Серебряное колечко

30.06.2018 
Количество показов: 64
Девушка сидела одна в баре. Одна – после полуночи, когда вокруг гуляли разнузданные и заправленные под самую маковку горячительным компании.
 На одинокую девушку  за барной стойкой поглядывали – кто с интересом, кто с высокомерным презрением, а кто-то и масляными глазками. Это уж кому как в голову хмель ударил. 
Но она как будто ничего не замечала. Сегодня она вернулась из командировки. Она потягивала один коктейль за другим и сидела, уставившись в никуда. Или нет – она смотрела как будто в себя. 
* * * 
Как давно это было… Или совсем недавно?  Какая романтическая банальность! Тоню и Алексея познакомил Интернет.  Она даже и не помнила, когда и как познакомились: может, где-то в чате или форуме, а может, он лайкнул одну из ее фотографий или откомментил, а она и ответила. Не помнит она этого – слишком много было предложений пообщаться, встретиться в реале, познакомиться поближе. Но Тоня была, как говорится, девушкой строгих правил, что касалось не только Интернета. Прекрасно понимала, что найти в Сети любовь и мужа – случаи единичные. А чаще всего там сидят и ловят на крючок любители быстрых, легких и необременительных удовольствий. 
* * * 
Ну, неглупа была Тоня – и высшее образование имелось, и работа неплохая, и быт был устроен.  Но как ее и чем зацепил Лешка – не помнила. Просто как-то вдруг они начали активно общаться в личке – сообщения она ждала с замиранием сердца, каждый вечер летела домой как на крыльях, чтобы открыть ноутбук и погрузиться в общение. Несколько часов пролетали незаметно. Он был мил и порой стеснителен, сыпал цитатами – и всегда к месту! Писал ей корявенькие четверостишия, где рифмовались «любовь-морковь». И впервые за всю жизнь Тонина гуманитарная душа не взбунтовалась и этому не противилась – ей даже нравилось. Потому что было видно – вирши Лешкины, собственные. Стихи она любила. Она в них жила, купалась,  наслаждалась гармонией и певучестью. Так что тут ее сложно было обмануть.
* * * 
Если сообщений не было – иногда по два, три дня – Тоня впадала в уныние и хандру, становилась раздраженной и не могла и думать ни о чем, кроме как «почему он не пишет?» Но Лешка  обязательно возвращался и извинялся – срочно «угнали» в командировку, а с Сетью там полный швах, ловит через раз, позвонить еще можно, а вот выйти в Интернет…
И Тоня выдохнула  - так быстро, словно боялась передумать: «давай я тебе свой номер дам? Не сможешь написать в Интернете – хоть смс пошли. Сеть появится – обязательно весточка дойдет».
* * * 
И так они ушли в ватсап. Было то же самое – и уже можно было бы отвечать на сообщения, не дожидаясь вечера, прямо на рабочем месте. Но Лешка был умным парнем – не отвлекал ее часто от работы. А потом… Потом он предложил установить в ноутбуке скайп. Теперь они встречались «лицом к лицу» - до тех пор, пока Лешка не сказал: «Ну все. Пора бы нам с тобой, котенок, встретиться». 
Встретились – и уже не могли расстаться. Гуляли по парку, а вечерами – по людным и ярко освещенным центральным улицам, любили забежать в «Маленькую Венецию» после кино, чтобы перекусить вкусной пиццей и выпить обжигающе-ароматного чая. Они смеялись, держась за руки, заглядывали в глаза друг другу и вдруг умолкали…  Через три месяца встреч Лешка подарил ей колечко – маленькое, тоненькое серебряное колечко с камушком. Тоня летала как на крыльях, вся светилась от радости и ожидания следующего шага – что он позовет ее замуж. Зажмуриваясь, она шептала: да, да, да! 
А потом Лешка вдруг бросил Тоню. Бросил без сожаления, объяснений и прощаний. Просто исчез – и все. 
* * * 
«Как это несправедливо и жестоко! Ну за что?» - думала Тоня. Каждую минуту. Несколько лет она жила мечтой о том, чтобы все вернулось обратно… Что однажды он появится на пороге и скажет: милая, я не смог с тобой проститься, меня срочно отправили в долгую командировку туда, где вообще нет никакой связи. «Дура, дура! Ну какая такая может быть командировка? К  белым медведям на Северный полюс? К пингвинам в Антарктиду? Бросил тебя твой красавчик, смирись и не реви, пора жить дальше», - жестко отхлестала словами как-то ее лучшая подруга Марийка. Но Тоня только зыркнула на нее исподлобья и разорвала с подружкой отношения. 
* * * 
Тоня начала иногда встречаться с мужчинами, чтобы любимого вычеркнуть из памяти. Ничего серьезного – концерт, кино, кафе, прощальный чмок в щечку у подъезда. Но не получалось – а то, подаренное Лешкой колечко, не снимала никогда, так и носила на пальце, как обручальное. 
Однажды ее отправили в командировку в Мирный. Там жил и ее нынешний ухажер – Ромка. Который Тоне по-настоящему понравился, и она даже подумывала о том, что с ним можно завязать отношения чуть более серьезные, чем кино и кафе. К тому же Рома был довольно обеспечен, серьезен, но не без чувства юмора, ухаживал за Тоней уже давно и даже сделал ей предложение: выйти замуж и переехать к нему. Тоня раздумывала, а пока она с радостью объявила ему по телефону, что «вышла оказия, и теперь не ты ко мне едешь, а я к тебе. Ура, да здравствует командировка!»
И вот, когда до вылета оставалась всего пара дней и Тоня решила объявить у трапа самолета Роме о своем согласии, решили они прогуляться по городу. Шли, держась за руки, и так же, как с Лешкой, она смеялась Роминым шуткам и нежно прижималась к его плечу и подставляла лицо весеннему солнцу, а ветер-забияка трепал ее волосы. Остановились у светофора, ожидая зеленого света. И вдруг она увидела ЕГО.  Лешка стоял на той стороне дороги и неотрывно смотрел на нее. Узнал, не узнал? Тоня резко сменила маршрут и увела Рому в другую сторону – чтобы не столкнуться с Лешкой на пешеходной дорожке.
* * * 
Лешка приехал. Позвонил Тоне за несколько часов до вылета в Якутск. Она не меняла номер мобильного – все надеялась, что когда-нибудь он позвонит. И, что-то наспех придумав, Тоня поехала в аэропорт одна – заранее. Сказала Роме, что нужно еще по пути заскочить на какие-то переговоры, и это продлится несколько часов. «Так что провожать меня не нужно. Позвоню, как долечу».
Они то молчали, то говорили взахлеб. Литрами пили невкусный кофе в небольшом кафетерии и ели склизкий кусок теста с кусочками помидоров и колбасы, который тут гордо именовали пиццей. Она ни словом не обмолвилась, почему Лешка так внезапно исчез из ее жизни. Да и он не объяснялся. Они вспоминали «Маленькую Венецию» и прогулки под дождем… И тут хлынул ливень. Настоящий, майский ливень с громом и молниями. Лешка смотрел Тоне в глаза – и в них было… что? Боль? Мольба о прощении? Любовь? Тоне не хотелось смотреть на часы. И тут Лешка ее поцеловал – осторожно, с нежностью, словно пробуя на вкус. А Тоня мечтала, чтобы эта сказка не заканчивалась никогда. 
В Якутск этим рейсом она не улетела. Позвонила шефу, наврала, что попала в небольшое ДТП, подвернула ногу. «Нет-нет, со мной все в порядке, ушибы да растяжения. Я в больнице, но послезавтра меня отпустят». Шеф ей доверял – он никогда бы и не подумал проверять ее. «Послезавтра электронный билет будет на стойке регистрации», - буркнул в трубку и отключился. А Тоня с Лешей провели два изумительных дня в съемной квартире. И вернулись, нахлынули те самые чувства – и снова надежда расправила крылья за спиной… А еще ее сердце грела мысль о том, как обрадуется Лешка самой счастливой ее новости.
* * * 
Когда объявили посадку на Тонин рейс, он взял ее руки в свои, заглянул в глаза и сказал: 
- Прости меня! Ты очень хорошая! Ты самая лучшая! Но мы не можем быть вместе…. Через два месяца я женюсь.  Моя невеста беременна. И я не смогу, понимаешь, никогда не смогу ее бросить! Это же мой ребенок! Вот если бы ты тогда забеременела… Все было бы по-другому! Все бы изменилось…
И сердце Тони окаменело. Она смотрела пустыми глазами, как ее  любимый, родной человек уходит. И уже навсегда. 
Она так и не сказала ему, что в Якутске его ждет трехлетний сын Лешка.

Количество показов: 64
Выпуск:  №25 (2654) от 28 июня 2018 г.
Комментарии