Про дзен и личное пространство

16.10.2015 
Количество показов: 635
Стучаца!» – коряво и через Ц написал наследный принц на двери своей комнаты. Мы с ненаглядным  тихонько похихикали между собой на вечерней кухне, но решили «стучаца», уважать, так сказать, личное пространство  микроорганизма.
В комнату к нему мы заходим с содроганием. На кровати высится курган из учебников и одежды. Отыскивая что-то во время приготовления уроков, юноша лезет в самые дебри кургана и извлекает оттуда захороненную ручку или пачку карандашей. Курган удивительным образом рассасывается к ночи. Подозреваю, что сын его просто равномерно размазывает по комнате тонким слоем.
Кроме кургана, во владениях сына заметное место занимает «Лего». Этот ненавистный конструктор забил два огромных ящика под кроватью. Там он уже, кажется, не помещается, поскольку прет через край, как Мишкина каша. Излишками «Лего» завалены все подходы к кровати. Невозможно пройти по этим девяти квадратным метрам под табличкой «стучаца», чтобы не получить порцию акупунктурного массажа. Юный принц, видимо, овладел десятым даном по йоге или прокачал левитацию до высшего уровня, не иначе. Он-то как-то передвигается по ареалу своего обитания, не ойкая и не матерясь. Во всяком случае, мы не слышали.
Еще у этого плюшкина полно картонных коробок из-под этого самого «Лего», каких-то обрезков блестящей бумаги, несметное количество  желтых коробочек из-под киндер-игрушек, несть числа деталькам, винтикам, шестеренкам, колесикам. Все это находится в самых неожиданных местах его берлоги.
Хомяк Спечкибряк увенчивает сей романтический пейзаж.
Поймите правильно. Мы потомка к порядку призываем. Денно и нощно, до натоптышей на языках. «Немедленно чтобы был порядок!», «Выброси весь этот хлам!», «Когда уже у тебя будет чисто?», «Как ты можешь жить в таком бедламе?»
Потомок обычно психует, хлопает дверью и пишет угрожающего вида таблички типа: «Не влезай - убёт», глубоко презирая мягкий знак и другие атавизмы родного языка. Иногда результатом боевых действий  оказывается-таки чистота в комнате. Но редко. Чаще – глубокая обида у потомка и третий моток стальных нервов, перегоревший от перенапряжения, – у нас.
Однажды на собрании старейшин племени в лице меня, мужа и кота мы решили больше никогда не говорить сыну о порядке и уборке. Цели преследовали сугубо эгоистичные: нам было жалко нервов, они нынче в дефиците. Особенно коту. И у кота.
С тех пор курган начал разрастаться. Он постепенно захватил всю прилегающую к кровати территорию. Муж молчал, скрипя зубами. Наследный принц на ночь рыл в кургане берлогу. Кот с любопытством спал на всех возможных поверхностях. Младший сын Аристарх безмятежно подрастал не по дням, а по ночам, не подозревая о развернувшейся в семье драме. Я выкручивала у мужа детонатор и опасалась, что в один прекрасный день курган в детской оживет и сожрет нас. Приходившие в гости  к наследному принцу соратники весело производили в кургане археологические раскопки.
К нашей чести, мы ни разу – ни разу! – ни единого, даже самого маленького разочка не сделали парню замечания. Наверное, мы постигли дзен.
В конце концов, мы же договорились уважать личное пространство девятилетнего человека.
А в один прекрасный день курган исчез. Комната вдруг оказалась большой и светлой. В ней обнаружились кровать, письменный стол, шкаф и хомяк. В довесок – чисто вымытые полы.
Муж был изрядно удивлен. Я ликовала. Кот от удивления проснулся.
Чистота в комнате держалась дня три. Потом курган, осторожно озираясь, стал стеснительно выбираться из-под кровати, из углов и из-под стола и стекаться в центр комнаты. Добравшись туда, снова пошел в рост.
Честно говоря, и мы не идеальны. У нас в углу комнаты стоит маленькая тахта для оставшихся ночевать гостей. Так вот, это самая настоящая «горячая точка». Если у нас что-то пропало, искать нужно на ней. Прямо сейчас на ней лежат две диванные подушки, огромное верблюжье покрывало, учебник по музыкальной гармонии, джинсы для новорожденного младшенького на вырост, вешалка, несколько шнуров непонятного назначения, джойстик и зеркальная фотокамера стоимостью в мою зарплату. Периодически состав этого винегрета меняется, куча то и дело распихивается нами по законным местам. Но тахта продолжает притягивать к себе все подряд.
Представляю, какой ужас это вызывает у моей свекрови. К ней-то когда ни нагрянь, дома идеальный порядок. Идеальный, то есть близкий к абсолюту. У нее сверкающие полы. Каждая мелочь лежит на своем, строго отведенном ей месте. Всегда свежие цветы в сверкающей вазе. Никаких «горячих точек». И даже пыль опасается садиться на ее идеальные полочки.  Но эта святая женщина ни разу даже не намекнула нам о том, что «горячую точку» следует убрать. Уважение личного пространства рулит, что сказать. И дзен. Куда без него?
…Наше родительское терпение только что подверглось еще более сильному искушению. На двери юноши появилась табличка: «Не читать тайный личный дневник!»
Мы с мужем переглянулись и оба спрятали руки за спину. Подальше от искушения.
Уважать личное пространство так уважать.
Ну и дзен постигать до кучи, да.

Количество показов: 635
Выпуск:  №115 (2489) от 9 октября 2015 г.