Василий Иванов, Нюрнберг

02.03.2020 
Количество показов: 459
Историю простого парня из Вилюйского улуса в Якутии хорошо знают. Он единственный якутянин, который стоял в карауле и на Постдамской конференции, и на Нюрнбергском процессе, своими глазами видел сожженные трупы Гитлера и его соратников и охранял квартиру мёртвого министра пропаганды рейха Геббельса. Он отдавал честь Сталину, Жукову, своими глазами видел Черчилля и Рузвельта.

В воскресенье в Театре эстрады выставили мундир Василия Давыдовича Иванова. Также летом его представят в большом арт-проекте «Я вернусь». 
Когда началась война, он рвался на фронт. Три раза врачебная комиссия отсеивала настырного подростка, который к тому же имел проблемы со зрением. Ему было всего 17 лет, когда, прибавив себе год, он все-таки напросился на фронт.

На войне были и форсирование Днепра, и тяжелые ранения, и госпитали, и короткий отдых в тылу, и письма-треугольники, жажда, голод, холод, смерть друзей... Он мог бы погибнуть десятки раз, но, вопреки всему, выжил и вернулся на родину.

После войны Василий Давыдович передал в дар родному селу военную форму, а позднее и часть медалей и вещей, сохранившихся с войны.
Родственники изготовили копии медалей и передали в Якутский государственный объединенный музей истории и культуры народов Севера им. Емельяна Ярославского. Мундир же будет храниться в музее села Сыдыбыл, как того и хотел при жизни Василий Давыдович. 


Из воспоминаний Василия Иванова, записанных журналистом Марией Павловой:
— После длительного наступления врага — «фашистов» — наши стали сдавать. Немцы заняли удобную позицию, оккупировав здание и расставив своих снайперов и бойцов на передний план, к зданию было не подступиться. Недавно прибывший солдат Иванов, воевавший от силы третий месяц, с такой позицией врага не согласился. На тот момент его осенила «гениальная идея» добежать до здания ворваться и забросать «языка» гранатами. Не раздумывая ни минуты, Василий Иванов, наспех схватив все гранаты, ринулся к зданию, слыша за собой удивленные крики и предупреждения боевых товарищей, слышал отчетливо голос командира: «Дурной, назад же не вернешься!».
Но Иванов вернулся. Вернулся, взорвав пункт укрытия противника, вернулся, получив свою первую контузию и первые боевые ранения, вернулся настоящим героем. Тогда в 1942-м его даже представили к званию Героя, но руководство посчитало: рановато для юного бойца, который на фронте воюет всего лишь третий месяц. Тогда он получил орден Октябрьской революции.
Количество показов: 459
Выпуск:  №6(2737) от 21 февраля 2020