Медсестры Строительного округа

12.03.2016 
Количество показов: 797
В Строительном округе ценят и уважают людей труда. Здесь живет немало заслуженных ветеранов самых различных профессий. Сегодня наш рассказ - о двух медсестрах, отдавших всю свою трудовую жизнь благородному делу врачевания и помощи ближним.
Выжить в блокаду ради Якутска
Зипунова Людмила Тимофеевна родилась 9 сентября 1938 года. Фельдшер-акушер.  С 1958 по 1973 год работала в Бежинском роддоме акушеркой. С 1963 по 1967 год - работа в Арылахском медицинском пункте Сунтарского района.  С 1967 года и по настоящее время - медицинская сестра Якутской городской клинической больницы. Трудовой стаж - 58 лет. Ветеран труда, Отличник  здравоохранения РС(Я), Почетный работник столичного здравоохранения.

«Я родилась в Ленинграде, - рассказывает Людмила Тимофеевна. - Папа с мамой были из простой рабочей семьи. Мама работала станочницей на фабрике. Отец трудился токарем на оборонном заводе. Причем токарем был первоклассным.  Потому во время блокады Ленинграда он не был отправлен на фронт, а был оставлен в осажденном городе на заводе. Рабочие с завода буквально не выходили. Работали и там же, у станков, спали. Физических сил дойти до дома ни у кого не было. Умер он прямо за токарным станком. После его смерти, а это шел страшный для города 1942 год, семья попала под эвакуацию.
Мне тогда уже было четыре годика. Ходить я еще не могла, но ползала довольно шустро. Брату шел восьмой год. Первыми воспоминаниями ребенка были полная темнота и постоянное чувство голода. Но мы, -  тут голос Людмилы Тимофеевны срывается до полушепота, - никогда не просили кушать у мамы. Потому что знали, что все равно нет...» 
Семью вывезли в Тверскую область к родному дедушке. 
«Нас троих выносили из поезда, - продолжает женщина. - Посмотреть на блокадников, как на какое-то чудо или невидаль, домой к деду сбежалась вся деревня. 
Когда привезли в деревню, занесли в избу, я увидела нестерпимо яркий, огромный факел. После оказалась, что это простая керосиновая лампа.
Помню в руках нечто гигантское, круглое, красное и на вид невероятно вкусное.  Но есть мне это не разрешили. Желудок слабый - могла запросто умереть. Было так обидно, потому скорее всего и помню. Наверное, это был помидор или яблоко... 
А люди, которые собрались на нас посмотреть, все время говорили деду с участием: «Ты заготавливай гробы-то, ведь не жильцы, а то как всех сразу хоронить-то будешь?!»…  А дед ругался: «Грёбаная мать! Они живы и будут жить!» И ведь все правильно сказал, мы все выжили. Дед откормил с ложечки и дочку, и внука с внучкой.
Медицинское училище окончила в городе Бежинске, работала дома пять лет и после выехала по вызову Минздрава ЯАССР. Я была уже замужем с ребенком. Это был 1963 год. 
И с 1963 года по  1967 год я трудилась в Арылахском медицинском пункте Сунтарского района акушером.
Прилетела в Якутию в период ысыаха. Как раз попала в Тойбохой. Когда приехала, там из крупных зданий было только две «двухэтажки». А какая там была река! Седой Вилюй!  Сильное течение, а волны - прямо буруны. У нас там главврач утонул…  Правда, сегодня, говорят, там, где мы с опаской переезжали на лодке, курица пешком перейдет…  Первое впечатление, когда я приехала, время к полуночи подходит, а солнышко все стоит. И я думаю: «А когда же мы спать-то будем?!» А какой там замечательный народ! Столько в нем такта, доброты, меня эта культура просто поражала. Фельдшер приняла меня, обрадовалась и сразу уехала в отпуск, а я оказалась прямо в гуще событий. Повезло, что приехали на практику студенты после пятого курса.
Дочь научилась якутскому языку раньше меня. Ей тогда было чуть больше трех лет, и через пару месяцев после приезда  она была моим переводчиком. Поэтому я считаю, что детей надо учить языкам в детском возрасте.
В Якутск мы переехали в 1967 году. С той поры и по сей день я работаю в Якутской клинической больнице. Сначала была медсестрой, потом 30 лет - старшей медсестрой, годы берут свое, сегодня я снова тружусь медсестрой.
Тогда еще почти все здания были деревянными с печным отоплением. Трупы возили из отделений в морг на лошади, был у нас такой очень веселый и хороший дедушка-извозчик дядя Коля, кстати, его дочь до сих пор работает в нашей больнице. 
Я пришла работать в инфекционное отделение, разруха, конечно, была полнейшая, как-то главный врач пнул стенку, а она упала… Нас и затапливало, да так, что мы выносили и выводили больных в болотных резиновых сапогах. Единственным зданием, которое выглядело получше,  была каменная двухэтажная республиканская хирургия, там располагалась и травматология, и реанимация. Сейчас здесь обосновалась патанатомия. На входе справа стояло одноэтажное глазное здание, деревянное здание неврологии, за ним - инфекционное, рядом - онкологическое, кардиологическое двухэтажное, гинекологическое. Все здания деревянные.
Сейчас у нас хорошие здания и замечательные условия труда. Правда, молодежь не понимает, насколько им проще работать...»

Судьба, отданная детям
Галина Аверкиевна Ищенко.  С 1961 по 1965 годы училась в Медицинском училище имени Серго Орджоникидзе города Якутска. С 1965 по 1980 год работала в детской инфекционной больнице  медицинской сестрой. С 1980 года по настоящее время работает в Специализированном доме ребенка диетической сестрой. Трудовой стаж - 51 год. Ветеран труда. Отличник здравоохранения РС (Я). Отличник здравоохранения РФ.

Корни Галины Ищенко - из Иркутской области, но сама она – местная, родилась и выросла в Якутске. В нашу республику первым попал её дедушка-революционер, которого сослало в политическую ссылку царское правительство. За отцом приехала бабушка. Мама у неё медик, отец - сварщик, механик, всю жизнь проработал в МТС совхоза «Якутский».
В медучилище пошла после восьмого класса. Профессию выбрала осознано. На практику юную медсестру направили в первую колонию. За полтора года Галина насмотрелась там на суровую советскую пенецитарную систему, людские страдания. Отдала системе МВД полтора года. Хоть и была там хорошая зарплата,  ушла в детскую инфекционную больницу. Тогда она еще располагалась на Бестужева-Марлинского, комплекс представлял собой два деревянных здания, четыре отделения. 
«Было тяжело, - вспоминает она, - по двадцать капельниц за смену, каждый шприц полагается кипятить. Главное - дома не затягивать у детей болезни, обращаться к медикам надо сразу». 
Коллектив был прекрасный, очень дружный, сплоченный. В 1980 году с любимой работой пришлось расстаться. У Галины Ищенко появилась профессиональная болезнь - аллергия на медицинские препараты. Работу пришлось бросить, но тут ей пришло предложение поработать временно в  Специализированном республиканском доме ребенка. Позвал её однокурсник, Петр Каморников, главврач Дома ребенка: «Приходи поработать временно диетсестрой». Так она «временно» и работает. 
Про своё место рассказывает с гордостью. 
«У нашего дома ребенка - славная история. Это первый Дом ребенка в республике. Он был открыт в Якутске в 1924 году. Сюда сразу начали поступать дети грудничкового возраста погибших комиссаров и сироты гражданской войны, чьи родители погибли от рук бандитов, от голода и холода. С 1984 года он был  переименован в Городской специализированный дом ребенка.
Здесь разные дети: есть группа, где все ребятишки имеют инвалидность. Очень трудная у моих  коллег работа. У них на плечах лечебная, коррекционная, медико-педагогическая, реабилитационная   помощь   детям-сиротам. Это огромный комплекс работ. Детишки в доме ребенка с двух месяцев до пяти лет. Питание разное, у многих - индивидуальное, многие из них слабенькие. По питанию первое время было сложно, а сейчас после стольких лет все делаю автоматически. Аллергия - это, наверное, знак судьбы, ведь правильно кормить детей - это моё», - смеётся Галина Ищенко.  
Количество показов: 797
Выпуск:  №9 (2535) от 11 марта 2016 г.