«Мне нравится быть матерью-одиночкой»

29.09.2018 
Количество показов: 58
Алена – мама уже довольно взрослого сына Артема (ему 16) и пятилетней дочки Анюты. Причем, как все говорят, с сыном они выглядят как брат с сестрой. И хотя сейчас Алене 38 лет, выглядит она гораздо моложе. Вполне неплохая адвокатская практика, машина, а еще квартира и небольшой домик на Сергеляхе – наследство от бабушки. И когда ее спрашивают: «Почему ты, такая молодая, успешная и обеспеченная, не выходишь замуж?» - она отвечает: «Именно потому, что я молодая, успешная и обеспеченная».
Но так было не всегда. Росла она в семье небогатой. Все богатство – это трехкомнатная хрущевка, которую когда-то получила от государства бабушка – мамина мама. Бабушку Алена помнила хорошо: ее сухие, жилистые, но такие ласковые руки, прозрачные глаза и волосы с проседью, всегда собранные в высокий пучок. Бабушка никогда не сидела без дела, постоянно что-то делала по дому. И даже если присаживалась у телевизора посмотреть новости или музыкальную программу – что-нибудь штопала, шила и вязала. И сказки на ночь, которые она читала ей из большой потрепанной книжки с постоянно отваливающимися страницами, которые она постоянно подклеивала, и песни на певучем языке – бабушка была украинкой, ее отца сослали в Якутию во время повальных сталинских репрессий. Вкус бабушкиной коврижки, упоительный запах пирожков с начинкой из риса и сайры (мясо вообще появлялось на столе по большим праздникам) и запеканки из вермишели - так пахло ее детство. 
* * *
Мама появилась в ее жизни лет в восемь – когда умерла бабушка. Аленка знала, что где-то есть ее мама, что она живет и работает в другом городе, далеко от Якутска, иногда присылает деньги и подарки на Новый год и день рождения. А еще – ее голос в трескучей телефонной трубке. Телефон стоял на тумбочке в прихожей, и маленькая Аленка думала, что там, внутри, живет ее мама. И поднимала трубку и разговаривала с ней, рассказывая о своих детских обидах или радостях, и поверяла свои маленькие детские секреты. 
Аленка в свои восемь лет не понимала, что такое «умереть». Не понимала, что это – навсегда. И после похорон бежала на каждый звонок в дверь, бросалась к телефону и постоянно торчала у окна – надеясь, что вон там, за аллейкой, покажется бабушка с большой матерчатой продуктовой сумкой, в которой всегда для нее было припасено что-нибудь вкусненькое – петушок на палочке или сахарное печенье. И этим она страшно раздражала мать. 
* * *
Мама приехала как раз к похоронам, которые организовали бабушкины бывшие коллеги и соседи. Встав взрослой, Алена поняла, что никто не ждал приезда ее мамы, Ольги Викторовны. Поэтому и похоронами занялись сами. Узнала Алена и то, что тетя Валя, ближайшая бабушкина подруга, уже вела переговоры с органами опеки, чтобы устроить девочку в детский дом. И хлопотала, чтобы квартира не отошла государству, а осталась бы за Аленой, чтобы к моменту выпуска из детдома у нее было свое жилье. Но с этим оказалось все в порядке – бабушка давно подготовила документы, сделав Алену единственной наследницей недвижимого имущества и небольшого счета в банке, куда складывала свою пенсию уже много лет. Причем по завещанию счет должен был быть разморожен после Алениного 21-летия. Бабушка, сама юрист по образованию, предусмотрела все, чтобы девочку, не дай бог, не обманули. Чтобы ее не обманула собственная мать…    
Это уже потом тетя Валя рассказала, что все подарки покупала бабушка, шла на почту и отправляла посылку на собственный адрес. И что денег Аленкина мать не посылала ни копейки. И что звонила Алене вовсе не мама, а бабушкина подруга. А мама, родив Алену неизвестно от кого, просто скинула ее на руки бабушке и уехала покорять Сибирь. Что она там покорила – неизвестно. Но приехала в Якутск с каким-то мужичком потрепанного вида, от которого пахло застарелым перегаром и луком. Его звали дядя Сережа, но он потребовал, чтобы Аленка называла его «папочка». А когда через полгода Ольга Викторовна попыталась вступить в права наследства, оказалось, что все пути для нее закрыты… А опекуном была назначена адвокат, которая и огласила завещание. Адвокат  была лучшей и любимой бабушкиной ученицей…
* * *
Ольга Викторовна была еще молодой женщиной, выглядела она лет на 40-45. Всегда небрежно одетая, слонялась целыми днями по квартире с нечесаными волосами, лежала на диване у телевизора, прямо там и курила, а вечером запрещала Аленке выходить из комнаты. Утром ей, восьмилетней девчонке, приходилось собирать бутылки по всей квартире, перемывать гору посуды и собирать везде бычки. В квартире больше не пахло пирожками: теперь повсюду стоял запах сигаретного дыма, дешевых консервов и алкогольного перегара. После того, как стало известно, что Ольге не перепало ничего, мужичонка испарился в неизвестном направлении. Но его место быстро занял другой.
* * *
Алена рано повзрослела. Когда стала подростком – начала сама гонять маминых кавалеров, выливала найденную водку в раковину, усмиряла пьяную мать, а когда один из ее сожителей попытался к ней пристать – позвонила адвокату тете Юле, а та вызвала полицию. Приехали органы опеки, поговорили с мамой, вызвали ее на заседание комиссии. Туда она явилась с жесточайшего бодуна и заявила: мол, можете ее забирать в детдом, я даже не опекун, и с какого перепугу должна ее содержать, кормить, поить и одевать? 
Хотя на самом деле продукты и одежду, а также оплату счетов за квартиру производила тетя Юля – из оставленных бабушкой средств. И это мама жила за счет несовершеннолетней дочери. К моменту, когда Алена заканчивала школу, мама вдруг исчезла. Ушла и не вернулась. И до сих пор от нее нет вестей. Может, уехала, а может, и умерла. 
* * *
В 18 лет Алена официально вступила в права наследования. Квартира и дача на Сергеляхе, молодая 18-летняя девочка – лакомый кусочек и для охотников за богатым приданым, и для черных риэлторов. Но тетя Юля всегда была рядом, да и наивной Алену, всю свою сознательную жизнь прожившую в далеко не тепличных условиях, назвать было нельзя. Характер у нее был – кремень. Поступила на юридический факультет, попутно работала ночной санитаркой в больнице, не вылезала из библиотек и училась, училась, училась. Кем стать – такого вопроса перед ней и не стояло.  Только юристом! 
А после окончания университета родила сына. 
* * *
Отец Артема, Андрей, был парень из профессорской семьи. Единственный сын и внук, подающий большие надежды.  После окончания учебы родители отправили его в аспирантуру в Питер – там он и остался. О рождении сына Андрей узнал, но никак не отреагировал. Алена, как девушка неглупая, поняла: его просто отправили с глаз подальше: как невестка и мать внука она их не устраивала. Вот если бы была жива бабушка… Круглая сирота, выносящая утки из-под больных, их не устраивала. О том, что у нее есть квартира и дача и без пяти минут диплом юриста – они не знали. Алена была не только неглупая, но и не болтливая. 
* * *
Ну а Алена даже не представляла, как тяжело ей придется одной, с ребенком на руках, не имея практически никакой работы. Недавняя выпускница без опыта работы да еще и с младенцем на руках никому не нужна. Но была добрая фея тетя Юля, а еще – бабушкины сбережения. Юля устроила ее на полставки в одну из небольших юридических контор, и Алена наняла няню. Когда Артем болел, она не спала ночами. Но прошло три года – и Тема пошел в детский сад. У нее уже было достаточно опыта, и Юля взяла ее под свое крыло. Алена продолжала усиленно учиться – занималась самообразованием. «Во всем нужно стараться быть первой. Быть лучшей. Тогда не ты будешь ходить к работодателям – а они к тебе в очередь выстраиваться», - советовала тетя Юля. 
Потом родилась дочка. Но теперь было легче – уже состоявшийся адвокат, она могла позволить себе няню на весь день, возила детей в отпуск,  продала бабушкину квартиру и купила новую. Мужчины в ее жизни периодически случались, но ничего серьезного. «Зачем? Что мне может дать мужчина, чего нет у меня и чего я не могу дать детям сама? Да, я – одинокая мама. Но мне так жить нравится. С приходом мужчины в мою семью начнутся только проблемы. У меня сын-подросток, маленькая дочка. Я могу находиться на работе с утра и до ночи. А мужу – вари обед, стирай носки, отглаживай костюмы, развлекай его и ублажай. На все это у меня просто нет времени. А свободные часы я посвящаю детям. Нет, я не вижу рядом с собой мужчину. Во всяком случае – пока», - улыбается Алена. 
Количество показов: 58
Выпуск:  №38 (2667) от 27 сентября 2018 г.