ДВОР АЛЕКСАНДРА ПОДГОЛОВА: ДРУЖБА, СОХРАНИВШАЯСЯ С ГОДАМИ

28.03.2019 
Автор: Юлия БАШКАТОВА
Количество показов: 802
Все–таки лучший способ узнать, каким был десятки лет назад твой родной город, – разговорить старожила! Живая речь, имена людей и забавные проделки – это бывает много увлекательнее, чем читать книги по истории. Да и беседа с интересной личностью – дело хорошее и полезное. Родным домом, да что и говорить, кварталом является для Александра Подголова район улицы Орджоникидзе. Именно здесь он рос, заработал первые шишки и научился кататься на велосипеде… Не будем забегать вперед: встречаем родной двор Александра Григорьевича, председателя общественной организации Русской общины Якутии.

Встречаемся мы с Александром Григорьевичем прямо во дворе дома на улице Орджоникидзе, 44. Это здание практически вплотную примыкает к улице. Прохожих множество, как-никак центр города, ведь за перекрестком – хоп! – уже площадь Ленина!


ДОМ, ГДЕ ЖИЛИ СТРОИТЕЛИ

Жил в этом доме Александр Подголов с 1963 года. «Отец, Григорий Михайлович, был бригадиром, – позже стал заслуженным строителем РСФСР, присудили орден, – и ему выделили двухкомнатную квартиру в этом доме, – указывает на балкон Александр Григорьевич. – А вообще, квартиры выделяли в этом доме людям, связанным со строительством. Моя мама, Лилия Зепимаховна, работала в Государственном банке. Примечательно, что в доме жили специалисты самых разных организаций, не было никакого фаворитизма.

Историческая справка
Историческим названием улицы Орджоникидзе является Казарменная (Казарминская). С 1924 года она стала Красноармейская. В 1961 году улице дали имя Серго Орджоникидзе.
– Что уж говорить, но больше всего времени мы проводили в подъезде. Зимой мы все собирались в нашем (втором. – Ред.) подъезде – собирались ребята и с первого, и третьего подъездов. Нас не гоняли здесь, дети были спокойные, а взрослые все друг друга знали и между собой дружили. Просто болтали, общались. Бывало, в жмурки играли: завязывали глаза шарфом – и искали друг друга в подъезде. А так, обыкновенно собирались на лестничных пролетах, можно сказать, по возрастным категориям. Кто постарше – собирались внизу, на пролете второго этажа, кто помладше – выше на этаж, а на самом верху – девочки. 
Конечно, дружили мы крепко, все время ходили в гости друг другу. Все праздники справляли вместе: спокойно разрешалось заходить в любую квартиру и справлять Новый год или другой праздник. Ездили на дачи в Хатынг-Юряхе и постоянно тусовались там. 

ЦЕНТРАЛОВСКИЕ, МИРСКИЕ И ВСЕ–ВСЕ–ВСЕ

Историческая справка
ГОРОДСКИЕ ГРУППИРОВКИ Тогда весь Якутск делился на молодежные группировки. К примеру, «централовскими» считались практически все дворы из центра города. Были заложные, сайсарские, рабочевские, стеклозаводовские, мировские, позже появились «Ашхабад» и пр. Кроме того, делились на отдельные небольшие группировки. Взять, к примеру,  рабочевских. Они делились на клубовских, кожзаводовских (они же – гольминковские), лесозаводовских, авиагрупповских, рынковских, речниковских, "пьяные" дома и пр. 
– Были «войнушки» между кварталами и микрорайонами, конечно. Да мы были уже постарше в то время, относились территориально к централовским и не были шпаной с блатной романтикой – нет, этого не было вовсе.  Совсем уж малолетних бандитов было мало. 
– Мы чувствовали себя на квартале как дома, но если ты пошел гулять вне своей территории, то держись... Естественно, мы «получали» в Залоге, около кинотеатра «Лена», зато мы отыгрывались у «Центрального». Помню, как шли фильмы про индейцев – «Виннету – сын Инчучуна», «Чингачгук – Большой Змей», «Оцеола» – в кинотеатре «Мир», там уж мы, бывало, отгребали. Зайти на сеанс было не проблемой, проблемы начинались, когда кино заканчивалось. «Мировские» спокойно ожидали в темном дворе, мгновенно отсекая чужих из потока своих и взрослых. Хитростей необходимых для того, чтобы избежать печальной участи было несколько. Это, несмотря на окрики контролеров прорваться через дверь, в которую заходят на сеанс, и дать дёру через центральный вход либо попробовать скооперироваться с такими же чужими для этого района незнакомыми ребятами и попытаться уйти спокойно через двор все вместе. Необходимо отметить, что деление на «свой-чужой» было у нас не на национальной основе. Нет, такого не было. Делились мы лишь по районам, по месту жительства. Поэтому я сразу хочу сказать, что группировки у нас были интернациональные. То же самое было и в других – было неважно, якут ты или русский, кавказец или цыган. 
– Драки стенка на стенку возникали и на катке Талого озера. Обыкновенно с подвыпившими учащимися техникума связи и других техникумов, учебные корпуса или общежития которых находились по ул. Короленко. 
– Когда мы повзрослели, у нас появились другие интересы. У меня сосед был Афоня Сабуров, который распространял магнитофонные записи Deep purple, Led Zeppelin и других групп. Так я стал увлекаться рок-музыкой. Тогда и началась «бормотуха» (портвейн «Три топорика», т.е. «777»), курение, и всякие игры типа «бутылочки». Выпивали вино. Не столько пьянели, сколько потом друг на друга дышали и вопрошали: «Пахнет, нет?».


О ШКОЛЕ И БАЛЬНЫХ ТАНЦАХ

– С утра в 7-ю школу, восьмилетку, шел. Я хорошо учился, так что после обеда успевал сделать уроки и выходил во двор. Летом – здесь футбол, а зимой – хоккей. Тут мост стоял, он был деревянный вроде эстакады, предназначался для въезда молоковозов с цистернами – ведь в нашем доме была «молочка». У нас было самопальное хоккейно-футбольное поле. Конечно, без никакого хоккейного короба, да и ворота были импровизированные – чем придется.
– У меня была моя любимая учительница, звали ее Вероникой Афанасьевной, и она постоянно отправляла меня на математические олимпиады. Она дала мне направление в физико-математический класс в 29 школе. В связи с тем, что мои друзья пошли в ближайшую 26-ю школу, я тоже пошел вместе с ними. Так и закончилась моя так и не начатая карьера математика. В то время 26-я считалась неблагополучной, но я все равно решил учиться с друзьями. Тем более 29-я школа относилась к нашим «врагам» – областновским. 

– Был единственным мальчиком, который занимался бальными танцами. Кружок бальных танцев проводил свои занятия во Дворце пионеров на ул. Горького, там сейчас ТЮЗ. Ходил я туда по большому секрету – ребята бы не поняли. Но один раз я все-таки решил выпендриться. Был выпускной вечер в школе, Веронику Афанасьевну на танец пригласил. Никто не ожидал, что я умею танцевать вальс. Что же произошло в итоге? Все мои друзья ушли выпивать, а я – что? – нарезаю часами круги вальса с учителями. И думаю: что я за дурак, сам себя на танцы подписал.

– Из нашего двора парни почему-то не ходили на танцы, и я ходил сам, один. Обыкновенно в клубе «Связист», который более молодые горожане помнят, как мебельно-хозяйственный магазин «Уют» – сейчас на этом месте, на углу улиц Пояркова – Пушкина находится АК «Россельхозбанк». Вот-вот, там я и отплясывал, как современные на то время, так и парные танцы ещё старшим школьником.

– Когда в советском прокате вышел фильм «300 спартанцев» мы захотели тоже почувствовать себя спартанцами. Понаделали себе деревянных мечей с щитами. Делали мы их из подручных средств: мечи из реек и досок, в качестве щитов применяли половинки бочек из-под сухого молока (они и состояли из двух фанерных щитов высотой примерно метр, перетянутых двумя же обручами. – Ред.). И устраивали бойни с «белинскими» – тут они жили в деревянных домах на улице Белинского. Это был дружественный клан, не сайсарские, не мировские, а свои соседние пацаны, с которыми ходили в одну школу – седьмую. Наши были. Здесь бились на мечах. Никто не жульничал. Мы все друг друга в лицо знали, и если ты получил укол, то всё – ты погиб на поле сражения. Такие серьезные были правила.


О ДРУЖБЕ И ХОККЕЕ

– Я сам учился в 7-й школе, а 8-я школа находилась за дорогой. И знаете, у нас неприязнь некая была. Мы не дрались между собой, но подтрунивали друг над другом. Но было время, что мы из 7-й и 8-й школ вместе играли в хоккей. Организовали хоккейную команду – и хорошая вышла команда, ладная! 
Не повезло нам тогда, потому что рядом нигде не было хоккейных коробок, хотя этого добра было полно по городу, допустим, на улице Губина или около школы №10. А мы играли прямо на катке на Талом озере. Видимо, натренировались неплохо. Потому что в первый же год, выступив как дворовая команда «Изумруд», взяли первое место на городском турнире по хоккею среди юниоров!.. В следующем году также успешно выступали в переименованной команде «Скифы». А потом наших игроков разобрали по другим командам с более сильной базой, например, как «Энергетик» и «Олимпия». В футбол мы тоже играли, но не так успешно, как получилось с хоккеем.

– Дружим с ребятами нашего дома до сих пор. Ходим друг к другу на юбилеи. К сожалению, очень мало из наших родителей остались живы, они нас узнавали – пусть сорок лет прошло, как в последний раз виделись. Эта дружба прошла сквозь годы. И если у кого-то радость или горе, то мы откликаемся сразу – собираемся. 

– Самое удивительное, вы, наверное, предполагали, что мы между собой переженились. Но нет, мы все воспринимали друг друга, как братьев и сестер. 


Количество показов: 802
Выпуск:  №12 (2692) от 28 марта 2019