Жизнь на могилах детей

09.03.2018 
Количество показов: 421
Это самый тяжелый материал, который у меня был. За все время. Тяжелый эмоционально – а таких было предостаточно. Болезненный – и этих хватало. И каждая из таких историй как будто вырывала клок из твоего сердца, и ты на некоторое время будто выпадал из реальности.
Но эта история – совсем иная 
Эти материнские сухие слезы – ты ощущаешь их буквально у себя на плече, хотя пожилая женщина, Галина Андреевна Макаренко, сидит напротив.  Она улыбается искренней, но вымученной улыбкой. «Спасибо, что пришли», - тихо говорит она. 
Я почему-то легко представляю ее молодой. Задорную, смешливую красавицу с темно-русыми косами, уложенными венцом на голове по тогдашней моде. Молодую жену милиционера-партийца, которая за мужем – как жена пограничника или декабристка – следовала туда, куда велит партия. Молодая мама, которая до одури любила своих сыновей и долгожданную лапочку-дочку. И представляла, как они гуляли вечерами – молодая семья как с советских плакатов. А впереди было – безбрежное счастье. 
Но не случилось. 

Фотографии любимых
Это обилие фотографий – еще старых, черно-белых, и современных портретов, выполненных в той же цветовой гамме. Я почему-то отчетливо понимаю – такие же фотографии на могильных плитах. Но смотрю, до боли в глазах вглядываясь в каждую черточку, и беру эти портреты из трепетно дрожащих старческих рук...
Самая дорогая - маленькая потрепанная временем черно-белая фотография. Твердый картон, неровные края. Молодые, счастливые муж и жена, и еще совсем малыши – двое мальчишек и доченька.
Маленькая восьмилетняя девочка Галочка, чей портрет вручную раскрашен, словно акварелью, матово-глянцевый. Красивая, как лубочная картинка – маленькая  девочка, у которой по трагической случайности так и не наступило будущее. Ее так и не проводил на выпускной бал отец, она так и не вышла замуж, и где-то неприкаянно бродит ее нареченная небесами половинка, так и не нашедшая свою любовь. 15 июля 1973 года.
Молодой парень, Сашенька - армейская фотография. Или он только вернулся с армии, полный надежд и отчаянно мечтавший о любви? В фуражке набекрень, из-под которой топорщится непослушный вихор. Смешливые мамины  глаза. Медбрат отделения реанимации городской хирургии. Он ушел, не дожив 19 дней до 30-летия, 20 лет спустя вслед за сестрой. Сгорел от цирроза печени. 31 декабря 1993 года.
Мужчина на портрете. Андрюшенька – красивый, мужественно-суровый, в форме полицейского. Когда-то он пошел в органы – по  стопам отца. Служил в ППС. Светлые глаза смотрят вдаль. У него осталась семья, трое сыновей. И он так и не увидел свою внучку-принцессу, родившуюся через 15 лет после. Ему шел 42-й год. 14 декабря 2002 года.
Внук - самый младший, 27-летний Алешенька. Сын Андрюши. Ушел из жизни нелепо... от руки охранника в печально-известном кафе «Бристоль». В ночь со 2 на 3 мая 2015 года.
26 мая 2016 года ушел из жизни муж Александр Иванович. Ему было 78 лет...

На столе лежат женские натруженные руки Галины Андреевны. Руки, которые укачивали малышей в колыбели – и эти же руки снаряжали их в последний путь. В ее глазах – вселенская грусть. Она рассказывает о своей жизни – и я вдруг с ужасом понимаю: это какая-то череда событий, убери одно из которых  - и все могло пойти совсем по иному сценарию. Что это – карма, судьба, испытание? Говорят, что Бог не посылает человеку тех испытаний, которые он не в силах вынести. Супруг не вынес. 
Ее голос звучит тихо. Она как будто вообще не умеет повышать голос. Галина Андреевна на удивление точно помнит все даты. Как будто каждый день мысленно перебирает их. А может, так оно и есть на самом деле…

«Нас будто кто-то сглазил»
Первая страшная точка невозврата была поставлена в тот самый момент, когда семья переехала в квартиру в Якутске – ул. Орджоникидзе, дом 1, квартира 30. Именно во дворе этого дома восьмилетняя Галочка, вернувшись с выпускного утренника 25 мая – она закончила 1 класс 5-й школы – сев на велосипед соседа и разогнавшись, не смогла остановиться. Не успела вырулить и влетела в леса, огораживающие двор - там как раз возводили здание сельхозуправления. Она ударилась животом, и случился подкапсульный разрыв печени. Малышку увезли в больницу – и убитый горем Александр Иванович сообщил об этом жене. Галина тогда проходила лечение в санатории в Крыму. Дочку спасти не удалось. 15 июля ее не стало.
- Я должна была Галочку с собой забрать, в Крым. Но муж остановил: мол, через 10 дней уходит в отпуск, вот сразу со всеми детьми и приедет. Если бы, если бы я пошла против него, не послушала, забрала дочку! Может, все было бы по-другому? 
Она уже не сдерживается – и смахивает слезы из глаз. 
- С тех пор и началась череда смертей. Нас как будто сглазили – завидовали, видимо, очень. Мы ведь такие дружные были, так любили друг друга, образцовая семья. Не показушная – настоящая. И друг за другом все ушли. 

Утонувшие могилы детей
С того дня они  буквально жили на Вилюйском кладбище. Всей семьей. Мама и отец приходили туда каждый день. В любую погоду. Летом и зимой. Ухаживали за оградкой, летом садили цветы, зимой счищали снег. «Мне там было уютней, чем дома. Я к доченьке приходила, разговаривала. Рассказывала ей обо всем».
Через 20 лет рядом с ней похоронили сына Сашу. Теперь мать и отец приходили к обоим. И одним весенним днем 2008 года вдруг заметили, что могилки детей как будто вспучило изнутри. Начал осыпаться кафель, накренился  розовый мрамор. С помощью соседа-строителя удалось подправить. Но ненадолго. Через пять лет все повторилось, но на этот раз все было куда серьезнее – стало понятно, что могилы подтопило. Вокруг построили много зданий, а систему водоотведения не предусмотрели. Нужно было срочно перезахоронить, перенести могилки детей на другое место…
Галина Андреевна, ветеран труда, начала обивать пороги и просить, требовать, писать заявления, умолять, ругаться, обращаться в прокуратуру, терять надежду и все начинать вновь. Это будто стало смыслом ее жизни, словно обещала она Галочке и Сашеньке: «Потерпите, дорогие, еще немножко, и мама все сделает. Мама сделает так, чтобы вам было хорошо лежать – сухо и удобно, под солнышком, и деревья будут шуметь, и мама снова будет садить вам цветочки и приходить, рассказывать о своей жизни. Потерпите, любимые мои».
И она обещание сдержала. В сентябре прошлого года могилы перезахоронили. Весь процесс занял порядка полугода – с марта по сентябрь. Но через что пришлось пройти Галине Андреевне Макаренко – знает только она сама да толстая кипа документов, отписок, ответов, запросов.
- Я хочу, чтобы власти обратили внимание на Вилюйское кладбище. Ведь сколько там лежит людей, ушедших в мир иной! Это ведь чьи-то родные, близкие. А там сейчас затопление, заболачивание территории, повреждения и разрушение памятников, вандализм… Пожалуйста, услышьте меня!

Чувствовать боль, чтобы жить
Эта история – история  женщины, которая в 79 лет осталась совсем одна. Это не та старость, о которой пишется в книжках и показывается в кино - в окружении детей, внуков, правнуков, во всем мир и лад. Это старость в одиночестве и в воспоминаниях. И в мечтах – что придет время, и на небесах они, наконец-то, все встретятся.
Нет, Галина Андреевна не оторвана от реальности. Она вполне адекватна, в ясном уме и твердой памяти. Просто... Может, ей так легче, хотя боль и не утихла с годами? А может, именно эта боль заставляет ее чувствовать себя живой и нужной – внукам и правнучке.

Количество показов: 421
Выпуск:  №9 (2638) от 7 марта 2018 г.
Комментарии