной занимает позицию «жертвы».

В РОЛИ СПАСИТЕЛЯ

Причины созависимого поведения часто уходят корнями в детство человека, то есть в его отношения с родителями. «Созависимый», чаще всего сам того не осознавая, видя свою востребованность и нужду в нем зависимого, стремится залечить свое раненое «Я», которое через признание и одобрение другим хотя бы ­как-то компенсирует его внутренние травмы и повышает его самооценку. «Созависимый», спасая другого и принося много добрых дел, как ему кажется, из лучших побуждений, на самом деле, в такие моменты не проживает свою жизнь. Он начинает жить чувствами и эмоциями зависимого человека. «Созависимый», безусловно, продолжает любить и заботиться о зависимом. Стремление оказать помощь — это скрытое желание «созависимого» бессознательно помочь себе. У «созависимого» отсутствует внутренняя опора на самого себя, ему легче устраивать жизнь зависимого в ущерб себе, чем обратить взор на себя, ведь он бежит от своих внутренних переживаний, страхов, привитых убеждений, чувства вины, самобичевания и прочих психологических дефектов и детских травм. Зачастую «спасителя» никто не просит спасать, его помощь может быть и не нужна. Он не спрашивает у предполагаемой «жертвы», нужно ли ее спасать. Также «спасительство» тесно переплетено с нарушением личных границ того, кого пытаются спасти (вторжение в его частную жизнь), а также позволение вторгаться в свои границы. Этот феномен свой­ственен людям, которые недостаточно отчетливо осознают внутреннюю значимость и ценность своего «Я», чаще всего, они легко поддаются манипулированию.

Кроме того, спасительство отнимает у «спасителя» огромное количество ресурсов и сил, он перестает видеть и замечать свою реальную картину мира.

ЧТО СКРЫТО ЗА МАСКОЙ «ЖЕРТВЫ»?

Зависимый человек склонен перекладывать свою ответственность на тех, кто рядом с ним, манипулировать «созависимыми» родными, вызывая жалостливые чувства и чувства вины по отношению к себе всевозможными способами. Одним ключевым способом воздействия на сознание «созависимого» выступает манипуляция в виде предъявления обид, чем моментально подчиняет себе «созависимого», лишая его устойчивого положения. Своим деструктивным поведением зависимый просто не позволяет своим родным и близким жить своими жизнями.

«Жертва» убеждена в своей неспособности к самостоятельной жизни и всегда ищет «спасителя», она не желает выходить из своей «зоны комфорта», то есть привычного и приемлемого для себя образа жизни, ведь превалирующий страх и боязнь социума моментально парализует все ее старания начать зрелую жизнь, заставляя бездействовать. Так же, если «жертва» бездействует — это может указывать на извлечение вторичной выгоды. Напрашивается вопрос: а что такое вторичная выгода? Это сознательный либо скрытый, бессознательный мотив, что движет психикой «жертвы» в ее выборе поведения. «Жертва» сознательно или бессознательно управляет сознанием «спасителя» с целью ничего не делать «своими руками» или делать во благо своих интересов. Вторичная выгода — есть корыстный мотив «жертвы», мотив потребителя, вызванный неумением и/или нежеланием начать управлять своей жизнью. Она не выдерживает своего эмоционального состояния и не извлекает жизненных уроков.
ВСЕ МЫ РОДОМ ИЗ ДЕТСТВА

«Все мы родом из детства…» — говорил известный французский писатель Антуан де Сент-­Экзюпери. Существуют определенные категории семей, способствующие формированию девиантного (отклоняющего) поведения детей и подростков. Вот основные из них.

Неблагополучные семьи. Как правило, это неполная семья, в которой наличествует разногласие между членами семьи, имеются конфликты продолжительного характера, недостаток общения, напряженные и грубые отношения, что «выталкивают» подростков на улицу. Дети часто бросают школу ввиду отсутствия контроля со стороны взрослых членов семьи.

Девиантные семьи. Это семьи алкоголиков, наркоманов, правонарушителей. Атмосфера в этих семьях нервозная, часты ссоры, скандалы и оскорбления. Обстановка в этих семьях ведет к возникновению чувства неуважения, неприязни, ненависти по отношению к родителям, что отрицательно сказывается на поведении детей. Отрицательный пример членов семьи, их аморальный образ жизни, пьянство, наркомания, ссоры, скандалы предопределяют судьбу подрастающего поколения.

Делинквентные (с кри­минальной направленностью) семьи. Определяющий фактор этих семей — бедность. В таких семьях несовершеннолетние вовлекаются в раннее употребление, совершение преступлений в соучастии со взрослым родственником, который ранее уже был осужден, в силу разных обстоятельств, например, чтобы прокормиться.

Насильственные (наличие физического и психического насилия) семьи. Как правило, в таких семьях явное отвержение ребенка, непроявление заботы о нем, его постоянно унижают, выгоняют из дома и др., в силу чего некоторые подростки могут решиться на употребление, правонарушение, самоубийство, выражая таким образом протест против бездушия и безразличия со стороны взрослых. Воспитываясь в таких семьях, дети становятся озлобленными, ожесточенными, агрессивными с чувством ненависти к людям и зависти к обеспеченным подросткам, которые воспитываются в здоровых семьях, что может явиться мотивом «подсадить» на наркотик и вовлечь в употребление подростка из положительной семьи.

«Внешне благополучная семья». В таких семьях дети воспитываются в атмосфере полного достатка и удовлетворения любых желаний, могут быть «кумиром семьи». Чаще всего, употребление совершается ради развлечения, то есть в связи с безответственностью и вседозволенностью, это своего рода самодовольный «недоросль». Родители стремятся выполнять любую его прихоть, проявляя, таким образом, чувство любви, не осознавая крайность негативного влияния на развитие и воспитание личности.

Авторы статьи (публикуется в сокращении): Раиса ЖУЛЬМИНА, Ирина ТУР.
Количество показов: 175