Правильный коммунист Васильев

09.09.2019 
Автор: Яна АЛЕКСЕЕВА
Количество показов: 465
37 лет назад маленький Айаан переступил порог городской школы № 26. В этом году они с однокашниками отмечали 30-летие со дня выпуска. 
30 августа Айаан Васильев — общественник, блогер, коммунист, депутат гордумы нескольких созывов — назначен директором школы № 26. Своей, родной. 

ДЕТИ ЦЕНТРА И ОКРАИН

— Айаан Ильич, вы знали о своем новом назначении? 

— По приезде из отпуска меня вызвал начальник Управления образования и поставил такую задачу — возглавить родную школу. Для меня это было неожиданностью. Было сложно принять решение, но и времени на раздумья не оставалось: на носу 1 сентября.

— Школа № 26 — это более двух тысяч учащихся, коллектив в 150 человек. Вы покинули кресло директора Мархинской школы № 2 . Как ни крути, реалии окраин и центра отличаются друг от друга. Не было у вас ощущения, что вы в некотором роде предали окраинную школу, выбрав ту, что во всех отношениях благополучнее?

— Да, социальный паспорт, окружение Мархинской школы, расположенной на Кирзаводе, достаточно сложны. Там большое количество неблагополучных, неполных, малообеспеченных семей — со всеми вытекающими отсюда последствиями, но сказать огульно, что там все плохо, я не могу. Да, по своим стартовым возможностям они уступают, если так можно выразиться, центральным. Но, по моим выводам, окраинные дети куда более любознательные, адаптированные к жизни, а потому конкурентоспособные, и у них большая жажда к знаниям и в целом к жизни. Я отработал в Мархе пять лет, частица моего сердца там, я искренне люблю свой коллектив, воспитанников, о чем написал в социальных сетях. Уходя, сказал: я вас не оставлю и по возможности буду помогать решать насущные проблемы. У меня был такой вечер очень теплых воспоминаний — и о Мархинской школе, и о своей 26-й, которую я люблю с детства. В ней я сформировался и вырос, был старостой и комсоргом класса, школьным активистом, и это был самый светлый и счастливый этап моей жизни. Всегда говорю детям: не спешите взрослеть. 

— Какую деятельность вы ведете как депутат гордумы?

— В прошлом созыве состав гордумы был социально ориентированным. Нынче я единственный, кто в депутатском коллективе представляет столичное образование. Основная проблема, которая сегодня стоит перед нами, — это острая нехватка ученических мест в Якутске, так же как, впрочем, и в детских садах. Увеличение численности городских школьников с 1-го по 11-й классы составляет порядка двух тысяч в год. «Айыы Кыhата» действительно новая школа, выстроенная за последние десятилетия на новом месте. Остальные — это новые здания старых школ, способные лишь немногим увеличить количество ученических мест. И, конечно, у нас есть объективные ограничения: если класс максимально вмещает 40 учащихся, я не могу взять 41-го. Многие этого, к сожалению, не понимают.

— Взятки предлагали?

— Не скрою, было дело. Конечно, я отказывался, потому что это попросту не в моих правилах. Никогда не стремился за материальными благами. Всех денег не заработать. И заработки — не моя цель. При этом я понимаю людей, которые благополучие свое строят на материальном, — это их выбор. Зато у меня чистая совесть и крепкий сон. Моей зарплаты хватает на жизнь. 

— Как вы считаете, зарплата директора эквивалентна вкладываемому труду?

— Считаю, она не совсем эквивалентна той колоссальной ответственности, которую мы несем за коллектив и безопасность детей.

— Что вы предпринимаете, когда сталкиваетесь со случаями буллинга? Он теперь и в соцсетях распространен. 

— Есть такая поговорка: «Не воспитывайте ребенка. Воспитывайте себя». С вашего личного примера ребенок снимает образец поведения. Конечно, дети разные, и, если случаются конфликты, определенной коррекцией занимаются социальные педагоги, психологи, воспитательный отдел. Первым, кто стоит на страже всего этого, является классный руководитель. Именно он вовлекает детей в дополнительные кружки, школьные КВНы, военно-патриотические сборы и другие мероприятия. И у талантливых педагогов это получается. А если дети увлечены делом, то у них и времени на занятия ерундой не остается. Таким образом, воспитательная работа должна проводиться в комплексе, во взаимо­связке с родителями, а среди них очень много неравнодушных и активных, чтобы был слажен равноправный диалог — вот тогда успех обеспечен. 

— А какой вы родитель? Должность директора не накладывает суровый отпечаток, который и дома проявляется?

— Дочь живет в Санкт-Петербурге, работает дизайнером. По отношению к 14-летнему сыну я строг, но справедлив. Говорю ему, что нужно быть правильным человеком. И образованным. 

— Нынешний подросток жизни не мыслит без гаджетов. Как с этим дела обстоят?

— Выговариваю, что много времени за ними проводит. Зрение портит. Вместе с тем он любит погонять в футбол. И у нас есть традиция — отправлять сына в летние лагеря. С 1-го класса был в «Спутнике», «Радуге», «Энергетике». Я сам вырос в советское время и уверен, что пионерские лагеря принесли много пользы, даже несмотря на слезы и увещевания забрать меня домой. Социализированные таким образом дети расширяют горизонты взаимодействия со сверстниками. Конечно же, говорим с сыном о ЗОЖ, о том, что мама и папа плохого не посоветуют, и о стремлении к учебе тоже. 

— И как, получается хорошо учиться?

— Я не ставлю перед ним задачи быть круглым отличником, ботаником. Скорее, хочу, чтобы он развивался разносторонне. Есть же родители, которые домашние задания за детей выполняют. Так вот я считаю, что в учебе моего сына искусственные показатели не нужны. «Пусть это будет тройка, но своя, заслуженная, нежели неправильная пятерка». 

О КПРФ

— Айаан Ильич, по каким соображениям вы вступили в КПРФ?

— Помню, когда мы были старшеклассниками, началась перестройка, и мы думали: наконец пройдет монополия КПСС, мы станем демократами и заживем счастливо. Во многом нами управлял юношеский максимализм. Но известные события по расстрелу Белого дома стали первым тревожным звонком: «А все ли правильно делается в нашей стране?». Я поступил на исторический факультет, и мы на курсе все дальнейшие события обсуждали, пытаясь анализировать и прогнозировать: а что же дальше? Для меня было очевидным, что глубоко больной человек (Борис Ельцин. — Я. А.) не может руководить страной! И я впервые проголосовал за Зюганова. Находясь на госслужбе, в партию вступить не мог, так как в тот момент действовали некоторые ограничения. А когда сменил в 2002 году работу, уйдя в Глав­АПУ, то уже и в партию официально вступил. Я очень уважительно относился к мощному политику регионального масштаба Артуру Алексееву: во многом благодаря ему складывалось мое мировоззрение как коммуниста. Были также очень сильные товарищи — Александр Гаврильев, Александр Щербаков. Это были бескорыстные, правильные люди. 

— Вы в свое время тоже были довольно заметным, пламенным коммунистом. 

— Взгляды свои я сохранил. Иногда возникала мысль: а останься я на госслужбе, не вступи в партию, глядишь, и карьера по-другому сложилась. Но, с большой вероятностью, были бы нелады со своей совестью. Любая несправедливость меня угнетает. Я понимаю, что не все ладно в партии идет, бывают какие-то ошибки, но это трибуна, с которой КПРФ доносит до властей свои мысли и лозунги — мы хотим выздоровления общества. Лозунги правильные. Но нас постоянно критикуют за ошибки коммунистов прошлого столетия. 

— Так не на коммунистах ли повисли репрессии?

— Историю нужно воспринимать такой, какая она есть. И гордиться ее подвигами, славными страницами, но вместе с тем не забывать страницы драматические и трагедии тоже.

— Чтобы их не повторять вообще-то.

— Совершенно верно! 

— А как историку вам не кажется, что коммунистический строй был утопией?

— Идеалы, которые провозглашали коммунисты, были светлыми. Они были совершенством, к которому нужно стремиться.

— Многие сегодня ратуют за 37-й год, ага. 

 — Нынешняя программа КПРФ не говорит о возвращении в Советский Союз. Дважды в одну реку не войдешь. Мы говорим о приходе к обновленному социализму. Мы не хотим, чтобы в нашей стране было столько несправедливости. Посмотрите на эту, скажем так, кучку избранных, которым принадлежит все народное достояние. Да ни в одной западной стране такого нет! Очень неплохой пример — скандинавские страны. Там же практически социализм действует. Налоги дифференцированные. Очень мощная социальная направленность государственной политики. Посмотрите, в тех регионах, где побеждают на выборах коммунисты — губернатор Иркутской области Левченко, мэр Новосибирска Локоть и так далее, — власть становится более социально ориентированной, она поворачивается к нуждам простого человека. 

 — Прямо коммунист — это всегда честный политик. 

— Не всегда. Но фактов коррупции или казнокрадства у коммунистов во много-много крат меньше, чем в рядах, скажем… единороссов. 

— А у вас лично нет политических амбиций? Могли бы и отпустить на заслуженный отдых товарища Губарева, уважаемого, в том числе и мною, но состарившегося — для борьбы и построения социализма. 

— Председательствование Виктора Николаевича — это всегда внутреннее решение партии. Лично у меня политических амбиций нет. Я, будучи депутатом гордумы, возглавляя комиссию по социальной политике, хочу в первую очередь заниматься сферой образования и быть полезным обществу именно с этой стороны. Это огромный пласт работы. 

— Вы же прекрасно знаете, что социалка финансируется у нас по остаточному принципу. Поэтому у обывателя и создается впечатление, что депутатство — это сплошная говорильня. Что вы можете изменить, не имея денег?

— Одна из серьезных функций гордумы — это принятие бюджета. Именно на стадии подготовки депутаты имеют возможность корректировать бюджет. Вот у нас сто рублей, и мы знаем, что ста двадцати не будет, поэтому важно очень правильно распределить имеющиеся средства. Когда случаются перекосы, мы создаем согласительные комиссии с мэрией и в ежедневной скрупулезной работе приходим к определенному компромиссу. Понятно, что денег на все не хватает. По образованию мы говорили, что ежегодно количество учащихся увеличивается, а субвенции на образовательные программы сильно отстают. Деньги приходят за учеником в начале следующего календарного года, а ребенок приходит учиться 1 сентября. И таких узких моментов, которые нужно решать, очень и очень много. 

О ПРИОРИТЕТАХ

— Прибавление в две тысячи детей ежегодно — большая цифра. Откуда такой приток?

— Рождаемость хоть с каждым годом и повышается, но такого притока не дает. Сегодня мы наблюдаем тенденцию, что приток идет за счет улусов. Как бы сложно ни было, люди все равно едут в город. К сожалению, ошибка руководства 90-х годов по ликвидации коллективных форм хозяйствования окончательно погубила село. Есть хорошие примеры — тот же Татарстан…

— Эка вы загнули! Татарстан такой регион — регион! Социалка там обалденная. 

— Так они сохранили совхозы! У людей есть работа. Наши предшественники говорили: вот разгоним все, придет частный предприниматель — фермер, который будет работать на себя, — и завалит всех и вся своей продукцией. Поделили паи, а потом все это продали. Крестьяне благополучно переехали в город. Теперь пожинаем плоды от развала села, и остановить этот процесс архи­сложно. А значит, нужно строить новые соцобъекты. Рационально относиться к расходованию бюджетных средств. Правильно расставлять приоритеты. Вот руководство республики приняло решение о строительстве Многофункционального культурного центра… 

— Предварительно сумма строительства составит 18,5 миллиарда рублей. 

 — Причем это бюджетные деньги, которые будут выплачиваться до далекого 2030 года. Я не являюсь противником якутской культуры, но на данный момент являюсь противником строительства этого центра. В то время, когда в городе не хватает детских садов, школ, огромное количество ветхого и аварийного жилья, нет мусороперерабатывающего завода, строить культурный центр — нерационально! Тем более за такие огромные деньги. 18,5 миллиарда — это же больше годового бюджета Якутска! 

— Глава сказал, мы должны выходить на мировой уровень. 

— Можно выстроить большой концертный зал, но за 3 — 4 миллиарда, к примеру. Почему мы забываем, что у нас есть Музей «Россия — моя история» с огромнейшим залом, который нужно лишь оборудовать для проведения концертов? У нас шикарный Театр оперы и балета, Русский театр, Саха театр, Дворец культуры имени Кулаковского, то есть в этом плане Якутск вполне благополучен. Вот решим социальные вопросы, тогда и о духовном будет легче думаться. Неужели только отсутствие конгресс-холла является стимулом для возведения строек-гигантов? Говорят, вот, мол, сразу инвесторы появятся, гости понаедут и так далее. Да от лукавого это все! Это не только к вопросу о приоритетах, эта история о том, что такие вещи нужно обсуждать всем обществом, и задача депутата в том и заключается — говорить об этом, доносить волю народа до власть предержащих. 

О БУДУЩЕМ

— Мы должны также понимать, что ситуация после 2024 года кардинально изменится. Власть в стране изменится. Нам предстоит стоять на перепутье. Мы сейчас не можем сказать, как страна будет жить и развиваться. И как можно говорить, что платить за построенный культурный центр мы будем до далекого тридцатого года? А что, если республика попадет, таким образом, в кабалу? Те тенденции, которые пошли по стране — выборы в Мосгордуму, в губернаторы Санкт-Петербурга, — наглядно показывают, что центр уже противится власти. «Единая Россия» выдвигает своих кандидатов не под флагом партии, а как самовыдвиженцев, и многие аналитики сходятся во мнении, что это будут последние крупные выборы данной партии. Проблема преемственности власти в нашей стране всегда стояла очень остро. Кто придет на смену Владимиру Путину? Никто этого прогнозировать не может. Мы находимся в достаточно тяжелом политическом положении. Санкции приносят многомиллиардные убытки экономике нашей страны. Вывод капитала идет повсеместно. Властная элита выводит свои активы за рубеж, в оффшоры, потому что они-то с будущим страны себя не ассоциируют. И до 24-го года эти процессы будут нарастать, как снежный ком. Преемственность власти могла бы обеспечить плавный переход, но сможет ли нынешняя элита ее организовать? Нет уверенности, к сожалению. 

— Последние выборы показали, что Якутия «краснеет». Так ли это?

— Я много занимался выборами. Результаты выборов в Якутии никогда не отличались от общефедерального на два-три пункта. Но когда мы набрали 29 процентов за Грудинина, наверху дали команду немедленно закрутить гайки, и по стране этот показатель стал равняться 12 процентам. Конечно же, результаты были сфальсифицированы, иначе реальные цифры могли привести к параличу власти. А сейчас власть Грудинину мстит, организовывая рейдерские захваты в совхозе имени Ленина. 

— А как депутат вы будете лоббировать интересы «своей» школы?

— Конечно, такого не будет. Работая в Мархинской школе, я никогда не старался вкладывать в ее развитие в ущерб другим. Все должно происходить равномерно. При этом хочу сказать, что как директор интересы школы я отстаивать обязан. 

— Много цветов вам 1 сентября подарили? 

— Много. Ученики заходили, родители. Я вам честно скажу, школа встретила меня доброжелательно, что придает уверенности в моей работе. Постараюсь не подвести. Когда ребенок идет в школу, родители начинают учиться вместе с ним. Так вот я хочу пожелать всем терпения, а родителям советую не допускать гиперопеки. Пусть учатся быть самостоятельными. Дети ведь — наш главный в жизни труд. 

— Спасибо за беседу!

Фото автора 
Количество показов: 465
Выпуск:  №35 (2715) от 6 сентября 2019