Перегородка доверия - 2

05.10.2009 
Количество показов: 600
История получила свое продолжение, причем самое неожиданное.
В одном из номеров «ЭС», в статье «Перегородка доверия» мы писали о том, как легко можно войти в доверие к людям, назвавшись представителем власти и мельком предъявив некое удостоверение красного цвета.

Тогда мы пообещали следить за развитием ситуации. Не прошло и недели, как история получила свое продолжение, причем самое неожиданное.

Барак по улице Бестужева-Марлинского, 36/2Б готовится к сносу. В кв. № 10 вот уже несколько лет прописана Наталья Янголь. Освободившуюся лет 10 назад кв. № 9 в этом же бараке заняла также Наталья Николаевна. К слову, и другие освобождающиеся помещения в этом бараке занимали жильцы соседних квартир, потому в доме одна семья занимает две, а то и три квартиры. Сейчас же в кв. № 9 проживает родственница Янголь по мужу – Анна Бучельникова, которая попросилась на житье в эту квартиру после пожара в своем доме. Чтобы родственницам было удобно ходить друг к другу, женщины отделили свои квартиры от общего коридора деревянной перегородкой.

Осенью 2008 года на дверях подъезда появилось объявление о том, что дом будет снесен. Вслед за объявлением пошли слухи, что застройщик предложит взамен жителям барака новую жилплощадь, аналогичную той, которую они занимали до сноса. Это известие и стало причиной настоящей локальной войны за квадратные метры в отдельно взятом бараке. В итоге на кв. № 9 сегодня претендуют трое: нынешняя ее обитательница Бучельникова, жительница кв. № 7 – соседка через стену Анна Бальжинимаева и Антонина Зуева из кв. № 6 и № 4. Стоит ли говорить, что каждая претендентка считает, что правда на ее стороне. Свою правоту они доказывают не только предоставляя документы в МУ «Департамент жилищных отношений» (бывшее УМЖ), но и приглашая сторонних лиц.

«Двое из ларца»

Именно благодаря этому обстоятельству однажды в бараке появились двое мужчин. Представившись работниками жилищной инспекции, они в довольно грубой форме потребовали, со слов Анны Бучельниковой, снести перегородку, а также освободить незаконно занятую квартиру, пригрозив предупреждением, штрафом и даже 15-тью сутками ареста. По словам же самих мужчин (одним из них, кстати, оказался «герой» ряда публикаций в «ЭС» Сергей Иванович Шитарев), они «вежливо предложили убрать перегородку и не более того». О жилищной инспекции, с их слов, речи вовсе не шло.

Свое появление в бараке Шитарев объяснил тем, что его помощи в решении жилищного вопроса попросили Анна Бальжинимаева и Антонина Зуева. Именно эти две женщины и появились в редакции после выхода материала. Обе были возмущены. Бальжинимаева не согласилась с информацией о том, что ранее в отношении нее был составлен административный протокол и направлен в мировой суд.

В свою очередь, она принесла другое уведомление, где речь идет уже об административном протоколе (составленном по той же статье «мелкое хулиганство» КоАП РФ) на родственника Бучельниковой – Павла А., причем датированное тем же самым числом. Видимо, участковый, не вдаваясь в подробности конфликта, взял да и составил протокол на обе скандалившие стороны. Антонина Зуева же в редакции свои конкретные претензии к газете сформулировать так и не смогла, оставшись при мнении, что ее «оговорили» и «опорочили», но зато несколько раз подтвердила, что двое упомянутых выше мужчин в свой визит представлялись именно работниками жилищной инспекции.

«Просим оградить!»

Дальше – больше. 17 сентября меня разбудил ранний телефонный звонок. Звонила Анна Бучельникова из кв. № 9. Извинившись за беспокойство, Анна Геннадиевна поведала следующее:
- Сегодня (17 сентября – прим. авт.) в 6 часов утра я проснулась от истошных криков женщины, доносящихся из кв. № 7, где проживает Бальжинимаева. А накануне в этой квартире Шитарев и Смирнов два дня пьянствовали, постоянно таскали туда шампанское. Когда я проснулась от криков, услышала звук разбиваемого стекла. После этого я увидела, что Шитарев и Смирнов пинают неизвестную мне женщину в палисаднике возле дома.

Женщина была одета в сапоги, куртку, вырывалась и кричала, а мужчины были в нижнем белье. Они ее долго били ногами, потом она вырвалась, перескочила через ограду палисадника и упала возле входа в коридор. Мужчины продолжали ее избивать, при этом что-то орали на нее. Когда я со своим родственником Павлом А. вышли в коридор, они ее уже волокли за волосы в квартиру № 7. Мы спросили у Смирнова, что они, мол, делают? Смирнов и Шитарев были в нетрезвом состоянии и сказали нам, что это их разборки и чтобы мы не совались.

Тогда я позвонила в милицию на «02», а милиция, видимо, на «03», потому что приехала, кроме милиции, еще и «Скорая». Мужчин увезли в 3-й отдел милиции. Когда брали у нас объяснение, милиционеры сказали, что избитая женщина отказалась писать заявление на Шитарева и Смирнова – мол, она является женой кого-то из них. Кстати, когда приехала «Скорая», она была без сознания. Разбуженный также криками женщины Павел успел заснять пинающих женщину мужчин на сотовый телефон.

Увидев то, что творят Шитарев и Смирнов с беззащитной женщиной, мы решили с Павлом ехать в 3 ОМ. В 3-м отделении милиции Анна и Павел, рассказав стражам порядка историю взаимоотношений в бараке, в том числе рассказав о сути публикации в «ЭС», написали заявление с просьбой оградить их от этих людей, принять меры по их защите.

Мы в тот же день обратились в Станцию скорой медпомощи. Главный врач Сергей Морозов лично подтвердил случай вызова на Бестужева-Марлинского и сказал, что у женщины врачи «Скорой» обнаружили ушибы мягких тканей лица, волосистой части головы. Ей была оказана медпомощь, но женщина написала расписку об отказе от госпитализации.

«Гражданская» позиция

Обратились мы и в 3-й ОМ. Прибыв по вызову Бучельниковой, стражи порядка в кв. № 7 обнаружили избитую женщину, хозяйку дома Бальжинимаеву и двоих мужчин. Потерпевшей оказалась некая Власова Людмила, по ее же словам, бывшая сожительница Смирнова. Женщина отказалась проходить судмедэкспертизу, отказалась писать заявление на мужчин и попросила прекратить проверку, объяснив свой «добрый жест» тем, что сама же виновата, так как устроила сцену ревности, за что и поплатилась. Для нас осталось загадкой: почему же в таком случае на видео вместо Смирнова лютует Шитарев?

Шитарева и Смирнова для выяснения их личностей доставили в 3 ОМ, где Шитарев предъявил свой паспорт, а Смирнов показал удостоверение работника Фонда защиты прав потребителей. С тем их и отпустили. В своем объяснении Шитарев заявил, что де тихо-мирно со Смирновым коротали время у своей знакомой, когда появилась Власова. О рукоприкладстве ни слова. Или дознаватель Киренский не спрашивал об этом, или это было не суть важно при заведомо отказной перспективе дела. Но как бы то ни было, правозащитник (как он сам себя называет) Шитарев БЫЛ в той квартире ВО ВРЕМЯ избиения женщины, но не предпринял никаких действий, чтобы экзекуция прекратилась.

Когда Шитарев приходил к нам в редакцию, много распространялся о правах человека и, в частности, произнес такие слова (цитируем): «У человека существует язык, и человеческая речь для того, чтобы общаться и выяснять, договариваться на простом человеческом языке – кто же все-таки прав? Хочу также добавить, что мы стоим на пороге формирования гражданского общества, и я хочу, чтобы каждый житель города, страны не был безразличен к подобным проявлениям, когда можно перегородить места общего пользования, устроить в подъезде туалет, пивнушку и никому из жильцов нет дела до этого, хотя страдают все. А тогда, когда обворовывают соседнюю квартиру и с грохотом ломают двери, ни один человек не выходит в коридор, это говорит о том, что нет гражданской позиции у людей».

Что ж, хорошие слова, но стоит добавить, что в описанном выше случае гражданская позиция проявилась у Анны Бучельниковой и Павла А., которые попытались остановить мужчин, избивавших женщину. А у «правозащитника» Сергея Шитарева иссякли слова для «простого человеческого общения», и ему пришлось пустить в ход свои конечности.

Р.S. В статье «Перегородка доверия» от 11 сентября 2009 года во врезке «Кстати» дату составленного административного протокола следует читать не 12 декабря 2009 года, а 12 декабря 2008 года.
Кто вы, Смирнов?
Кстати, о Смирнове.
На наш запрос заместитель президента Общественного фонда защиты прав потребителей в Союзе потребителей Якутии Зинаида Гусева ответила так:
- Смирнов Евгений Николаевич в нашем Фонде никогда официально работником не числился, не является им и сегодня.
Просто он приходил в Фонд к своему знакомому – президенту Фонда Иноземцеву. Комментарии об удостоверении в его руках можете получить у Иноземцева, когда он вернется из отпуска после 10 октября.
Количество показов: 600
Ссылка по теме:  www.exo-ykt.ru/articles/24/index.php?ELEMENT_ID=945
Выпуск:  Выпуск "Эхо столицы" № 77 (1786) от 02.10.2009 г.
Комментарии