Семен Ермолаев: ""Табыку" нужно возвращаться к этнике"

20.11.2011 
Количество показов: 493
Фестиваль-легенда. Фестиваль, подаривший миру такие группы, как «Чороон», «Чолбон», «Айтал», имена Тумус Мэхээлэ, Степанида Борисова, Сиэн Тиитэп. Фестиваль, родившийся в начале 90-х, в переломное время поднявший самосознание якутского народа, укрепивший веру в музыку и в себя. И тогда, впервые открыв глаза, маленький замысел увидел яркий свет софит и услышал первые звуки, льющиеся со сцены, и словно рожденный под счастливой звездой, он не закричал, а запел – громко и мощно, да так, что земля затряслась, небо вздрогнуло, и услышал мир самобытное звучание фестиваля «Табык».
Отметить 21 год по полной

21 год исполняется «Табыку», из которых семь лет он скитался и был никому не нужен в силу разных причин, думается, в большинстве случаев из-за материальных трудностей. Но вот уже 13-й раз он берет свою верную гитару, зовет друзей и уверенно шагает в сторону сцены. 21 год справить молодому «Табыку» просто необходимо, ибо именно в этом возрасте он по закону может себе позволить купить и откупорить шампанское на свой день рождения! После этого начнется новый этап его жизни – взрослый, осмысленный. Но пока фестиваль находится на границе двух миров, именуемых «нельзя» и «можно», надо отметить это дело по полной: зажечь, восхитить, взбудоражить!

В преддверии «Табыка» стоит оглянуться назад и посмотреть, что же повлияло на его взросление и возмужание. Вспомнить, кого же он впервые увидел, открыв глаза. Кто его в то время холил и лелеял, оберегал и воспитывал.

Почему именно «Табык»?

Все, кто более-менее знаком с историей фестивалей «Табык», знают имя «крестной матери якутского рока» - Антониды Корякиной, начальника Управления культуры мэрии Якутска. Более двадцати лет назад она выступила одним из идейный вдохновителей и организаторов первого фестиваля якутского рока.

Но мало кто знает, что именно драматург Сиэн Ёкёр дал название «Табык» новорожденному фестивалю. C писателем, драматургом, журналистом Семеном Ермолаевым мы встретились в здании КФЕН. Во время разговора мой собеседник выразительно жестикулировал и не менее выразительно заикался. Как он шутит, у него есть своя ассоциация «Заик».

- Значит, это вы дали название фестивалю?
- Я-явной бо!

- А почему именно «Табык»?
- Потому что табык - это ритуально-обрядовый инструмент древних якутов. Именно обрядовых церемоний. Конечно, я не считаю себя первооткрывателем. Дима Васильев, я, Александр Ермолаев - мы были просто медиаторами явления, которое называется саха рок, или, как еще именуют якутское направление в этнической музыке, этнорок, который зачинал Михаил Тумусов – Тумус Мэхээлэ. Вообще, считаю его недооцененным в нашей республике. Немало музыковедческих работ по нему плачут! Сейчас его недопонимают, но, конечно, такое крупное явление, как он, требует осмысления и некоторой временной дистанции. Потому что лицом к лицу лица не увидать и большое видится на расстоянии. Это уникальная личность. И я надеюсь, что на этот фестиваль он соблаговолит прийти. Благодаря ему и, конечно, Антониде Корякиной существует фестиваль «Табык».

Загадка якутского звучания

- Раньше у «Табыка» характер был больше этнический, а сейчас он позиционируется как фестиваль современной музыки…
- Фестиваль как явление в якутской культуре появился с изменениями в самосознании якутского народа, когда была перестройка, суверенитет, поэтому это был просто взрыв! Энергетика была просто сумасшедшая. Но сейчас такого ритуально-обрядового заряда, конечно, нет. Я не говорю, что так должно было быть всегда. Время и жизнь развивается спиралевидно. Надеюсь, что все впереди, что наше новое поколение музыкантов осмыслит это дело и будет новый виток, новый скачок. Именно на осмыслении того явления, тон которому задал Михаил Тумусов.

- Мир узнал, что такое якутский рок после первых же фестивалей «Табык»?
- После первого фестиваля в 90-м году «Айтал» и «Чороон» с Михаилом Тумусовым сразу поехали на гастроли в Финляндию. А после участие в «Табык-II» финской группы «Valvontakomissio» фестиваль обрел международный статус.

Наши ребята из «Айтал», «Чолбон», Степанида Борисова выступили в Авиньоне, Михаил Тумусов и Сиин Тиитэп дали мастер-классы. И я тогда собственными глазами впервые увидел неподдельный интерес европейцев к нашей музыке. Музыкальные критики до сих пор не могут понять, почему такая, казалось бы, разрозненная, разная по звучанию, гармонии музыка рождает такое классное, ни на что не похожее звучание. Была такая история на русском телевидении: стоят наши «айталовцы» и неизвестный режиссер по микрофону откуда-то кричит: «Бас-гитара, ты где?!». Арнольд: «Я здесь». «Ну-ка, сыграй партию». Бум, пам, тум, тах! «Нет, я вам по-русски говорю, нормально играйте», - просит режиссер, «Ага», - говорит Арнольд. И опять – тум, бум, бах. Со стороны слышно, как-то это плохо. Ну, а потом очередь за соло-гитаристом Юркой. Снова какие-то пим, тум, тик. После был синтезатор, там такая же ситуация. Какие-то невнятные, аритмичные звуки. Режиссер, понятное дело, плюнул, ну мол, не понимаете никак. И вот такие атипичные, невнятные звуки по-отдельности, вместе звучат вообще супер. Когда ребята грянули вместе, тот режиссер просто ахнул и в конце выскочил на сцену, пожимал руки.

Мне вспоминается, как после первого фестиваля, на второй, в 91-м году, уже поверив в себя, в свои силы, мы пригласили большой тувинский десант из трех групп: «Биосинтез», «Лама» и «Тыва». Это мощное горловое пение, национальные инструменты, шаманские ритуалы с бубнами, мечами. Этнозадел тогда был большой. Та этномузыка, которая сейчас популярна в мире и которую мы хотели привить и якутским музыкантам.

«Тумус Мэхээлэ, хватит отлеживаться в охотничьей избушке»

- Вы сказали, что будет новый виток якутского рока, каким он видится?
- Новый виток, надеюсь, состоится на основе переосмысления идей, творчества Михаила Тумусова, помноженное на циркумполярное дыхание Арктики, на шаманское звучание, и тогда все возвратится в свою колею. Я вот в Интернете увидел, что приезжает Альберт Кувезин («Ят-Ха»), и очень рад тому, что мирового уровня музыкант поддерживает наш фестиваль. Вот он, думаю, придаст фестивалю этнический оттенок. Знаешь, надо Михаилу Тумусову назначить хорошую зарплату, привезти его сюда, и ребят молодых сюда, и пусть Мэхээлэ здесь с ними занимается, пусть их учит, и все, больше ничего не надо! Хватит ему там, в охотничьей избушке отлеживаться, писать там всякие свои философские труды, это может подождать. Пока ему музыка приходит, пусть занимается с нашими молодыми музыкантами. Нечего, ему там лежать! (смеется)

- Поймут и понимают ли его современные слушатели, музыкальные критики?
- Профессиональные критики учились в консерваториях, где их отучали от всяких таких дел, где они изучали европейскую классику и т.д. у них мозгатура устроена совсем по-другому. Здесь нужен человек без такого специального образования, а если он будет знать и нотную грамоту, то это вообще будет хорошо. Здешние Мэхээлэ, наверно, не поймут. Я, думаю, его мог бы понять Эдуард Алексеев – музыковед, фольклорист, который живет сейчас в Америке, в Бостоне. Мы его приглашали на наш второй фестиваль. И он рассказывал нам про шаманизм, про этно. Подобный человек нам нужен, но молодой.

- Каким бы вы хотели видеть «Табык-2011»?
- Я, конечно, давно отошел от фестиваля, сейчас там коммерческие дела, и я не в состоянии говорить что-то, ругать. Сейчас такое время. Но новый виток начнется, уверен. Но я бы приглашал только этномузыкантов. Борис Гребенщиков, Макаревич, Агузарова (смеется) они все здесь были, да. Это, наверно, тоже надо. Наш фестиваль получил известность далеко за пределами Якутии, России, мира, и потому они соглашаются, приезжают к нам. Но все-таки я бы лучше пригласил пусть неизвестного, но играющего этно. Пускай это будет американский индеец, который на своем барабане играет. Или из Монголии пастух какой-нибудь. Пусть они неизвестны, но это иная культура, это было бы интереснее в сто раз, на мой взгляд! Но хорошо, что Антонида Корякина есть, хорошо, что она до сих пор «Табыки» проводит. И когда будет новый виток «Табыка», мечтаю, чтобы он пришел к этно, к ритуально-обрядовой музыке.
Справка "ЭС"
Табык — древний ритуальный инструмент народа саха. Он считался священным и имел культовое значение. Табык изготавливался из одной или нескольких бычьих кож, которые после прохождения специальной обработки натягивались между двумя коновязями. В него били в дни больших праздников или бедствий. Табык подобен громогласному вечевому колоколу, собирающему людей в исключительных случаях.
Количество показов: 493
Выпуск:  № 89 от 18.11.2011 г.
Комментарии