Как прекратить детский киднеппинг?

22.07.2013 
Количество показов: 331
Жизнь – сложная штука. Все чаще бывшие супруги делят детей, как бездушное имущество.
Увозят, прячут, скрывают, чтобы всеми силами отстранить от общения со вторым родителем, не лишенным родительских прав. Что делать, чтобы прекратить семейный детский киднеппинг?
10 июля с призывом ввести уголовную ответственность за удержание детей одним из родителей, находящихся в разводе, выступила Федеральная служба судебных приставов. «То, что пытаются решить проблему, конечно, хорошо. Но почему же за все эти годы ни один закон так и не сработал, почему мой мальчик не со мной?» - говорит Анна (имена героев истории изменены).

Главный в жизни

Эта история случилась в нашем городе несколько лет назад. Анна вышла замуж за Симбада после долгих месяцев ухаживаний. А через несколько лет в молодой семье родился долгожданный сын. Анна в сыне души не чаяла. Ведь ей уже ставили диагноз «бесплодие», и как она только ни лечилась, какие только здравницы ни посещала, и к каким только знахарям она ни обращалась! Знаменитый метод ЭКО тоже не помогал. И вот, когда уже было она смирилась со своей судьбой, готовясь к серьезному разговору с мужем об усыновлении ребенка с детдома, Бог услышал ее молитвы и послал ей сыночка. 

Беременность протекала тяжело. Роды прошли еще тяжелее. Так, на 38-неделе через «кесарево сечение» родился маленький Самвэл. Недоношенный по сроку маленький комочек – меньше 50 см и чуть более 2800 грамм – издал слабый крик. «Зайчоночек мой!», – ласково, с придыханием произнесла Анна, когда Самвэла положили ей на грудь. «Первый, что ли?», - спросила акушерка. 

Да, это был ее первый малыш, поэтому Анна сутками не выпускала сына из рук, тщательно наблюдала за его развитием, состоянием здоровья и все отмечала в дневнике. Она была хорошей матерью, любящей и заботливой, внимательной. Не дай Бог, Самвэл приболел, она ни на минуту не отходила от сына, ухаживая за ним и параллельно атакуя «Скорую помощь». Она сама отдыхать не ложилась, пока у сына не проходило недомогание, не переставал болеть живот или резаться зубик. Если Самвэл не покушал, это тоже было «нехорошим знаком». Помню, как в роддоме ей принесли на кормление ребенка, а он все не ел. И когда сестра пришла забрать ребенка, новоиспеченная мамочка отказалась отдать его. Анна и посчитала, что если Самвэла сейчас унесут, то «он же будет голодным целых шесть часов!». А такого она допустить не могла. Благодаря заботе Анны, Самвэл быстро набрал положенный вес. А к трем годам он был вполне упитанным мальчиком, похожим на папу, и выглядел на все пять лет. 

Я сказал сыну, что ты умерла

Думаю, Анна и в дальнейшем не меньше любила бы сына и заботилась о нем как прежде.

Рождение детей всегда было большим событием у горцев, ведь дети это продолжение рода, отрада жизни, опора и утешение в старости. А уж рождение младенца мужского пола встречается всегда с большим торжеством. Симбаду, в честь появления на свет сына, в родном ауле зарезали лучшего барана и доставили первым же рейсом. Счастливый хозяин радушно пригласил в гости всех родственников, знакомых, соседей и праздновал три дня, пока супруга с ребенком находилась в роддоме. Муж был человеком авторитетным, помимо автобизнеса, занимался и другими делами. Казалось, все автомастерские, стройки и ремонтные бригады города принадлежат ему. Его авторитет распространялся не только на подчиненных, но и на семью. Симбад требовал от жены беспрекословного подчинения. Она должна была заниматься домом, сыном и, в первую очередь, мужем – провожать и встречать с работы, мыть ему ноги, кормить вкусным ужином и ублажать. Возможно, была бы Анна восточной девушкой, она покорно бы несла свою участь, что она и делала три года. Когда прошла любовная эйфория, Анна поняла, что из некогда живой и общительной девушки она превратилась в угрюмую матрону с оплывшими боками и тюрбаном на голове. Что касается головы, то в ней были мысли только о сыне и муже, чтобы они были сытно накормлены, одеты в чистую одежду, отдыхали в уютном доме. Анна поняла, что она не знает, что происходит за гранью дома, в котором живет. Она перестала развиваться как личность, а все потому, что перестала жить для себя. И чтобы восполнить этот пробел, Анна решила вопреки мужниной воле устроиться на работу продавцом. А что – удобно: два дня на работе, два дня дома – при таком графике и дом можно в порядке содержать, семье внимание уделять и самой наверстывать упущенное – общаться с девчонками, узнавать новости, чувствовать себя самостоятельной личностью. 

Узнав, что жена ослушалась его и устроилась на работу, Симбад был вне себя от ярости. Он не смог вынести такого удара и в один из осенних вечеров выгнал жену из дома, забрал трехлетнего сынишку и переехал в новую квартиру. Не отдал он ребенка Анне и после развода. Суд, которых за эти годы было несколько, в конце концов вынес решение о принудительной передаче ребенка матери. Но это судебное решение, ставшее в отечественной судебной практике прецедентом, отец мальчика выполнить отказался и даже не разрешал навестить. Как-то он сказал ей по телефону: "Я сказал сыну, что ты умерла. Но если еще раз попытаешься вернуть ребенка, я убью его". И Анне пришлось отступить во имя жизни собственного сына. Представьте, каково это для матери, тем более, такой как Анна?

Можно будет вернуть сына

Это проблема исполнения законов отразилась на судьбе сотен женщин, разлученных со своими детьми. На протяжении многих лет сотрудники Федеральной службы судебных приставов, в чьи прямые обязанности входит возвращение матери ребенка, удерживаемого отцом или иными родственниками, так и не смогли вернуть ребенка матери. Дело в том, что в нашем законодательстве не прописаны нормы, обеспечивающие решение суда о передаче ребенка от одного родителя другому. В том числе - и о передаче принудительной.

В связи с этим 10 июля 2013 года состоялось совещание под председательством Уполномоченного по правам человека в РФ Владимира Лукина с представителями обеих палат Федерального собрания РФ, Федеральной службы судебных приставов, Минфина и Генпрокуратуры РФ. На встрече обсуждались проблемы взыскания алиментов и споров о месте жительства ребенка, у которого развелись родители.
Заместитель Главного судебного пристава РФ Татьяна Игнатьева указала на несовершенство законодательства и сообщила, что ФССП подготовила некоторые поправки. В частности, предлагается ввести обязательное участие работников органов опеки и попечительства, психологов и педагогов в рассмотрении судами споров, связанных с воспитанием детей, и при определении специального порядка исполнения судебных решений об отобрании ребенка, об определении места жительства ребенка и определения порядка общения с ребенком.

"Удержание родителем ребенка по судебному акту у нас не квалифицируется как похищение. Международно-правовые акты рассматривают это как похищение детей. Мы — нет", — заявила заместитель главного судебного пристава Татьяна Игнатьева. Она напомнила, что Россия ратифицировала конвенцию о гражданско-правовых аспектах похищения детей. "Если только вопрос удержания ребенка одним из родителей будет рассматриваться в контексте конвенции, и будут внесены изменения в уголовное законодательство, будет проще привести в чувство такого родителя", — считает Игнатьева.
С позицией ФССП согласен депутат Рафаэль Мардашнин: "Здравый смысл здесь присутствует. Мы все видим, какие трагедии порой разворачиваются на этой почве". Он считает, что за такие правонарушения можно ввести в Уголовном кодексе РФ меры ответственности в виде штрафа, исправительных работ и, в крайнем случае, лишения свободы.

От автора

Необходимо признать, что законы сегодня не совершенны, потому как трудны в исполнении. Сколько отцов-алиментщиков находятся в бегах, а сколько брошено ими детей по всему свету. Сыну моей однокурскницы скоро исполнится пятнадцать, а она до сих пор не может добиться выплаты алиментов от бывшего супруга. Судебные приставы только руками разводят, мол, не можем найти его местонахождение, уж и по телевизору объявляли. Однокурсница была готова предоставить им его адрес жительства и место работы, но судпристава отказались – правильнее, если они сами найдут. С таким успехом можно еще три года искать в нашем маленьком городе, пока парню восемнадцать не исполнится. Детдомовцы тоже годами, а то и десятилетиями ждут положенного им по закону нормального жилья. Многие годы им доставались халупы, купленные государством буквально за копейки, и это было пределом мечтаний. Дележ детей разводящимися родителями, как в нашей истории, приводит к драмам, а то и трагедиям. А что суды? Суды просто выносят решение об определении места жительства ребенка - с папой или с мамой, а дальше - разбирайтесь сами. Зачастую в таких делах приставы оказываются попросту бессильны. Поэтому необходимо довести до совершенства исполнение законов, чтобы исключить абсурдность ситуаций, прописать нормы, обеспечивающие решение суда о принудительной передаче ребенка от одного родителя другому, и ввести меры ответственности вплоть до лишения свободы.
Только в первом полугодии 2013 года подобных дел в производстве у судебных приставов РФ было 5 714. Из них 4 674 судебных решения - об определении порядка общения с ребенком, 771 - об отобрании детей и 269 - об определении места жительства ребенка. Эти цифры можно умножить, по крайней мере, на три, ведь не каждый родитель, попав в подобную житейскую коллизию, осмелится судиться.


Количество показов: 331
Выпуск:  № 55 (2172) от 19.07.2013
Комментарии