«И страсти пламенной влеченье, И одиночества печаль»

20.07.2015 
Количество показов: 1283
Со школьной скамьи фигура Маяковского окутана для нас  образами революционера, бунтаря, эпатажного поэта, глашатая мирового духа и мировой революции, человека бескомпромиссного, с железной волей.
Мы привыкли знать то, что знаем…

Порой стереотипы, заложенные образованием и общественным сознанием, не просто менять. Тем более все, что мы знаем о Маяковском и о его жизни, подтверждает наши знания о нем.  Владимир Владимирович увлекся революционной работой с юношеских лет. В воспоминаниях современников Маяковский характеризовался как певец и защитник идеалов революции, несгибаемый борец и боец за социальную справедливость… Это уже потом, в двадцатые годы, появились нотки ядовитого сарказма и разочарования. Но он продолжал бороться  своим творчеством. Уже с последствиями великих октябрьских свершений: извращением революционной сути, бюрократизмом, мещанством высших эшелонов власти, местничеством и безвкусием…

Но за этим монументальным фасадом первого поэта Октября никто из современников так и не разглядел, насколько нежен, раним и сентиментален был этот большой, громогласный и грозносмотрящий человек . Его фигура революционера, «горлана и главаря» заслонила от нас все остальное, настоящее и искреннее, что было в душе поэта.

К  122-летию со дня рождения поэта мы решили подготовить о нем материал и встретились с доцентом кафедры русского и зарубежной литературы филологического факультета СВФУ Ольгой Штыгашевой, чтобы рассказать нашим читателям о другой стороне личности Маяковского, неизвестной широкой публике.

 

ЛИЛЯ БРИК

В 1915 году на даче у Каганов Маяковский, ухаживающий  за Эльзой Каган, знакомится с ее старшей сестрой Лили - женщиной, сыгравшей немаловажную, а скорее, самую важную роль в жизни Маяковского. Ко времени знакомства с поэтом Лиля уже три года была замужем за Осипом Бриком. Однако это не помешало Владимиру Владимировичу влюбиться в  необыкновенную женщину с удивительной глубины глазами и капризным улыбчивым ртом. Влюбиться так, как он никогда ни до, ни после никого не любил. Для молодого, но уже признанного поэта это было наваждением, удивлением и восторгом одновременно. Лиля же загадочно опускала глаза и кротко вздыхала. Сопротивляться обожающему и умоляющему взгляду было сложно, к тому же Лиля чувствовала ответственность за свою семью, в которой уже появились мелкие трещинки непонимания… Спустя несколько месяцев все произведения, выходившие из-под пера Владимира Владимировича, были посвящены Лиле…

Лиля ответила поэту взаимностью и влюбилась так пылко, как раньше на Руси говорили «в омут с головой». С самим Осипом Максимовичем  Маяковского связала совместная профессиональная деятельность: они вместе выпускали литературный альманах. Кроме того, Осип Максимович был издателем Маяковского, например, знаменитая "Флейта позвоночника" вышла отдельной книгой при помощи Осипа Брика.

Однако о том, что пришла новая любовь, Лиля сказала мужу лишь спустя два года. В воспоминаниях она призналась, что проверяла свои чувства к Маяковскому, потому что не хотела без весомой причины делать Осе больно. Перед уходом Лили Осип взял с нее клятву, что Лилия Юрьевна никогда его не бросит, и они не расстанутся. Лиля согласилась. И действительно сдержала свое обещание… Но лишь при жизни Маяковского. Осенью 1930 года, через четыре месяца после смерти поэта, Лиля развелась с Осипом и вышла замуж за военачальника В. М. Примакова. Это потом…

А пока Лиля  и Осип Максимович решили не расставаться друг с другом и до конца жизни оставаться в браке, но в качестве надежных и верных друзей, связанных общими интересами, делами, вкусами.  Вероятнее всего, Маяковский был против этого. Его цельная бескомпромиссная натура не терпела двойственности ни в чем: ни в жизни, ни в творчестве, ни в любви. Но решения Лили не обсуждались и не корректировались. Это была женщина–кремень! Так или иначе с осени 1918 года Маяковский, Лиля Брик и Осип Брик начинают жить в одном доме. Возможно, Осип Максимович остался жить с Лилей и Маяковским и потому, что он был совершенно не приспособлен к быту и не справился бы без Лили Юрьевны, хотя хозяйка из нее  получилась не особо талантливая.

Но, несмотря на это, Маяковский по праву считал Лилю Брик своей женой, советовался с ней, доверял ее вкусу, все свои новые произведения он относил ей, она была их первым читателем и критиком. А так как официально Маяковский и Лиля Юрьевна не были женаты, они не могли обменяться обручальными кольцами, поэтому влюбленные обменялись обычными кольцами-печатками. Необычность этих колец была в том, что на каждом из них были выгравированы их инициалы - на кольце, подаренном Маяковским Лиле, – его инициалы, на кольце, подаренном Лилей Маяковскому,- инициалы Л.Ю.Б. Маяковский по этому поводу говорил, что если эти инициалы читать по кругу, то получится слово "люблю". Как он сам признавался, это был его жизненный настрой по отношению к Лиле. Он несколько раз в течение своей жизни терял это кольцо, но оно неизменно всегда  находилось. Маяковский шутил, что это хороший знак, и с Лилей они никогда не расстанутся… 

Они прожили вместе счастливые и такие короткие почти десять лет. Вместе прошли голодные и лихие годы Гражданской войны, когда на последние деньги они сняли дачу в Пушкине и ели только собранные в соседнем лесу грибы. Кстати, к грибам они приучили и своего найденыша-щенка, любимца Маяковского, которого назвали Щеном. Друзья говорили, что Щен и Маяковский очень похожи! Оба ласковые, искренние, любящие и свободные от предрассудков. После смерти пса (отравили соседи в московской квартире Маяковского и Бриков) Владимир Владимирович подписывал телеграммы Лиле очень коротко и емко: «Щен»… 

Пожалуй, ни один влюбленный мужчина не мог придумать столько производных нежных слов от имени своей возлюбленной - в каждом письме он называл ее по-разному: Лиленок, Лилек...

Взрывная, искрометная, искренняя, ненавидящая сплетни, творческая - она занималась балетом, снималась в кино, лепила и рисовала, писала сценарии.  Лиля была разная, в ней как будто соединились несколько женщин из нескольких эпох, поэтому Маяковскому с ней было и трудно, и интересно. Она была единственная и неповторимая. Одно слово – Муза!

 

«ЛЮБОВНАЯ ЛОДКА РАЗБИЛАСЬ О БЫТ»

Тем не менее в любовных отношениях Маяковского и Лили Брик со временем появился разлад. Кризис в отношениях усугублялся, а Лиля словно ничего не замечала, все больше и больше увеличивая пропасть.

В маленькой квартирке в Гендриковом переулке Лиля завела богемный образ жизни. Друзья, поэты, художники, просто люди, близкие искусству, были неотъемлемой ежедневной и ежевечерней частью их жизни. Лиля блистала, окутанная фанатичной любовью лучшего из поэтов того времени. Она фонтанировала почти мистическим обаянием и женской притягательностью…  

Маяковский был слишком ревнив, а Лиля, по воспоминаниям современников, могла очаровать любого человека, причем с одинаковым успехом и мужчину, и женщину. Всех своих врагов и даже намечавшихся соперниц она делала друзьями, и естественно, мужчины были от нее без ума. Разумеется, Маяковский бесновался, ведь он был воспитан в горячей кавказской атмосфере, да и как любой мужчина, он был собственником, а тут надо было делить Лилю с другими. Маяковский стал предъявлять Лиле претензии, и она предложила ему испытательный срок: не встречаться два месяца. Для кого из них это было важнее, сейчас не важно. Возможно, Лиля, испугавшись тоталитарной опеки и вполне оправданных упреков, решила еще раз дать своим чувствам проверку временем.

   Маяковский выполнил это условие - он не видел ее два месяца, хотя слал ей записочки  несколько раз в день. Читать спокойно, без эмоций и слез, это невозможно! Такой щемящей нежностью и бесконечной любовью наполнены короткие строчки этих посланий… За время разлуки Лиля поняла, что у нее к Маяковскому все-таки глубокое чувство. Но все же из двух влюбленных один любит сильнее, а другой позволяет себя любить, и в этом союзе позволяла себя любить Лиля, с царственной уверенностью и гордой надменностью неся на челе венец Избранной.  

 

НАТАЛЬЯ БРЮХАНЕНКО И ТАТЬЯНА ЯКОВЛЕВА

Безусловно, надо сказать, что Маяковский не Петрарка в своих отношениях с женщинами. Но и Лиля не Лаура. Он разменял четвертый десяток, и душа запросила постоянства, устроенного быта, семьи… Чего не могла дать ему Лиля. Трещина, выросшая до размеров пропасти, не сократилась, а лишь на мгновенье перестала расти. Маяковский уехал в Америку и встретил там девушку русского происхождения Елизавету Зиберт, с которой у него возникли довольно серьезные отношения. Но не судьба, как говорится… Такой далекий и такой желанный образ Лили Брик словно стоял на страже, не позволяя дать волю чувствам, да и разница в мировосприятии сказалась: представительница буржуазного мещанства и борец за мировую революцию. Как бы долго такой союз просуществовал? 

Далее непродолжительные, но давшие столько надежд и стихотворений знакомства с Натальей Брюханенко и Татьяной Яковлевой. Я не уверена, что имею право говорить о том, приложила ли руку Лиля к тому, чтобы оба эти романа закончились безрезультатно. Однако на Наталье Владимир Владимирович серьезно хотел жениться, и даже вступил в жилищный кооператив, чтобы ввести в новую квартиру молодую хозяйку. Этому есть подтверждение в его письмах к… Лиле. Лиля сказала категорическое «нет». «Я прошу, не делай этого», - писала она поэту в ответном письме. Почему Маяковский ее послушал? Не знаю, возможно, Лиля Юрьевна всегда оставалось для Маяковского главной женщиной его жизни, скорее всего и так. Возможно, двадцатилетняя девочка внушала недоверие и здоровый скептицизм тридцатитрехлетнему поэту…

Та же история и с русской эмигранткой Татьяной Яковлевой, с которой он познакомился в Париже. Владимир Владимирович думает о любви, о жизни с другой женщиной, о том, что навсегда освободился от своей роковой и выматывающей привязанности. А «привязанность» пишет: «Щеник, здесь невозможно ходить пешком. Очень холодно. Привези мне маленький «фордик», я лихо научилась водить». Маяковский срывается, не дождавшись ответа от Яковлевой, и везет «фордик» своей Музе… Все письма Татьяны Яковлевой к Маяковскому были уничтожены Лилей после смерти поэта при разборе архивов. Как и письма Натальи Брюханенко.  

 

ЭПИЛОГ. «ИНЦИДЕНТ ИСЧЕРПАН»

К концу двадцать восьмого года отношения Лили Брик и Маяковского совершенно зашли в тупик. Лиля понимала, что ее царствование в душе поэта приобрело очень туманный характер. Не хотелось бы так говорить, но кажется, что он ей стал просто в тягость. Осип болел, и Лиля Юрьевна возила его по заграничным курортам, оставив Маяковского наедине с подготовкой выставки, приуроченной к его двадцатилетней творческой деятельности. Маяковский умел писать, любил писать, он писал, как одержимый. Но совершенно не любил и не умел заниматься своими нетворческими делами. Ему казалось, все его бросили, никто не помогает, все равнодушны и неискренни… А главное то, что Лили рядом нет.

«Такой большой и такой ненужный…», - написал он в стихотворении этого периода. В этих строчках и горечь непризнания, и обида на свое неприятие постоктябрьских реалий, и Лилино равнодушие, и собственная неприкаянность.

И вдруг… Такое спасительное и живительное, как гроза в зной, знакомство с актрисой Вероникой Полонской. Молодая, жизнерадостная, красивая до умопомрачения, талантливая Ника стала для душевно разбитого Маяковского глотком свежего воздуха, когда дышать уже было совсем нечем. Последняя надежда, последняя любовь, последний творческий всплеск, и снова хочется жить и творить… Однако Вероника Полонская была замужем, и мужа ради Маяковского бросать не собиралась. Не потому что была ветреной пустышкой, которой льстило внимание поэта, а потому что понимала, что ей никогда не удастся заменить Лилю, а тенью быть Ника не желала. Да и не могла ничего понять при своем юношеском «щенячьем» восторге в такой мощной психологической «глыбе» все тонкости и нюансы обращения с ним. Только Лиля умела и могла. В последний раз Маяковский посмел и почти сумел сорваться с Лилиного поводка. А Лилино око потеряло бдительность, она с Осей продолжала путешествовать и посылала нежные и смешные письма своему Щену…

Выставка не удалась, хотя Горький, тогда небожитель социалистического литературного Олимпа, прислал теплый и искренний отзыв Маяковскому. Не было приветствия от правительства, не поздравил Сталин (а других поздравлял), не пришли именитые поэты и писатели. И Вероника не может быть денно и нощно с Владимиром Владимировичем. А Лили все нет рядом…     

Все. Круг замкнулся,  выйти из него не было никакой возможности, и 14 апреля 1928 года он выстрелил себе в сердце. Не стало великого поэта, замечательного человека, гениального провидца… Всеми любимый и обласканный вначале, убитый равнодушием и невниманием в конце.

Веронике Полонской было запрещено появляться на похоронах поэта Лилей Юрьевной. Кстати, из всех знакомых Лиле женщин поэта только Ника была ею признана. Хотя у нее не было выбора. Владимир Владимирович упомянул имя Вероники в предсмертном письме, уж оттуда Лиля не смогла убрать упоминание о счастливой сопернице…

Лиля Брик сохранила наследие Маяковского и, обратившись к Сталину, добилась переиздания его произведений. На склоне жизни, одинокая и больная (сломала шейку бедра), Лиля Юрьевна Брик в возрасте 86 лет покончила с собой, приняв смертельную дозу снотворного. Как будто рука Провидения свершила над ней свое правосудие за то, что она не уберегла зависимого от нее Поэта, не защитила… Хотя и могла.

Количество показов: 1283
Выпуск:  №80 (2454) от 17 июля 2015 г.
Комментарии