«До доброй феи не доросла»

29.12.2019 
Автор: Мария ИВАНОВА
Количество показов: 2027
В преддверии Нового года мэр Якутска испытывает острый приступ синдрома отличницы: ее не покидает ощущение, что что-то не сделано, а если и сделано, то недостаточно хорошо. Она даже за своим монументальным рабочим столом сидит как примерная ученица — выпрямившись и сложив перед собой руки. «Здравствуйте, — говорит она, — рассказать вам о собаках?». Я удивляюсь.

— На данный момент у города порядка 40 делегированных полномочий. Одно из них, о котором сейчас все говорят, — это собачий вопрос. Да, действительно, практика передачи полномочий муниципалитету существует, и она совершенно правильна. Но! 131-й федеральный закон — настольная книга всех мэров — гласит, что полномочия могут передаваться только с полным финансированием. А Якутску на отлов и стерилизацию животных выделили 5 миллионов 700 тысяч. Ну мы еще добавили 1 миллион 700 тысяч. Вы знаете, что сейчас по новому закону мы обязаны отлавливать собак (с ведением видеонаблюдения), передавать их в питомник, стерилизовать, лечить и через десять дней выпускать обратно туда, откуда взяли? А в случае, если собака агрессивная, то содержать ее пожизненно. Одна операция по стерилизации средней собаки весом, допустим, 25 килограмм, стоит три тысячи рублей. То есть мы можем только стерилизовать, без остальных расходов, 2 тысячи 466 собак. И все. Как говорится, и ни в чем себе не отказывай! И что мы можем сделать на вышеперечисленную сумму? Только патроны купить, причем себе. Потому что в собак стрелять нельзя!

— А сколько, по-вашему, потребуется денег на вообще все вышеперечисленные действия по собакам?
— 190 миллионов на отлов, стерилизацию и содержание животных в соответствии с новым законом. Еще 46 млн рублей — на реконструкцию пункта передержки, но это разовые вложения. 

— Но это же нереально. Мы на жилье детям-сиротам меньше тратим.
— Да! Это совершенно нереально. Поэтому я и не могу решать этот вопрос за счет городского бюджета, и именно поэтому мы приняли решение вернуть эти полномочия республике. 

— А если они не захотят взять обратно?
— «Хочу — не хочу» — это не уровень крупных руководителей. Все такие вопросы решаются в правовом поле. В последнее время прокуратуры и города и республики обычно нас поддерживают. Ну… или это происходит потому, что мы знаем наши права.

— Вы сказали: 40 переданных полномочий. Какие еще, кроме собак, город отдает обратно?
— Финансирование зарплаты персонала детских садов. А это порядка 280 миллионов рублей, которые теперь мы можем направить на другие нужды. Компенсация выпадающих доходов по упрощенной системе налогообложения (УСМ). Дело в том, что уже после принятия бюджета Ил Тумэн снизил ставку УСН для предпринимателей. Нет, я, конечно, всячески поддерживаю это решение, но в итоге город недополучил бы 300 миллионов. В нормативно-правовых актах прописано, что, проще говоря, кто принял решение в этом случае, тот и должен компенсировать выпадающие доходы. И да, компенсация за 2019-й прошла. А бюджет сейчас принимается сразу за три года, поэтому логично предположить, что и компенсация должна быть продлена еще за два года.

— Сколько у нас намечается трат в бюджете на 2020 год? 
— 16 миллиардов 518 тысяч. Из них 13 миллиардов — это первоочередные расходы, допустим, 9,2 млрд — фонд оплаты труда. 719 миллионов – оплата по объектам государственно-частного партнерства. По нему мы построили школу «Айыы Кыһата», садик «Ивушка», 6-ю школу, Школу искусств в 203-м микрорайоне и библиотеку «Смарт» и так далее.

— Республика ставит задачи по дальнейшему сокращению аппарата чиновников. Кого будете увольнять из мэрии?
— (Грустно). Пока не знаю. Мне кажется, что сейчас вообще уже лишних нет. И нагрузка, например, по удельной численности населения на одного сотрудника существенно выше, чем в других муниципалитетах. И администрация изменилась, мне часто говорят, что сейчас городские чиновники действительно прислушиваются к людям и стараются все делать быстро. То есть работают для людей. 

— Сардана Владимировна, а вы почему наш разговор прямо сразу с собак решили начать? Это вас так беспокоит сейчас? 
— Да! Меня вообще сейчас все беспокоит. Даже новогоднего настроения все еще нет, потому что я не могу внутренне для себя подвести какие-то итоги. 

— Так, может, и не подводить?
— Так нельзя. Новый год — тоже своего рода отчетный период, и, чтобы вступить в него с легкой душой, надо разложить все по полочкам и дать оценку старому году. 

— Все с вами понятно, и мы плавно перетекаем к вопросу разделения власти. Недавно наш главный редактор «Эха столицы» застала вас у дороги возле мэрии с хронометром в руках: вы сверяли по часам перемещение автобусов. Вот вы мне скажите, это так обязательно делать самой? 
— Ой, а я тогда думала, кто это со мной поздоровался, вижу же плохо, да еще туман. Да, стояла и сверяла. А как еще тогда проверить работу?

— У хорошего руководителя должны работать подчиненные. А в вашем случае работает поговорка «Если хочешь сделать хорошо, то сделай сам».
— Ну а что делать, если мне врут? Тогда в «Инстаграме» под моим постом горожане стали жаловаться на плохую работу общественного транспорта. Я подняла вопрос на планерке. Спрашиваю: все ли автобусы выходят на линию, решаете ли вы вопрос перегруза проспекта Ленина маршрутами, работает ли программа «Умный транспорт», правда ли, что в ней есть автобусы-призраки, которые отображаются на маршруте, а в реальной жизни их просто нет? Меня уверяют, что все хорошо, прекрасная маркиза, а на что жалуются люди — непонятно. Ну я и вышла. С часами, как вы говорите. 

— И как? Подтвердились ваши опасения?
— Конечно! И автобусы-призраки, и гонки по проспекту Ленина, и опоздание по графику. В общем, полная картина.

— И?
— И у нас скоро будет новый начальник «транспортного цеха».

— А правда ли, что вы собираетесь уволить еще и Сергея Максимова — директора Якутской пассажирской автотранспортной компании (ЯПАК)?
— Он написал заявление на отпуск с последующим увольнением с 28 декабря. 

— И кого возьмете на его место? Ну и на начальника транспортного отдела?
— Все через конкурс!

— Скажите, а почему Владимир Федоров вообще выпал из команды? Почему бы не взять его на место того же Максимова?
— К сожалению, и в этом случае, есть квалификационные требования к руководителю МУПа и к его чертову образованию. 

— Когда он ушел, стало тяжелее или легче?
— С одной стороны, тяжелее, с другой — легче. Сложнее, потому что мы через многое прошли, и у нас было полное взаимопонимание, не нужно было ничего объяснять. И он прекрасно поставил свою часть работы. Так, что никаких проблем не возникло даже после его ухода. 

— А легче почему?
— (С. В. задумывается, явно подбирая слова). Без В. Ю. работа мэрии стала не такой политизированной, сегодня наши решения и действия меньше рассматриваются сквозь призму политики.

— Вы всегда пытаетесь говорить правду?
— Я стараюсь не врать, потому что у меня плохая память. Так вот соврешь и не запомнишь. 

— Вы понимаете, что у вас нет никакой команды?
— Обвинять меня в том, что не сложилась команда, — это не совсем правильно. И потом, работа-то двигается!

— Ну а посмотрите: у вас же почти все замы даже сменились.
— Трое из пяти. Вы все знаете, по каким обстоятельствам. И! Посмотрите тоже: ухудшений в жизни горожан не произошло. И в отопительный сезон, и в вопросах финансов, и вообще — город не испытал никаких затруднений. Пришли новые люди — в чем-то хуже, в чем-то лучше — работа не встала.

— То есть от перемены личности работа не меняется?
— Ситуативно — так. Правильно налаженная работа не должна меняться.

— То есть все зависит только от личности мэра?
— Всегда существуют определенные запросы общества, которым должна соответствовать личность мэра. У нас в городе все происходит правильно, считаю. По законам демократии. Общество выдвинуло определенный запрос, и мы выиграли выборы. Теперь это же общество понуждает меня принимать те или иные решения или обращать внимание на те или иные вопросы. Так что все зависит не столько от личности мэра, сколько от вас, горожан.

— Вы чувствуете какое-то изменение отношения к вам со стороны горожан в начале вашей работы и сейчас?
— Думаю, да. Мне кажется, что стало больше доверия. Сначала была какая-то настороженность.

— Если анализировать Интернет и соцсети, то кредит доверия был как раз выше в начале «правления».
— Соцсети — такая опасная штука… Они могут быть как кривым зеркалом, так и отражать абсолютную реальность. Взять, к примеру, мощный общественный контроль за строительством дорог, о любых нарушениях, настоящих или мнимых, горожане сигнализировали мне. Однако, повторюсь, в личном общении я чувствую больший комфорт, встречаясь с разными людьми, нежели виртуально, когда не видишь собеседника. 

— Почему, кстати, дороги должны проверять общественники и журналисты ykt.ru? 
— Все эти взаимоотношения прописаны в Гражданском кодексе. Подрядчик заведомо должен сдать работу надлежащего качества. А если брак всплывает в процессе эксплуатации, то нести за это ответственность. В данном случае по дорогам — они приняты в эксплуатацию, но оплата по ним не будет произведена до полного устранения недостатков. На самом деле мы тоже заказали экспертизу, целая комиссия различных специалистов выдала заключение: где-то надо снимать один слой асфальта и класть новый, где-то надо положить еще один слой сверху и так далее. Так что ничего страшного не случилось, все идет в штатном режиме и будет очень быстро устранено летом. Кстати, сама с нетерпением жду весны, чтобы проверить систему водоотведения. Даже Крым не справился с дорогами в этом году. Крым, у которого весь год можно делать дороги. А Якутск справился! Были, конечно, затруднения и запаздывание по срокам объявления тендеров. Но я же объясняла почему: потому что пришлось переделывать проектно-сметную документацию, ждать заключения и так далее. Зато сейчас у города все эти документы в порядке. Знаете, я давно делю для себя свою работу на две составляющие: публичную и повседневную. Публичная интересна для всех, а внутренняя только для специалистов и меня. Вот давайте проверим: я закончила схемы газоснабжения высокого давления! Ура! (Мэр эмоционально подпрыгивает в кресле, потрясая руками).

— (Молчание).
— Где? Где аплодисменты?

— А что это? 
— Во-от. А это на самом деле огромная работа, от которой зависит выдача разрешений на техприсоединение к газу! (Грустно). Но, когда я говорю или пишу об этом в соцсетях, мало кто разделяет мою радость. А именно из этого складывается основная часть моей работы — из таких вот (показывает на стопку) кип бумаг, трансферов, выравниваний бюджета и всяких юридических тонкостей. Зато стоит написать или обмолвиться о чем-нибудь несущественном, но любопытном для большинства — и вот ты уже во всех пабликах. 

— Расскажите нам о своих планах на 2025 год!
— На 2025?! 

— Да! Почему с МУПов можно требовать планы на 2025 год, а с мэра нельзя? МУП «Эхо», например, хотел отчитаться, что к 2025 году планирует завоевать мир и выходить на китайском, японском и суахили, но не приняли. А как у вас с планами? И с бюрократией заодно?
— (Смеется). Видимо, с бюрократией у меня все нормально. А вообще, стратегия Якутска у нас принята по 2032 год. Так что у меня даже на 2032 год есть планы!

— Так это у города есть планы, а у вас? На 2025-й?
— Ну, когда там у меня следующие выборы — в 2023-м, да?

— Минуточку! Вы же говорили, что не пойдете на следующие выборы.
— Я передумала (потупившись). Девочки же могут передумать.

— А если проиграете, чем будете заниматься?
— На пенсию уйду (улыбается). Не знаю, еще подумаю.

— Работа мэром принуждает к большей гибкости?
— Безусловно. Когда от твоих решений зависит качество жизни 335 тысяч человек, невольно все время прикидываешь: правильно ли поступаешь, а как это отразится на людях. Короче, думать надо постоянно (улыбается), а это сложно (смеется).

— Вас задело закрытие дела по Виктории Габышевой, которую вы обвинили в шантаже. Будете добиваться дальнейших расследований?
— Я сначала думала, что нет. А потом следователь мне дал посмотреть ее показания про меня, мою семью, мою работу и… Да, буду.

— Вас в ближайшие дни случайно не вызывали давать показания по делу Местникова? 


Николай Местников был задержан летом 2017 года. Следственные органы вменили ему обвинение — получение взятки в особо крупном размере. 
По версии обвинения, «багажные» предприниматели на протяжении четырех лет перечисляли на банковские карты Местникова крупные суммы денег за «покровительство». 


— Нет. А должны были?

— Если следовать выражению «был бы человек, а дело найдется», могут ли вас хоть каким боком «пришить» к этому обвинению?
— Нет. Вообще никаким. Даже если что-то придумать, то документы же все есть, и можно все посмотреть и доказать.

— Как Якутск пережил этот год?
— Это вам лучше судить, горожанам. Вот вы как думаете в целом?

— В целом зачет.
— Уф.

— Следующий год будет легче, чем этот?
— Не знаю. Когда анализирую отчеты добывающих компаний, оптимизма на будущее это не добавляет. 

— Расскажите нашим читателям ваш новогодний прогноз. Что нас ждет в 2020 году?
— Мы будем праздновать 75 лет со дня Победы в Великой Отечественной войне! И сейчас активно к этому готовимся. Это у меня просто больной вопрос какой-то. Проезжая мимо помоек, спрашивала себя: а за это ли погибали наши деды? За то, чтобы мы вот так жили? Чтобы 16 процентов жителей города находились за чертой бедности? И сразу становится стыдно и хочется что-то переделать. В общем, готовимся. Будет вестись активная работа по расселению и сносу ветхого и аварийного жилья (выделено 210 миллионов). И моя идея фикс: надеюсь поэтапно снести 17-й квартал. Будут еще построены 22 дороги. По программе «Светлая столица» будет проведено дополнительное освещение в Хатассах, Магане, на Сергеляхском шоссе. В общем, планов много, силы есть, прорвемся! 

— Что это за красные веревочки у вас на руках?
— Ой (прячет под рукав). Это ко мне внезапно шаман Тувы приходил. Навязал на меня вот веревочки, сказал носить до пятницы.

— Вы суеверная?
— Нет.

— Совсем?
— Вообще.

— А почему не снимаете?
— А вдруг! 

— Чего вы боитесь больше всего?
— М-м-м… Темноты. И крыс. Ох, не к добру это я в наступающий год Крысы их боюсь-то…

— А чего вы их вообще боитесь? 
— Не знаю. Я крыс даже ни разу не видела. Может, с детства? Психологическая травма после «Щелкунчика»? Самой смешно стало. 

— Расскажите о своей самой большой обиде за этот год.
— Знаете, какое качество мне помогает держаться все это время? Ирония! Вернее, самоирония. Так что насчет обиды рассказываю: меня недавно один большой человек назвал злой ведьмой. Я обиделась, прихожу домой к мужу и жалуюсь: с чего это, мол, я злая-то!? А он меланхолично отвечает: то есть насчет ведьмы возражений нет? Ну вот, видимо, не получается у меня ассоциировать себя с доброй феей. Надо стараться.

— Кстати, о самопозиционировании. Я тут вам ваш плащик принесла.
— Какой плащик? 

— Так Новый год же! От костюма чудо-женщины, конечно!
— О! Вовремя, пусть пока на спинке кресла повисит. Сейчас отдохну немного и полечу мир спасать. 
 
Количество показов: 2027
Выпуск:  №51(2731) от 27 декабря 2019