Ветеранский Майдан в округе Промышленный

03.10.2014 
Количество показов: 768
Старики - это наше всё. Они построили нам страну, отвоевали её, а потом еще раз построили.
Мы гордимся своими дедушками и бабушками. Гордимся так как не гордятся нигде - ни в просвещенной Европе, ни в оплоте демократии Америке. Пусть у нас они и живут хуже, зато мы ими гордимся. Гордимся, возможно, втайне лелея мысль, что, может быть, когда-нибудь так же будут гордиться и нами.

На неделе группа ветеранов Промышленного округа пригласила меня в сквер Декабристов. Есть у нас в городе по улице Кальвица, оказывается, такой. Такие приглашения в нашей городской газете не редкость. Очередной субботник, который надо осветить, подумал я. Не бывает там событий. Обычно там скучно, деды, а скорее в основном бабушки в пожилом возрасте, их больше, уберут мусор, а пос­ле слово возьмет пара-тройка ветеранов и будет учить подрастающее поколение, как следует любить город.  
Но оказался глубоко не прав. Субботник оказался какой-то демонстрацией, да нет, митингом и причем несанкционированным. Я вообще поначалу не понял, в какой ветеранский Майдан меня втравили. 

- Вот и наш корреспондент! - Ветераны Промышленного меня узнали, я работал с ними не раз, да и не два. Брал интервью, писал о концертах, в которых они участвовали. В этот раз старики, а здесь были действующий и первый председатель совета ветеранов округа, руководители ветеранских кружков и ансамблей были настроены даже несколько агрессивно. – Аламжи, мы пригласили тебя рассказать о нашем главе окружной управы Вадиме Жмакине и его к нам нечеловечном отношении...

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, вспомнилась мне присказка. Ну так рассказывайте... Честно говоря, желающих рассказать о Жмакине было много. Они говорили, перебивая друг друга, у каждого была своя обида. Чтобы слушать ветеранов, нужно особое чувство терпения и длинная память у диктофона. Потому что в первую очередь ветеран сначала расскажет о себе, своем трудовом или боевом пути, после об общественной работе, своих детях и внуках и только потом, если не вспомнит о светлой и мудрой политике Путина, перей­дет к личному. В целом к Жмакину было четыре претензии.

Руководитель Промышленного округа в течение двух лет его работы ни разу не принимал участия на совещаниях и мероприятиях Совета ветеранов округа Промышленный.
Вадим Сергеевич не выделяет транспорт для ветеранов, а добираться до управы далеко, и автобусы по вечерам от управы ходят плохо.

Третье, глава управы не выделяет помещений для кружковой работы и совета ветеранов.

Ну и четвертое, работу ветеранской организации управы он считает лишней и ненужной общественности. И вообще, Жмакин какой-то противный, нет от него человеческого тепла, участия,  и ветеранам с ним не хочется даже фотографироваться...

- И вы собрались здесь на холоде в этом несчастном замерзшем сквере только ради того, чтобы сказать мне эти глупости? - спрашиваю продрогших ветеранов.
- Теперь это наше единственное место, где мы можем собираться и высказывать свое мнение. А насчет сквера у нас самая главная претензия. А что сквер, немного он, конечно, позапущенный, заборы порушены, тротуарная плитка волнами и щербатая. 

- Но памятник безымянному декабристу очень даже ничего, вон плитка новая, видать, недавно поставили, цемент по углам еще не оттерт, - резюмирую я... 
- Да этот самый сквер, - кричат со всех сторон ветераны, -  самый страшный сквер в нашем городе.  А что до памятника, так его отремонтировали на прошлой неделе. Хотя господин Жмакин отчитался о ремонте сквера еще в прошлом году... 87 тысяч без малого он отдал за ремонт! Так и того не сделали. Приклеили отбитые плиты, и он думает, это всё? А где надпись,  кому этот памятник? А это, между прочим, не безымянный декабрист, а сам Бестужев–Марлинский! Да вообще, работы сделали на копейку. Мы ждали большего, не дает нам помещения, пусть сквер ремонтирует, как должно быть, на все 86 тысяч 859 рублей...

Холодало, чай, который старики принесли с собой в термосе, уже не согревал. Ветераны не успокаивались и предложили продолжить Майдан на квартире. Но я отказался. На квартире это уже тайное сообщество. На квартире это пахнет сроком. Ветеранов в связи с 75-летием Победы по амнистии выпустят, а мне весь срок мотать неохота. Так что сослался я на то, что мне очень надо, и убежал.

Но к господину Жмакину я все же позвонил и попросил объяснить свое нечеловечное (как следует из письма главе Якутска) отношение к старшему поколению. 
- Вадим Сергеевич, вам вменяют, что вы ни разу не принимали участия в совещаниях и мероприятиях Совета ветеранов своего округа Промышленный.
- Это ложь полная. Это Кожевникова написала, которую я уволил. 
- Это не Кожевникова. Я сам с ними беседовал (вообще, если мы говорим о письме, здесь стоит больше 40 подписей ветеранов). 
- Не знаю, что за ветераны вам это сказали. Буквально недели три назад проводил встречу с ветеранами депутат Сергей Черных, и мы там вместе с ним участие принимали, чаепитие организовывали... Вместе с ветеранами праздновали День города. Не знаю, какие там ветераны. 
- К примеру, председатель совета ветеранов Монастырева, Пугачева, да много их там было.  
- Не знаю, на ысыах их вывозили, всех поздравили, напоили, накормили, ложь какая-то.
- Как насчет предоставления транспорта?
- Да, наверное, это самое, коль  они уже так говорят, у меня просто смысла нет с ними каким-то образом общаться. Мы помогали, вывозили   на тот же самый ысыах туда и обратно. У меня просто слов нет.
- У вас там памятник декабристам.
- Так.
- И вот старики жалуются, что памятник и сквер не реконструировали в течение года.
- Ну наглая ложь. Возьми, съезди, посмотри, все там сделано.
- Я там был буквально в понедельник.
- Ну, что там плохо?
- Видно, что там он отремонтирован, плитку положили. Отремонтировали, скажу вам, так себе. Доску с фамилией не положили.
- Если бы ты был месяц назад, там плитка была вообще отбитая. Все это поменяли, сделали, тротуарная плитка там и есть.
- Но люди говорят, что вы отчитались, что памятник отремонтирован еще давно. А по сути, работы проведены неделю назад (работы приняты по документам: справка о стоимости выполненных работ и затрат №3 от 04.10.2013 года (форма КС) на сумму 86 тысяч 859 руб. за подписью руководителя Жмакина. Фактически работы не выполнены... (из отчета контрольно-счетной палаты города Якутска)). 
- Это издержки производства. Бывает такое у нас и с финансированием. Планируем на одно время, а по факту и мрамор такой не найти, плитки тонкие, туда-сюда. Это работы, которые требуют времени. Как оказалось... А что у нас Монастырева такое пишет, это написано под диктовку нашим работником, который занимался с общественностью, Кожевникова была такая. У нас с ней был суд, такого человека уволили. Она и подбила ветеранов. Это наглая ложь, ветераны мне благодарности говорили, даже они мне подарок какой-то дали. Я с Монастыревой поговорю, у меня на Монастыреву есть характеристика, подписанная городским советом ветеранов, где написано, что она плохо работает, все время опаздывает с подпиской, лотереей. 


P.S. Октябрину Михайловну Монастыреву я, да и наша газета знает давно. Мы не в курсе, как там она успевает с подпиской и лотереей. О её жизни, трудовом пути, общественной работе лет пять назад у нас выходила целая полоса. Что там, в округе с Кожевниковой, дело десятое. Но, может быть, к жалобам ветеранов стоит прислушаться?






Количество показов: 768
Выпуск:  № 111 (2336) от 3 октября 2014 г.
Комментарии