Про спевшихся

09.05.2015 
Автор: Алена Максимова
Количество показов: 816
Иногда к нашим берегам прибивает каких-то людей, смотришь на которых и удивляешься: как их вообще занесло в наше королевство?
И мировоззрение у них какое-то не такое, и речь иная, и даже внешне они вроде другого формата, будто из зазеркалья. Вот Лиля и Роман как раз из таких.
Особенно Лиля. Нежное девичье имя досталось гром-бабе. Вот посмотришь и в жизни никогда не подумаешь, что она - Лилия. Руки в боки, огненный взгляд Че Гевары, крепкое словцо громовым голосом. Такая вся душа нараспашку: заходите, люди добрые, берите что хотите.
Роман, наоборот, тише воды, ниже травы. Интеллигент, вечно ему неудобно за жену.
И вот эти люди взялись откуда-то,  знакомые знакомых. Стали к нам подсаживаться за столик в «Дикой утке», потом и в гости ходить. Вроде бы не дружба, но некое общение с привкусом приятельства постепенно превратилось из эпизодичного в регулярное. Хорошо еще, регулярность была не такая уж частая. Тем не менее, постепенно мы к присутствию  этой пары начали привыкать.
Скандалили они постоянно, всегда по одному сценарию: Лиля руки в боки бронетранспортером перла на Романа, тот сникал и глядел в пол. Всем жалко было его, подкаблучника.
Потом стало жалко Лилю. В очередной раз рассорившись в мужем, она позвонила всем, кому могла: мне, Тане, Оксанке. Всем рассказывала с тяжелыми вздохами одно и то же.
Роман ее тиранил. Снаружи выглядело так, будто она то и дело на него орет. А по факту она таким образом защищалась: если не крикнуть, да погромче, то вряд ли будешь услышана.
-- Кем бы он был без меня? – излагала Лиля. Десять лет назад она в него влюбилась и взгромоздила на свои крепкие плечи, помогая сыну подвыпившей матери-одиночки получить образование. Сама же, пока муж грыз гранит науки, пахала, как ломовая лошадь: то в торговле, то в столовой какой-нибудь.
Выучила. Теперь он умный, с «вышкой», ее попрекает неотесанностью. Она, конечно, сразу захотела и сама «вышку» получить. «Куда уж тебе?!» - снисходительно ответствовал Роман. Еще бы, ее ниша в семье понятна: ломовая лошадь.
-- Еще говорит, что выгляжу плохо! – заливалась Лиля. Ну, плохо – не плохо, но в свои двадцать шесть чаще слышала «женщина», чем «девушка». Десяток-полтора  лишних килограммов, теткинские  кофта и юбка – всегда одни и те же. Попытки записаться в тренажерный зал встречали активное сопротивление мужа. Попытки сидеть на диетах – насмешки. А обновки он просто не покупал ей. Кстати, все  финансовые потоки семьи стекались к нему в руки: зарплатная карточка Лильки пустила корни в его кошельке.
Сам «подкаблучник» всегда выглядел с иголочки, между прочим. Ему-то на обновки деньги находились. Да и за формой он следил: в спортзал ходил регулярно. А после спортзала иной раз заворачивал в бар пропустить пару кружек пива. И домой на такси. Если подумать, один его поход в тренажерку обходился в 200 рэ, плюс такси туда-обратно 200, да еще пара кружек пива 400. Итого штука за раз, а походы он устраивал два раза в неделю.
-- По дому ничего не делает! --  жаловалась Лилька дальше. Если мусор раз в две недели вынесет, то герой! Она с работы прибегает и, как папа Карло, полы мыть, жрать готовить. А он - на диван, он устал. И с дивана руководит, где пылинка, где соринка требуют немедленной уборки.
А последним камнем преткновения стали его заигрывания с молоденькими да хорошенькими.
Мы, конечно, после такой исповеди в один голос посоветовали Лильке послать его куда подальше. Посчитали, сколько она будет получать алиментов на двоих детей. Посулили, что ее зарплата будет ей же и доставаться. Да и нервы целей. Пусть валит это сокровище к молоденьким да хорошеньким, Лилька себе еще ого-го какую жизнь сделает!
Она, конечно, повздыхав, согласилась. Записала под диктовку список необходимых для развода документов. И пропала.
Конечно же, они помирились. Уйти от такой пираньи, как Ромка, удается не каждой.
Что любопытно, Роман рассказывал тем временем ту же самую историю, но наоборот. Дескать, затиранила его злая Лилька, каблуком задавила, света белого он не видит. Впрочем, история все равно не о домашнем тиранстве.
История о деньгах.
Зарабатывали они вроде нормально, да жили бедно. Не знаю, может, Роман заначку откладывал тайком от жены, но факт остается фактом: то и дело они жаловались на отсутствие финансов и пытались перезанять.
И вот, решили они ехать на север, в якутскую деревню. Там их вроде как ждали с распростертыми объятиями, и должность ему приготовили хорошую, да и Лильке было дело то ли массовиком-затейником, то ли кем-то в этом духе.
Они и рванули: имущества в городе все равно никакого, терять нечего. А там, глядишь, и сложится.
Пожили там, а потом Лилька снова объявилась в Якутске.
Остановилась у моей сестры Татьяны в однушке. У Тани свой бизнес, так Лилька, гляжу, работать на точке начала. И даже вроде подружка не разлей вода с сестренкой моей стала.
А потом свинтила. Месяц проходит, другой. Таня что-то, как разговор про Лильку с Романом заходит, нервничать начинает.
В итоге раскололась.
Лиля приезжала, чтобы бизнес замутить. Потому к Татьяне и пристроилась, вроде как опыт перенять: у той вполне функционирующая точка продаж.   
Переняла. Заодно денег заняла, двадцать тысяч. На них набрала товару – памперсов разных, распашонок, погремушек. Увезла в свою деревню. Оттуда пишет: мол, товар расходится, займи еще двадцатку, потом сразу все отдам. Таня заняла.
А потом началось. В срок денег Таня не получила. Лилька по телефону рассказывала, что Роман пошел переводить, да на полдороге то ли ногу подвернул,  отсрочку попросила.
Потом рассказала, что в деревне буря, Сбербанк не работает.
Потом – что все перечислила. Почему не дошли, не известно, будет искать концы.
Еще через неделю «залила», что деньги ушли по ошибке оператора на другую карту, но возврат произведен, поступят в течение недели.
А потом пропала.
«Аппарат абонента выключен», в ватсапе нету, сообщения вконтакте просто  игнорирует.
Такой вот бизнес.
Таня расстроилась, конечно, не валяются такие деньги на дороге. А вообще, говорит: «Не такая уж большая сумма за то, чтобы больше с ними не общаться».
А я вот что думаю: во-первых, понятно, почему они так живут,  - карма. Во-вторых, глупо это: срубили сук, на котором могли еще сидеть и сидеть. Ну и в-третьих, если человек подлец, то он подлец во всем. И если пара такая... спевшаяся, то она во всем спевшаяся.

Количество показов: 816
Выпуск:  №49 (2423) от 8 мая 2015 г.