В дни болезни…

В дни болезни…
Узнав о таком заболевании, как рак, многие люди отчаиваются, закрываются от своих близких и начинают угасать. А другие даже не задумываются, что болезнь может подкрасться к кому угодно, и остаются равнодушными фактам, которые стоит знать хотя бы на всякий случай.
Наша героиня, энергичная общественница, которая сыграла большую роль в установлении внешних связей города Якутска, ныне пенсионер, Капиталина Алексеева, пережила этот тяжелый недуг. И она поделилась с нами зарисовками из своей книги, где она от первого лица делится не только своими чувствами и мыслями, но и действиями на пути к выявлению и выздоровлению, которые оказывались верными или не верными. С ее согласия мы публикуем отрывки из книги для того, чтобы многие наши горожане задумались о своем здоровье серьезнее.

16 декабря.  Эта дата ничего особенного собой не представляет, не красный день календаря, не день рождения или свадьбы,  обычный день. Но не для меня.  Этот день разделил мою жизнь на «ДО» и «ПОСЛЕ».  В этот день в 2010 году  мне была сделана операция.  Операция, которая мне подарила жизнь, но в то же время сделала меня инвалидом,  благодаря ей я дышу, живу, вижу все краски,  но не работаю,  никуда не хожу,  как бы даже изолирована от общества… 

Квасим капусту
Все начиналось очень просто.  В один из октябрьских выходных, когда народ дал команду «Пора квасить капусту»,  мы собрались у нас на даче для  совершения этого ритуала.  В общем,  в тот день  я объелась капусты, пока ее пробовала на «зуб», потому что моя функция была заправлять и  мять ее после шинковки. 
Приступ начался ночью.  Я точно определила, что это панкреатит, потому что этим недугом страдаю давно и знаю,  как он начинается и что надо делать:  голод, холод и покой.  Дожив до утра,  стала  обзванивать частные клиники насчет капельницы,  но безуспешно:  без назначения  гастроэнтеролога мне ее (капельницу) делать отказались.  Как потом выяснится,  на мое счастье все они, врачи-гастроэнтерологи, отработав  рабочий день на государевой службе, бегут на работу в платные клиники. Получается, что  на прием к ним можно попасть и глубоко после обеда.  Я ждать не могла,  так мне было тяжело.  Дочь предложила попытаться попасть на прием к участковому терапевту в поликлинику  Якутского научного центра.  Здесь, на мое счастье, никого в очереди не оказалось,  и я сразу попала к врачу.  У меня взяли анализы,  и после обеда я уже лежала в палате под капельницей. Лежу и думаю:  прокапаюсь, полежу в больнице недельку, а там меня ждет работа.  Ну, думаю, отдохну немного. 
Дня через три моя палатная врач, встретив меня в коридоре, робко предложила  сходить  на зондирование желудка: кто-то из ее пациентов  отказался от этой  не очень приятной процедуры, а если талон на процедуру пропадает, то ее, молодого доктора,  руководство будет ругать.  Мне  просто  стало жалко  молодого доктора, и я согласилась. Признаться честно,  приятного в этой процедуре мало:  давясь от рвоты и выпучив глаза, глотать   резиновый зонд  с электрической лампочкой на  наконечнике, не нравится никому.  Но отступать было поздно.   Надежда Тимофеевна Пупенко, доктор с  огромным  опытом работы и, как в народе говорят,  с «легкой рукой»,   долго-долго смотрела в трубку,  потом, как мне показалось, весьма  выразительно   переглянулась  с медсестрой-ассистентом, после чего  они  сделали  какие-то  манипуляции.  Помолчав, пока я кряхтела и спускалась с кушетки,  доктор мне сказала:
- У вас язва. Ее надо будет  тщательно обследовать и лечить.  
- Спасибо, доктор, - был мой ответ.  На что она вскинула брови и как-то  растерянно, изменившимся  голосом  ответила: 
- За что спасибо?
- За язву.  В моем возрасте  могло бы быть и хуже, а язва – это излечимое заболевание, ее сейчас  успешно и довольно  быстро  лечат.  Вам спасибо большое.  
Кабинет  эндоскопии  я покинула в какой-то странной  тишине.  На самом деле, мне так и показалось, что это какая-то  гробовая тишина.  Потом  только  я пойму,  что Надежда Тимофеевна почти лишилась  дара  речи на мое  наивное  «спасибо».  Тогда я,  конечно же, ничего не соображала.  Утром моя молоденькая доктор  предложила мне:
- Капиталина Капитоновна,  пока вы здесь находитесь,  я вам предлагаю  обследоваться,   как следует,  поэтому  я направляю вас на рентген и на компьютерную томографию. 
 И начались   обследования. Доктора были весьма  и весьма  внимательны и ласковы ко мне,  и я думала: «Да, медицина поворачивается лицом к человеку, все-таки какое хорошее обхождение и обслуживание, а мы все врачей ругаем».  Но  в то же время прекратились  мои желанные капельницы, ради которых я легла в стационар.  Со всеми вопросами  сестричка направляла меня к лечащему доктору.  Короче,  вскоре  наступили октябрьские праздники, всех  нетяжелых  пациентов  решили  отпускать по домам.  Только   я не хотела   домой, потому что мне были  нужны капельницы,  и  я  попросила  назначить  мне лечение от язвы,  чтобы быстрее вылечиться,  выписаться здоровой домой и сразу побежать на работу.  Но напрасно, мне предложили отдохнуть  в  праздничные дни и встретиться  8 ноября. 

Диагноз
Наступило 8 ноября. С утра доктор  пригласила меня к заведующей  терапевтическим отделением Лене Дмитриевне Пономаревой.  Пока шла, нутром  чувствовала, что со мной, похоже, что-то неладно.  Лена Дмитриевна ходила по своему кабинету и не смотрела на меня.  Предложила мне сесть  на стул и сама села напротив меня.  С трудом подбирая слова,  она мне сообщила, что  моя «язва»  озлокачествилась.  Я поняла, что мои дела плохи.  В тот момент я ощутила,  как будто меня ударили по голове чем-то тяжелым и тупым,  засвистело в ушах.  Рак. Рак желудка.  И мир рухнул для меня в одну секунду. 
Из разговоров со своей сестрой Розой, у которой  был рак около 30 лет назад,  я кое-что  знала об этом коварном заболевании и нашлась спросить доктора,  не пошло ли у меня все по лимфоузлам.  До сих пор удивляюсь, почему я задала этот вопрос.  Лена Дмитриевна ответила: «Нет, у вас начальная стадия,  прогнозы неплохие при условии  скорой операции  в хорошей специализированной клинике». 
- Мне же скоро 70 лет!? 
- Но не 80, всего лишь 67. А это намного лучше, чем 80.  Слава богу,  у вас  не печень поражена, а  желудок, который  непременно  восстановится после успешного  хирургического вмешательства.  Нужна очень хорошая  качественная  операция. 
В  общем,  из беседы  с Леной Дмитриевной  получалось,   что мне с моим желудком здорово повезло.  В конце разговора  врач  многообещающе сообщила: 
- Если вы  операцию  сделаете  до Нового года, то  проживете  очень долго и умрете  от старости, а не от болезни.  
Эти слова мне очень понравились, и я их запомнила. Потом часто вспоминала  их и все больше и больше стала верить в успех.  Также Лена Дмитриевна сказала: 
- Если  есть возможность,  езжайте  в другой город  на операцию: в Москву, в Томск,  в Новосибирск, во Владивосток… Только не теряйте драгоценное время. Сейчас дорог  каждый день. 
- Мне  надо посоветоваться с семьей, - смогла  лишь вымолвить я.   
Слез у меня не было.  Сознание не потеряла,  в обморок  не упала, не закатила истерику. Только голова стала  очень тяжелая, как будто меня чем-то  оглушили.   Дальше что было,  плохо помню.  Кажется,  позвонила дочери Кате, чтобы сообщить эту  страшную  весть.  Кажется,  моя доченька  прибежала в больницу и пошла к Лене Дмитриевна.  И началась моя другая жизнь…

Капиталина АЛЕКСЕЕВА

Продолжение следует.
Количество показов: 916
Выпуск:  №6 (2532) от 19 февраля 2016 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter