Из Аляски с любовью

15.01.2012 
Количество показов: 327
Первый мост дружбы.
«Сибирь – страна больших возможностей» - гласили надписи на футболках первых американцев из Аляски, приехавших в Якутск в начале 90-х. Эти люди были энергичны и любознательны. В их головах зрели мысли о скором и прибыльном бизнесе с русскими. Они еще не понимали, куда приехали…

А это был Советский Союз времен перестройки. Уже разрешили свободную торговлю и кооперацию, но большинство чиновников еще цепко держались за советские устои. Это было видно по большинству работников якутской мэрии, где я в то время работал. В глубине души эти люди не принимали новых экономических законов и, тем более, связанных с ними возможностей. В их головах, привыкших к советской «стабильности для избранных», вертелись мысли: «Зачем нам-то все это? Мы потеряем свои «теплые» места!». С другой стороны, американцы не понимали, что новые «перестроечные» законы еще не были увязаны с множеством других законов-старожилов и одеревенелых инструкций, еще старых, еще «советских». И это было огромным препятствием для развития международного бизнеса и торговли. Не зная всего этого, аляскинский меховой кооператив аборигенов, например, хотел немедленно сотрудничать с якутскими местными охотниками, а представители «Аляска Уорд Трейд Центра» в Анкоридже рассчитывали быстро наладить с нами торговые отношения… В то же время родились и проекты малого бизнеса: от создания в Якутске круглосуточного кафе и магазина подарков (в то время этого у нас еще не было) до обмена и обучения представителей медицины (врачей, медперсонала, лаборантов) и многие другие. К сожалению, лишь немногие идеи удалось тогда осуществить, но и это были не бизнес-проекты, а, в основном, проекты по совместному безфинансовому обмену. Сейчас многие не верят, но тогда, чтобы выехать для ведения каких-либо дел на Аляску, нам, якутянам, надо было не только по нескольку раз ездить в Москву для оформления виз, но и с огромными трудностями обменивать рубли на доллары. Да и получить заграничный паспорт было делом не из легких.

«Вас собьют свои же ракеты!»

Конечно, важнейшую роль в осуществлении побратимских связей между Якутском и Фэрбэнксом сыграл Павел Бородин, наш тогдашний мэр. Надо отдать должное и мэру Фэрбэнкса Хуаните Хелмс, хотя для нее все было гораздо проще. Бородин же был на высоте в том смысле, что только благодаря его смелости и огромной пробивной способности (по-другому не скажешь) были сделаны первые шаги по обмену горожанами Якутска и Фэрбэнкса. Впервые в истории Якутска мы обменялись тогда сразу несколькими делегациями по 150 человек! Народная дипломатия проявила себя в ее истинном смысле, так как участники делегаций с советской стороны впервые не были «отягощены» предварительными беседами в КГБ.

На Аляску ехали обычные советские люди со своими привычками, менталитетом и глазами, открытыми для восприятия иного мира. Чартерные рейсы Якутск – Анкоридж – Якутск стали реальностью! Если честно, то многие в то время не верили в саму возможность перелета через Берингов пролив... Говорили: «Вас собьют свои же ракеты!». Но нас не сбили, и более того эти перелеты вошли в историю если не советской, то якутской авиации! Здесь надо иметь в виду, что Бородину удалось сломить не только сопротивление существовавшего в то время КГБ, но и добиться (конечно, через Москву) открытия воздушного «коридора» через Берингов пролив, а тогда это было делом не из легких.

Я хорошо помню крайнее удивление пограничников города Анадыря, когда на их аэродром приземлился наш якутский чартерный Ту-154, возвращавшийся с Аляски. В растерянности они даже не подошли к самолету и не выпустили нас на родную землю, не зная, что делать с невесть откуда свалившимися им на голову пассажирами. Я уже не говорю о том, что в Анадыре в то время не было ни одного таможенника.

«Человек к Человеку» («Meet and Make Friends – MMF»)

Такое не совсем понятное нашим соотечественникам, но очень точно выражающее тогдашние дружественные настроения веривших в перестройку людей название родилось в голове Капитолины Алексеевой, едва ли не самой важной персоны в сфере зарождающихся побратимских связей Якутска и Фербэнкса. Да, это было именно так. Были, конечно, и другие люди, которые вскоре примкнули к побратимскому движению из разных побуждений. Большинство из них, как я сейчас думаю, тогда еще не в полной мере понимало сути происходящего. Часто они лишь думали о своих (порой корыстных) интересах. Для некоторых тогдашних руководителей зачастую это был лишь еще один повод за счет города прокатиться в Америку и привезти своим домочадцам заграничные диковинные вещицы. Кое-кто из высокопоставленных лиц занимался побратимскими связями с целью «присмотра» за происходящими встречами и общением людей и при любой удобной возможности пытался одернуть их, показать свою значимость… Но про этих людей сейчас уже никто и не вспомнит. В числе же многих заслуг Капитолины Алексеевой было, например, то, что в противовес вышеупомянутым персонам для выезда на Аляску были подобраны обычные горожане, которые смогли донести до американцев истинные ценности простых советских людей. А упомянутая выше туристическая фирма «Человек к Человеку» была создана ею специально для поддержки проекта развития побратимских связей «Якутск-Фэрбэнкс». И именно через эту фирму проходила тогда почти вся информация между группами и отдельными гражданами с обеих сторон. Строились совместные бизнес-планы, оказывалась практическая помощь в поездках по вновь открытому мосту. И именно эта фирма первой в Якутии (и, пожалуй, одной из первых в тогдашнем СССР) осуществила полноценную туристическую программу по выездному туризму в Америку. Капитолина Алексеева стала президентом фирмы, я – ее коммерческим директором. Тогда мы настолько поверили в успех задуманного бизнеса, что оба ушли из мэрии. Ушли в не известное тогда еще почти никому из советских людей море частного международного туризма. Это был риск, большой риск. Особенно, если учесть, что оба мы работали на вполне «теплых» государственных должностях.

Самородки на память

Первой нашей выездной группой была дюжина деловых людей из города Мирного. Это были руководители НПО «Якуталмаз», директора алмазных приисков, экономисты и т.п. Люди солидные и в то же время достаточно прогрессивные, деловые. Всем им очень хотелось узнать, как же на самом деле живут американцы, как они ведут свой бизнес, что едят и что пьют... И, смею вас заверить, они все это увидели и почувствовали в полной мере. Члены группы вплотную познакомились с малым бизнесом: от производства эксклюзивных конфет на маленькой частной фабрике до организации дел в ресторанах. А представьте себе впечатления от полетов на маленьких «Сесснах» и особенно на великолепном разноцветном воздушном шаре! В результате этой поездки некоторые члены группы вернулись домой с огромным желанием открыть свой частный бизнес в Якутии. Это был 1991 год. И это была первая русская коммерческая группа на Аляске, по крайней мере так об этом написали в крупных газетах штата: «Анкоридж Дейли Ньюс», «Анкоридж Таймс», «Фэрбэнкс Дейли Ньюс» и «Джуно Импайер». Сегодня, даже 20 лет спустя, в памяти всплывают довольно интересные и поучительные эпизоды той поездки. Вспоминается, например, посещение частного золотого прииска под Фэрбэнксом, где трудились всего трое – владелец, бульдозерист и собака. На почти не огороженной площадке стояла огромная промывочная машина. И никакой охраны! Сейчас трудно себе представить реакцию работников алмазной отрасли, которые, не сговариваясь, сделали шаг назад и спрятали руки за спины, как только хозяин прииска поднес к ним лоток с золотыми самородками и предложил их потрогать и даже (о, ужас!) взять по одному себе на память. Воспитанные в строжайшей советской системе люди просто-напросто испугались дотронуться до этого запретного плода… А между тем, золотые самородки вовсю продавались тогда в аляскинских сувенирных лавках.

Были и другие интересные и показательные истории, которые как раз и говорили всем нам о том, что людям нужно больше общаться между собой и тогда рухнут все преграды между ними. В этом, как я думаю, и содержался смысл названия нашей маленькой, но крайне полезной для обеих сторон фирмы «Человек к Человеку». И именно тогда я впервые увидел, каким на самом деле может и должен быть туризм в Якутии.

Аляска поражала разнообразием частных туристических туров и набитыми доверху, как коробки с конфетами, сувенирными лавками. Здесь было все: и полеты на воздушном шаре, и авиатуры на охоту и рыбалку, и речные поездки по маленькой, но красивой речке Чене и многое другое. Десятки и сотни малых предприятий и частников (в том числе и аборигенов) не первый десяток лет со знанием дела работали в этой высокодоходной сфере. Прекрасный и поучительный пример. Вот где следовало в первую очередь обмениваться опытом и вот что следовало бы поддерживать в тогдашней, да и в сегодняшней Якутии. Однако недальновидная увлеченность большими сырьевыми проектами и грандиозными стройками не позволили властям за прошедшие 20 лет добиться каких-либо ощутимых результатов в туристической сфере. А ведь это новые рабочие места для тысяч и тысяч якутян. Сегодня же остается только с сожалением констатировать, что въездной туризм в Якутии все еще буксует где-то в начале пути…

Заметки на полях

Простые аляскинские пенсионеры Дик и Лэсли Карволы, бывшие учителя, у которых я жил почти две недели в свой первый приезд в Фэрбэнкс, очень гордились своим небольшим, но уютным домом на окраине городка. Дом был ими куплен за 20 000 долларов в рассрочку на 20 лет. Мы, конечно, в те времена об этом не могли и мечтать. Но в то же время если я вечером выходил из гостиной на пять-семь минут, то, вернувшись, обнаруживал, что телевизор выключен. Это была простая, но воспитанная годами экономия электричества. У нас же телевизоры работают и днем и ночью.

Как-то Дик показал мне свои стоптанные коричневые полуботинки, которые он очень любил и почти не снимал. Он с гордостью объяснил мне, что это «настоящий американский продукт», сделанный из буйволиной кожи и не знающий сносу. Ботинкам этим было более 20 лет. У нас же такой товар можно было купить, наверное, только в царские времена…

В подвале дома Карволов зимой комнату снимали студенты, и надо было видеть мое удивление, когда они утром вышли на 30-градусный мороз в одних футболках, завели холодную машину и, не одевая курток, поехали в прачечную. Я подумал было, что ребята хорошо закалены. Но секрет был прост: на Аляске машины часто держат ночами на улице, а перед выездом греют специальным кабелем и из-под каждого капота торчат провода для этого.

Как-то позднее Дик прислал мне фотографии лося, забредшего на его огород и никак не хотевшего уходить. Строжайшие законы и гражданская ответственность американцев не допускают даже мысли о лосинной отбивной без наличия лицензии. У нас бы с таким неосторожным животным долго не церемонились…

Нас всех поразили не имеющий вкуса американский хлеб, красивые, но безвкусные фрукты и овощи в супермаркетах…Но в то же время мы с аппетитом уплетали гамбургеры из «Макдональдса».

Когда же Лэсли и Дик сами приезжали в Якутск, то любимым их лакомством были самые обыкновенные песочные торты местного хлебозавода с масляным кремом, которые в Америке посчитали бы настоящим ядом – бомбой с холестерином!

Алексей ЗУЕВ,
начальник отдела
комплексного экономического и социального развития
города Якутска (1987-1991 г. г.)
Количество показов: 327
Выпуск:  № 2 от 13.01.2012 г.
Комментарии