Слово о якутском панке

25.11.2019 
Количество показов: 250
Между тем в Якутске прямо сейчас рядом с ничего не подозревающими нами творится история.
Родился настоящий феномен, что уже вовсю гремит по всему миру, а большинство жителей столицы об этом слыхом не слыхивали.
Что говорит рядовому якутянину словосочетание «якутский панк»?

Ровно ничего.

Пожмет якутянин плечами и брезгливо вспомнит некогда увиденных им по телеку немытых чуваков в кожанках, орущих хреновые песни.
А между тем ради якутского панка приезжают иностранные журналисты. Они выпускают крутой мерч. О якутских панках говорят Илья Лагутенко и Найк Борзов.
* * *
Когда в прессе пишут о каких-нибудь местных достопримечательностях, будь то разведение якобыков, панк-рок или, там, ледяные скульптуры, обязательно упоминают о погоде.
Принято считать, что суровые погоды закаляют характер и формируют личность будущего панк-музыканта (разводчика якобыков, строителя ледяных скульптур), оставляя неизгладимый след в его творчестве. 

Оттого каждый заезжий журналист пихает эту чортову погоду в первые строки своих текстов.
Конечно, это всё полный бред. И наши панк-рокеры ничем не отличаются от панк-рокеров, скажем, из Сочи. (Ну, ладно, панк-рокеры из Сочи, вероятно, не так часто поют про то, как херово, когда в –50 отваливаются пальцы ног).

Впрочем, есть одно обстоятельство, которое действительно влияет на музыканта. Это его чудовищная отдаленность от центра.
Никто толком не приезжает с правильными концертами и тем самым развивать нашего панк-музыканта. А потому развивается он с минимальным влиянием извне.
Да, я понимаю, интернет-шментернет, но тем не менее.
Оттого панк-музыка у нас своеобразная и воспитанная в основном сама на себе.
Тогда

Первые панки появились в Якутске в конце 80-х. Они носили ирокезы, пили портвейн, наводили на прохожих ужас, но к музыке были в целом равнодушны.
Зато в начале 90-х якутские панки взялись за музыку крепко и всеми конечностями.
Вдохновленный, прежде всего, ясен пень, Летовым и «Гражданской обороной» наш панк-рок поднялся с самого дна до чуть более высоких сфер (чуть выше самого дна).

Площадкой для выступлений в основном служил крошечный концертный зал клуба «Подросток».
Иногда, впрочем, панки вылезали и на чуть более официальную сцену рок-фестиваля «Табык».
Пожалуй, самая важная панк-группа тех времен называлась «Нейтральный автопилот», (такая «Гражданская оборона» лайт).
Помимо всего прочего, группа вела весьма бурную звукозаписывающую жизнь. Сколько точно альбомов «НА» записали, сказать не беремся (кажется, около десяти). Нетленный альбом «В носках по говну» 1994 года выпуска до сих пор в наших сердцах.

Существовали «Твари» с их бессменным лидером Старым (Виталий Андрианов, скрывшийся под красноречивым псевдонимом, после окончания концертной деятельности группы некоторое время редактировал газету «Якутия» и сейчас тоже в Питере, в котором, очевидно, маслом намазано).
Имелся проект «Хоббит, Убитый Йодом» (в отличие от прочих, в основном копировавших Летова, немного похожий на «Волосатое стекло» Лаэртского). 
К концу 90-х всё как-то чуть-чуть стухло и заржавело, но только для того, чтобы в середине 2000-х набрать силу.
На смену Летову пришел хардкорный панк.

На сцену вышли молодые (на тот момент) и дерзкие Wacky BO, «Горе проигравшим» (изначально «Море потерпевшим»), Frozen East, «Кюн Тахсыыта», Adventures of Captain Odinokov и прочие.

Концерты проводились в том же «Подростке», иногда, впрочем, площадку выделяли Национальнй художественный музей, гараж «Коробка 64» и понаоткрывавшееся к тому времени огромное число бухальных точек.
Году к 2015-му и это поколение панков остепенилось (то бишь прекратило активное существование), и опять наступила пауза.
Сейчас
Длилась пауза недолго.

Ныне, верите вы или нет, настал прям-таки золотой век якутского панка.
Например, ради него в прошлом феврале к нам приезжала журналистка из популярного американского издания «Лос-Анджелес таймс».
Некоторым циничным гражданам казалось, что в основном журналистка сидела за барной стойкой и пила пиво, но она, в конце концов, написала довольно складную статью под длиннющим названием Yakutsk is one of the coldest cities on Earth. It’s producing some of Russia’s hottest punk rock (что переводится, как Якутск — один из самых холодных городов на Земле. При этом панк-рок тут самый горячий).
В ней, помимо красивых фоток городских панков на фоне разрисованных гаражей и замороженных вусмерть теплокоммуникаций, была и всякая инфа и даже интервью с некоторыми героями панк-движения.

Кроме этого, в тексте журналистка написала о том, что якутские панки бестолковые, но при этом ужасно крутые.
Типа играют они так себе, но чуваков качает от собственного творчества, и это заметно. (После чего, естественно, шла строчка о том, что в Якутии ужасно холодно).
А чуть раньше якутский панк очень подробно описал итальянский фриланс-журналист по имени Jacopo Sanna. Ну правда очень-очень подробно, остановившись на многих группах.
(Пил ли Jacopo Sanna пиво, доподлинно неизвестно. Наверняка пил).

Из отечественных рокеров о якутском панк-роке внезапно неплохо осведомлёны Найк Борзов и Илья Лагутенко. 
Якутский панк, впрочем, и без зарубежных журналистов и Найка Борзова живет ничего себе так.
Помимо всего прочего, существует что-то типа творческого объединения под названием «Юность Севера» (когда-то в лохматые годы так назывался трепетный детский журнал, а теперь на тебе).
Объединение оснащено небольшой студией звукозаписи и регулярно публикует на сайте (youthofnorth.bandcamp.com/musict) новые треки. 
Помимо уже упомянутых треков, то и дело организуются концерты, записываются треки, короче, происходит невялая движуха.
Сейчас в Якутске играют панк (ну или нечто более-менее похожее) 10–15 групп, которые по старой панковской традиции находятся в вечном кадровом движении.
Они то собираются, то распадаются, то дерутся между собой, то заводят детей (конечно, нет, я проверил, читаете ли вы меня ещё), то ругаются, то норовят собрать вещички и укатить куда-нибудь в Санкт-Петербург.

Например, до недавних пор существовавшая команда «Катины слезки» распалась именно потому, что Катя (чьи слезки, собственно, и упоминаются) укатила в Питер учиться на какую-то гражданскую профессию. 

Вторая известная Найку Борзову якутская группа «Имя твоей бывшей» играет сплав инди и эмо с настораживающе качественным звуком. «Имя твоей бывшей» красиво поют, в частности, о том, «что бьется в твоей груди? Что важно для всех нас? Сердца!».

И действительно!

Crispy Newspaper — группа, в которой играют сразу несколько главных панков всея Якутии.
В группе, что играет хардкорный панк на якутском языке, солирует, ясное дело, человек по фамилии Цой. 
«Харакири из окна» — классическая панк-группа с грязным звуком и текстами, типа, «Привет, Вера Степановна, ты говорила, что я ничего не добьюсь, потому что ты тупая п-да». 

Выступает это панк-поколение в нескольких якутских барах. 
В основном в «Грандж­-баре » (это такой здоровый гараж-ангар, к сожалению, иногда оскверняемый рейвами и другими танцами) и «Тцаки» (это такая, наоборот, крошечная пивнуха).

Время от времени кое­-кто из наших рокеров выступает на небольших московских и питерских площадках и даже срывает там аплодисменты и восторженные комменты в соответствующих соцсетях.

Впрочем, музыка — это вовсе не самая важная составляющая якутского панка.
Дело в том, что всё, что делает объединение «Юность Севера», очень стильно.
Черные футболки с надписью «Юность Севера» и суровыми картинками носит самая продвинутая молодежь столицы. 
Холщовые сумки с такими же надписями не стыдно взять с собой куда угодно.
Панки время от времени выпускают альбомы на аудиокассетах. Аудиокассетах!
А кроме того, сознательно не общаются с местной прессой. 

Фотографии взяты из паблика во «Вконтакте» «62 параллель» и веб-страницы «Лос-Анджелес Таймс».
Количество показов: 250
Выпуск:  №46(2726) от 22 ноября 2019