Лучший танкист Красной Армии

31.03.2014 
Количество показов: 432
В истории Второй мировой войны наибольшую известность получили такие танковые асы немецкой армии, как Михаэль Виттман - 138 танков и САУ, Отто Кариус - 150. Общее количество танков, подбитых и уничтоженных Дмитрием Лавриненко, - 52 танка, по сравнению с ними невелико.
Однако почти все немецкие танковые асы прошли всю войну от начала до конца. А Лавриненко уничтожил свои 52 танка всего за 2,5 месяца ожесточённых боёв в 1941 году, в самый критический и трагический для Красной Армии период, когда та отступала. И кто знает, каким бы мог быть его результат, если бы шальной осколок мины не оборвал жизнь старшего лейтенанта. 

Старший лейтенант Лавриненко воевал на новой машине Т-34. Его личный счет был открыт в октябре 1941 в боях под Мценском. Здесь 4-я и 11-я танковые бригады предприняли несколько атак на маршевые колонны немецкой 4-й танковой дивизии Лангермана, которые оказались исключительно успешными. В своих воспоминаниях Гейнц Гудериан описывает несколько другие причины этой неудачи: «Южнее Мценска 4-я танковая дивизия была атакована русскими танками, и ей пришлось пережить тяжёлый момент. Впервые проявилось в резкой форме превосходство русских танков Т-34. Дивизия понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление на Тулу пришлось пока отложить. ... Особенно неутешительными были полученные нами донесения о действиях русских танков, а главное, об их новой тактике. ... Русская пехота наступала с фронта, а танки наносили массированные удары по нашим флангам. Они кое-чему уже научились».

К 11 октября Лавриненко уничтожил 7 танков, одно противотанковое орудие и до двух взводов немецкой пехоты

Как один танк спас город

После боёв под Мценском 4-ю танковую бригаду перебросили под Москву на волоколамское направление. Вечером 19 октября 1941 года она прибыла на станцию Чисмена в 105 км от Москвы. Однако Т-34 командира взвода лейтенанта Дмитрия Лавриненко прибыл в расположение бригады только к полудню 20 октября, своим ходом; за ним следовал немецкий штабной автобус. Четырьмя днями ранее полковник М. Е. Катуков оставил танк Лавриненко по просьбе командования 50-й армии для охраны её штаба, и с тех пор от экипажа не было никаких вестей. Инцидент мог обернуться трибуналом для Лавриненко и членов его экипажа. Выяснилось, что штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко почти сразу вслед за ушедшей танковой бригадой. Но по забитой автотранспортом дороге нагнать бригаду ему не удалось. Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской, и тут к ним приехал комендант города, комбриг Фирсов. 

Оперативная обстановка в районе Серпухова внезапно стала критической. 17-я стрелковая дивизия, оборонявшая село Угодский Завод (ныне город Жуков Калужской области), вынуждена была отступить на Стремиловский рубеж, и дорога на Серпухов оказалась открыта. Этим воспользовалось немецкое командование, выслав на Серпухов большой разведывательный отряд. Около батальона немцев на мотоциклах, трёх автомашинах с пушками и одна штабная машина двинулись по дороге к Серпухову, без задержки проследовав через посёлок Высокиничи.

Из посёлка Высокиничи до коменданта Фирсова дозвонилась дежурная телефонистка, которая предупредила о приближении колонны. Командующий армией И. Г. Захаркин поручил создать заградительный отряд с задачей ликвидировать прорвавшегося противника. Командование отрядом было возложено на начальника серпуховского гарнизона комбрига Фирсова. В это время гарнизон Серпухова состоял из одного истребительного батальона, в котором служили старики и подростки. Никаких других сил для обороны города у коменданта под рукой не было. По удачному стечению обстоятельств в городе брился экипаж Лавриненко... 
 
Лавриненко доложил коменданту Фирсову: «Топливо есть, комплект боеприпасов имеется, вести бой с немцами готов. Покажите дорогу». Не теряя времени, танк стремительно проследовал по улицам Серпухова в направлении совхоза «Большевик» и далее в сторону Высокиничей. Замаскировав машину на опушке леса в районе современного города Протвино, танкисты стали дожидаться противника. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо.
Через несколько минут на дороге показалась немецкая колонна. Немцы вели себя крайне самоуверенно и не выслали вперёд разведку. Подпустив головную машину на 150 метров, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия сразу же были разбиты, а третье — немецкие артиллеристы пытались развернуть. В этот момент Лавриненко дал команду идти на таран, танк выскочил на дорогу и, врезавшись в грузовики с пехотой, раздавил последнее орудие[15]. Вскоре подошли бойцы истребительного батальона и завершили разгром прорвавшегося немецкого подразделения. Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова 13 автоматов, 6 миномётов, 10 мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом, пленных, немецкий штабной автобус. 
 
Засадный бой

В конце октября 1941 года 4-я танковая бригада в составе Западного фронта обороняла рубеж к северу от шоссе Волоколамск—Москва.
17 ноября 1941 года во время боя были выбиты все танки группы Лавриненко. Обстановка слаживалась так, что танковая колонна немцев выходила в тыл нашим войскам. Лавриненко принял решение в одиночку атаковать немецкую колонну бронетехники из засады. Выйдя оврагами и перелесками на шоссе, идущее на Шишкино, Лавриненко встал неподалёку от дороги. Поблизости не было удобных укрытий, однако белый цвет Т-34 на выбеленных снегами полевых просторах сам послужил хорошей маскировкой. Немецкая колонна в составе 8-ми танков шла по шоссе, не заметив притаившийся танк Лавриненко.

Подпустив колонну на близкую дистанцию, Лавриненко открыл огонь по бортам головных немецких танков, затем перенёс огонь по замыкающим и в заключение дал несколько пушечных выстрелов по центру колонны, уничтожив суммарно три средних и три лёгких танка. После этого незаметно, овражками и перелесками ускользнул от преследования. В результате экипажу Лавриненко удалось задержать дальнейшее продвижение немецких танков, что позволило советским частям отойти на новые позиции, избежав окружения.

Волоколамский берсерк

18 ноября 1941 года немецкие танки и мотопехота стали окружать деревню Гусенево. Перед самым началом танковой атаки противника осколком миномётной мины возле штабной землянки был убит генерал-майор Панфилов. Лавриненко, находившийся как раз неподалёку от его командного пункта, был настолько потрясён гибелью Панфилова, что «то, что произошло дальше, могло случиться только в момент наивысшего эмоционального накала».
Во встречном бою экипаж Лавриненко подбил семь из восьми танков противника. Лавриненко опомнился, когда заело спусковой механизм пушки, и он никак не мог сделать выстрел по уходившей восьмой машине. Немецкие танкисты выпрыгивали из горящих машин, катались на снегу, гася пламя на комбинезонах, и пытались убежать в лес. Открыв люк, Лавриненко выскочил из танка и погнался за ними, стреляя на ходу из пистолета. В этот момент ещё 10 танков противника показались из-за леса. Окрик радиста Шарова «Танки!» заставил Лавриненко вернуться. Одним из снарядов машина Лавриненко была поражена в борт. Лавриненко и Фёдоров вытащили смертельно раненного в живот радиста Шарова, а механик-водитель сержант М. И. Бедный сгорел в танке, когда сдетонировал боекомплект.

18 декабря старший лейтенант Лавриненко был убит осколком миномётной мины. 22 декабря посмертно награждён орденом Ленина.

Количество показов: 432
Выпуск:  № 34 (2259) от 28 марта 2014 г.
Комментарии