Кто "заказал" ветерана?

04.11.2011 
Количество показов: 440
27 октября в газете «Коммунист» под подписью Леонида Диодорова вышел материал «Хамелеон». Автор, в прошлом старший советник юстиции, следователь по особо важным делам прокуратуры республики, а ныне член бюро Якутского рескома КПРФ обличает председателя Совета ветеранов города Якутска Михаила Попова. Бывший работник правоохранительных органов на основании неких данных Министерства обороны СССР ставит под сомнения участие  Попова в Великой Отечественной войне.
Альтернативная история

Автор утверждает, что Михаил Дмитриевич не проливал кровь на Курской дуге, а отсиделся в тылу в Забайкальском военном округе в 886 стрелковом полку командиром 76-мм пушки в звании младшего сержанта. Откуда был уволен в запас в марте 1945 года по состоянию здоровья. И, следовательно, в боевых действиях не участвовал, наград, ранений и контузий не имеет.

Также ветеран обвиняется в присвоении боевых наград - медали «За отвагу», медали «За победу над Германией», «За победу над Японией», ордена «Отечественной войны 2 степени».

Благодаря своему доступу к архивам Информационного центра МВД РС(Я) Диодоров вытаскивает тот факт, что, проживая в Ленске в далеком 1973 году, Михаил Попов был осужден районным судом за незаконное ношение и хранение огнестрельного оружия и незаконную охоту к восьми месяцам лишения свободы (ветеран был освобожден условно-досрочно – прим. авт.). Упомянул он и то, что в 1978 и 1982 годах Попова дважды привлекали за хищение государственной собственности (оба дела были прекращены – прим. авт.). Я не буду живописать остальную грязь, ушатом вылитую автором на старого ветерана. Скажу лишь только то, что в конце статьи Леонид Диодоров надеется, что ветераны города, узнав его правду о Попове, отзовут председателя с занимаемой должности, вычеркнут из списка фронтовиков и поставят перед правоохранительными органами вопрос о привлечении старика к уголовной ответственности. Автор подписывается словами «сын солдата-Победителя»…

Осколки прошлого

В газетном деле я не новичок, общего стажа у меня без малого 14 лет. До прочтения этого материала я считал себя циничным журналистом, которого уже не удивишь проявлениями человеческой подлости или коварства. Но творение коллеги просто душу перевернуло. Ну да Бог с ним. Может, это эмоциональное, слишком близко к сердцу воспринял. У меня тоже оба деда воевали, один остался под Смоленском, а второй дошел до Берлина и умер в 1985 году. Я сейчас любого деда с орденской планкой считаю за родного. И Михаила Дмитриевича знаю лично, господин бывший следователь ничтоже сумняше пишет, что Попов боевых ранений и контузий не имеет. А я знаю, что последние два осколка - один из легкого, а другой возле позвоночника - ему удалили только в 1996 году в Якутске. И получил он их 20 июля 1943 года в самый разгар боев на Курской дуге. Родные боялись за деда, отговаривали от операции, но осколки начали шевелиться, и встал вопрос жизни и смерти.

Медаль «За отвагу» молодому тогда еще парню вручили за то, что во время одного из боев на Курской дуге он с напарником на двух машинах под огнем противника сумел доставить на батарею снаряды. Человек выжил в огненном пекле, был тяжело ранен, а сегодня, после того, как ему в руки попала статья, лежит в тяжелом состоянии в реанимации...

Разоблачение разоблачителя…

Я не могу сказать, на какие именно документы опирался господин Диодоров. Нашей газете документы представлены Военным комиссариатом РС(Я) по г.Якутску.

И глядя на них, я предполагаю, в чем ошибся разоблачитель. Предо мной лежит заверенная печатью выписка из Центрального Ордена Красной Звезды архива Министерства обороны города Подольска, датированная 10 декабря 1993 года. Она послана ветерану как основание для восстановления утерянного военного билета. В документе черным по белому написано:
«В книге учета рядового и сержантского состава 1378 стрелкового полка 87 стрелковой дивизии за 1943 год значится красноармеец Попов Михаил Дмитриевич 1924 года рождения, ранен 20.07.43 года. 1378 сп87 с 23.11.42г. по 10.09.43г. входил в состав действующей армии и обслуживался 523 МСБ.»

После тяжелого ранения Михаил Попов не попадает в действующую армию. Но его и не демобилизуют, а уже в звании младшего сержанта переводят в Забайкальский военный округ, 886-й стрелковый полк 298-й стрелковой дивизии, на которую, собственно, и ссылается коммунист и детектив Диодоров. Та же выписка гласит, что данный полк в период прохождения службы Поповым в действующую армию не входил… А никто обратного и не доказывает. Войну с Японией младший сержант действительно не застал. Его комиссовали 13 апреля 1945 года. Командиры решили не мучить по сути больного бойца с незалеченными ранами. Благо, здоровых солдат тогда хватало. День Победы солдат встретил дома. «Помню день Победы, - рассказывал мне в интервью два года назад Михаил Дмитриевич, - часов в 9 утра везу колхозников на работу, едем мимо села соседнего. Смотрю – люди бегут, несут флажки, кричат. Я сначала подумал: «Случилось что». И вдруг услышал: «Война кончилась!» И мы тоже начали кричать. Так радовались! А потом поехали дальше работать».

Откуда у ветерана медаль «За победу над Японией», если он там не воевал? Гадать об этом не берусь. Полагаю, что его 886-й полк принял участие в боях. А медалей в конце войны уже не жалели. Вручили согласно старым спискам всем солдатам полка.

Месть ветерану

Если с данными Министерства обороны господин Диодоров мог и искренне ошибиться, то в своем обличительном кураже он раскрыл данные милицейских архивов. Вот этот поступок мне совершенно не понятен. С таким же успехом можно раздавать личные данные прокурорского работника уголовникам, которых Диодоров имел честь посадить на скамью подсудимых. Ну, гоняла советская власть ветерана. Тем более что судимости погашенные, и срок давности по ним вышел в глубоко мохнатом году. Да, Михаил Дмитриевич - заядлый охотник, любил побродить по ленской тайге. И как у многих охотников в те времена у него был «левый» дробовичок. А что касается хищения госсобственности, если мне не изменяет память, это была одна из самых грозных статей Уголовного кодекса. За нее если были особо крупные размеры, даже расстреливали героев соцтруда. Что мог унести ветеран с предприятия, если дело даже не довели до суда?

Когда в грязи начинают полоскать имена хороших людей, первый вопрос: «Кому это выгодно?» Так чем насолил ветеран войны Михаил Попов члену бюро Якутского рескома КПРФ Леониду Диодорову. Я разговаривал по этому поводу с ветеранами, их мнение - это выборы и политические игры. Михаил Дмитриевич, оказывается, принял сторону народного фронта. И ему за это отомстили.

Фронтовые товарищи друзей не бросают

В.П. Чепалова, участник войны:
- По окончании войны в военкоматах по месту возвращения выдавали военные билеты на основании документов, подтверждающих участие в боевых действиях, и при наличии медали «За победу над Германией», вручали орден ОВ 2 степени.

С.И. Попович, член президиума Совета ветеранов РС(Я):
- Нам надо защитить честь воина и руководителя нашей ветеранской организации.

А.Г. Прокопьев, участник войны:
- В военкоматах нет правильного учета участия воинов по фронтам. Два года не мог добиться своего участия на Западном фронте.

А.С. Силин, участник ВОВ, член Совета ветеранов:
- Главный документ для участника ВОВ – это военный билет, почему военкомат не мог восстановить военный билет Михаилу Дмитриевичу Попову? Мы верим ему и поддерживаем его на должности председателя.

И.Х. Гринштейн, член Совета ветеранов, участник ВОВ:
- Я лично знаю о его участии в боях на Курской дуге. Он со всеми другими переправлял через реку снаряды и спас отряд от верной смерти. Я ему верю как руководителю, и надо защитить его честь.

С.В. Пиецкий, участник ВОВ:
- В делах военкомата нет порядка, например, меня считают участником Японской войны, а я там не воевал.

П.К. Конкин, участник ВОВ, член Совета ветеранов:
- Кто отвечает за фельетон Диодорова? Имя редактора газеты я не нашел в номере от 27 октября. Это первое. Второе – почему редакция, получив такой материал, не проверила указанные факты, не обратилась в республиканский Совет ветеранов и в городской военкомат? Такой поступок более чем странный. Значит, такая кампания против ветерана, председателя городского Совета, заранее была обговорена и готовилась в предвыборный период. Получается это акция, которая кидает тень на всю ветеранскую организацию. Причем газета вышла небывалым ранее тиражом в 50 тысяч экземпляров, вместо трех тысяч, как это было ранее. Получается, что материал носит заказной характер. Старого человека приговорили к смерти от инфаркта.

P.S.: В свое время пламенные товарищи, следователи НКВД с партбилетами в карманах без суда и следствия приговаривали и лично стреляли в затылок людям, не согласным с линией партии. Сегодня ветеранов убивают словом.
Количество показов: 440
Выпуск:  № 85 от 04.11.2011 г.
Комментарии