Битва до конца

17.08.2018 
Количество показов: 52
Истории бывают разные. И всегда хочется, чтобы все закончилось хэппи-эндом – по закону жанра… Чтобы была мотивация к жизни и вера в то, что высшие силы существуют. Но, увы, да если бы, да кабы – жизнь не приемлет сослагательного наклонения.
История жителя Якутска Андрея Мартиканина длится уже давно. Это история о том, как когда-то близкие и любящие друг друга люди стали непримиримыми врагами – и противостояние длится до сих пор. У каждой стороны свое видение того, кто прав, кто виноват. Каждый преследует свои цели. Но вот только неизвестно, закончится ли история хэппи-эндом – потому что победа одной стороны непременно обернется разочарованием и обидой другой. И камень преткновения здесь – квартирный вопрос. Перефразируя Воланда из бессмертного творения Михаила Булгакова – «квартирный вопрос испортил якутян». 

Родительский дом
Андрей с 14 лет жил в доме по улице Алданской – с февраля 1976 года. Самая обычная деревянная двухэтажка. В то время она была верхом мечты. Именно с этой квартирой у Андрея связано множество воспоминаний. 
- Это – родительская квартира, я был подростком, когда ее получили мои родители. Отец работал на Техучастке и получил от него квартиру. Квартира муниципальная, неприватизированная. Можно сказать, что эти четыре стены стали свидетелями всей моей жизни. И моей сегодняшней беды. Я там вырос, окончил школу, влюбился, женился и развелся, - горько усмехается Андрей Николаевич.  
В 1993 году эта трехкомнатная квартира  досталась Андрею и его сестре. Ответственным квартиросъемщиком был назначен именно он. Потом – знакомство с удивительной девушкой Машей, прогулки под луной, долгие разговоры, общение и зарождение взаимного светлого чувства. Пришла любовь…  Было все – мечты о своем доме, о крепкой семье, о том, как будут раздаваться в квартире звонкие детские голоса, мечты о долгой счастливой жизни – как говорится, вместе до старости, в счастье и горе, и умереть в один день.    Спустя три года они поженились. И после свадьбы Маша, Мария Ивановна, вместе с дочкой от первого брака Розой уже в качестве законной супруги были прописаны в этой квартире. 

Когда уходит любовь…
Почему человек не может предугадать, когда уходит любовь и вместо нее остается обжигающее чувство обиды и непонимания? Когда, в какой момент любящие люди вдруг становятся врагами? И почему это невозможно предотвратить? Не видят, не чувствуют, не понимают… А ведь тревожные звоночки раздавались – они есть всегда. Но не каждый их может услышать…
Счастье молодой семьи омрачало только одно: отсутствие совместного ребенка. Поэтому Андрей и Мария решили усыновить ребенка. Девочка, дочка, уже была, поэтому решение усыновить мальчика было логичным. 
- В 2002 году мы усыновили полуторамесячного мальчика, Сергея, так как совместных детей не было. И после этого жена стала странно себя вести. А теща… Она начала провоцировать семейные конфликты. Обвиняла меня в том, что я не ухаживаю за Сергеем, устраняюсь от его воспитания – у него была тяжелая форма диатеза, непереносимость коровьего молока.  А потом, когда я был в командировке, жена продала телевизор, который был приобретен еще до свадьбы мною. Это стало началом конца... Доверие к ней было потеряно. Начались конфликты, взаимные обвинения, и в ноябре  2004 года мы развелись. В июне того же года, еще до официального развода,  она ушла, забрав детей. Но из квартиры не выписалась. Дети были прописаны там же. 
И это всего лишь предыстория…   

Моя ошибка
В 2014 году Андрей  выписался из квартиры и улетел в Ленск. По работе. Конечно, это была величайшая глупость – выписываться из квартиры в доме, который стоял в очереди на снос. И уезжать в никуда – но Андрей Николаевич поверил потенциальному работодателю. 
 - Это было их требование – выписаться. Мне в обмен предложили в Ленске комнату.  Но там не сложилось… Меня обманули. 29 октября я улетел в Ленск, а уже 6 ноября вернулся обратно в Якутск.
Но я потерял прописку. Однако человек должен где-то жить, должен иметь регистрацию. Сами же понимаете, что без бумажки ты никто. Тебя даже слушать не будут, не примут никуда на работу, я даже голосовать права не имею – вроде бы есть человек, но по факту – как человек-невидимка. 
Поскольку дом шел под снос, меня туда не могли прописать по закону. ДЖО постоянно отказывал в прописке, а я ходил к ним с 9 ноября 2014 года! Мне отказывали  в восстановлении в моих правах прописаться  в моем родном родительском доме, ссылаясь на статью 83 п. 3 ЖК РФ. На это требовалось  согласие моей бывшей жены. Но она согласия не давала. Поэтому я оставался жить в своей квартире, но абсолютно на птичьих правах. 
На основании решения Верховного суда республики от 5 февраля 2018 года меня все-таки прописали, но уже в доме по улице Лермонтова. В квартире, в которой с прошлого года жили…  моя  бывшая жена с детьми. 

Ненужный сюрприз
И война с судами продолжилась. Если право прописаться Андрей получил по суду, то в квартиру бывшая жена его не пускает. Ее можно понять – совершенно ненужный «сюрприз» в виде бывшего мужа, с которым она не общалась добрых 14 лет и с которым нет добрых отношений. Уже совсем чужие люди, и муж из прошлой жизни, претендующий на ее жилье, был совсем не к месту. Там же живут ее дети, внуки… И пока Андрей жил в квартире на Алданской, в общем-то, не особо стремился в квартиру бывшей жены. И ключи она ему не дала. Но сегодня возникла настолько патовая ситуация, что иного выхода просто нет.  

Одним бомжом станет больше?
Андрей Мартиканин – пенсионер, инвалид III группы по слуху. Человек непростой. А безвыходная ситуация даже самого тонкого и душевного человека способна сделать непримиримым бойцом. 
- После развода Мария в доме на Алданской улице не жила. Не платила за  коммунальные услуги. Но  прописка оставалась. Выписать их я не мог – мальчик был еще несовершеннолетний.  Она постоянно меняла адреса, и найти ее было сложно. Точного адреса у нее не было. 
Андрей Николаевич и сейчас живет в родительской квартире. Пока живет. До 31 октября прошлого года аккуратно оплачивал все счета.  А потом перестал платить - когда ему отказали в прописке в квартире, в которой он жил с детства. А лицевые счета бывшая жена не закрывает и коммуналку не оплачивает. А он не может их  закрыть – потому что не имеет права. 
Дом по адресу: ул. Алданская, 3 сносят. В управляющей компании Андрея Мартиканина попросили освободить помещение как можно быстрее. Снос запланирован после 15 августа. При этом, возможно, квартиру получит бывшая жена. Не он. Странно и невозможно смотреть, как этот взрослый, убеленный сединой мужчина, инвалид, чуть не плачет. Бюрократическая машина не позволила ему восстановиться в правах на прописку в квартире, в которой он жил с детства – зато смогла прописать к бывшей жене, которой он совершенно не нужен. Для которой он совершенно бесполезная нагрузка. И она тоже судится – чтобы отозвать решение суда, она категорично против того, чтобы он претендовал на ее жилплощадь. И он судится, чтобы она выдала ему комплект ключей – ему просто некуда деваться. Или так – или пополнить колонию якутских бомжей. А на улице инвалид-пенсионер долго не протянет. 

Что нужно для хэппи-энда?
А ведь все могло бы сложиться иначе. И не было бы сейчас отчаянного противостояния между бывшими супругами. В этой истории понять можно обе стороны. Для каждого из них это вопрос жизни. 
Достаточно было четыре года назад восстановить прописку Андрея Мартиканина в родительском доме. И сейчас, когда дом идет под снос, он бы смог получить новую квартиру. А не так, как происходит: остаться с перспективой стать бомжом. Потому что вряд ли бывшая жена пустит его под свою крышу – разве что при содействии полиции.  Они почти 15 лет не общались – это как чужого человека с улицы впустить в свое жилище. Так что можно представить, какую «райскую» жизнь она ему устроит, если ее все-таки обяжут по суду впустить его в дом. Поэтому суды будут длиться – до самого конца.

Пока верстался номер
Стало известно, что всех жильцов выселили. Андрею Мартиканину пришлось съехать. До конца августа он нашел временное жилье. Как будет жить дальше, он пока не представляет... 

Количество показов: 52
Выпуск:  №32 (2661) от 16 августа 2018 г.