Беженцы в Хатассах

26.09.2014 
Количество показов: 945
О том, что  Якутск принял 200 беженцев, знает уже вся Россия.
Двести человек без денег, не имеющих нормальной зимней одежды и каких-то средств  не просто к существованию, а к выживанию. Большинство из них даже не имеет представления, что такое Якутия и якутские холода.

Спецшкола для беженцев

Беженцев поселили в республиканской специальной школе закрытого типа, расположенной в селе Хатассы. Скажу откровенно, лично я считаю, что прекрасная идея послать беженцев на Крайний Север вполне может конкурировать с идеей поселить людей в абсолютно неприспособленную для проживания людей в спецшколу.  

Сама спецшкола при открытии была рассчитана на 120 мест для детей с девиантным поведением. Но такого количества там никогда не было. Фактически там было вдвое меньше воспитанников, а к моменту закрытия не набиралось и десятка. Так что говорить о налаженной для проживания действительно большого количества людей инфраструктуре не приходится. Семьи живут в залах по тридцать человек, спят на двухъярусных кроватях и продавленных раскладушках. Кого-то поселили в отдельные комнаты воспитанников. В комнатах нет дверей, наверное, так полагается.  Питаются с больничной кухни села Хатассы. Впечатление, когда ходишь по этим комнатам, удручающее. 

Я иду по коридорам, рядом идет классный руководитель из Хатасской средней школы, она ищет девочку Диану, которая отказалась идти в 11 класс. Учителю от Дианы нужен письменный отказ с причинами нежелания получать российское среднее образование... Я иду за ней. Находим Диану в большом зале. Девочка довольно общительная, говорит, что она хочет поступить в колледж и получить профессию. И вроде уже подыскала нужный. 

Мы на Якутск не в обиде

Маленькие детишки здесь буквально на каждом шагу. Одна из девочек натужно кашляет... По залу ходит здоровенный кот. Это украинский повидавший войну кот. Я в это время разговорился с двумя молодыми женщинами. Разговаривают они охотно и очень даже доброжелательно. Первый вопрос самый насущный - есть ли одежда по погоде?
- На данный момент выдали. Если будут большие морозы, не знаем, хватит ли той одежды или не хватит. 
«А что дали, пуховики? - это уже вопрос от учительницы, - ношенные?»
- «И свежие, и поношенные, какие кому достались».  
«А как с детишками, обещают детский сад?» 
«Нет, даже и не обещают. Но у нас есть цирк, там сидит воспитатель и  нянчится с малышами какое-то время». «Не цирк, -  поправляет одна девушка другую, -  а комната психологической помощи».

Как кормят?

На этом вопросе происходит некоторая заминка. Какая-то пауза.
Одна из них смотрит мне в глаза и говорит, как у нас с питанием? Честно? Хотелось бы желать лучшего.
Перебивая друг друга, жалуются, что пока никакой финансовой помощи они не ощутили. Не видели мы никакой финансовой помощи, -  с горечью говорит одна из них. - Ни рубля. Обещают и обещают. На свои деньги, которые остались, ездим в город, ищем работу. Тяжело в некоторых бытовых нюансах. К примеру, на всех только одна стиральная машинка. К ней очередь с утра, да и всю ночь. Машинка не выдерживает такого темпа, через раз ломается. 

На нормальную работу не берут, потому что нет у нас документов. Такой вот замкнутый круг, денег нет, потому что нет работы, а работы нет, потому что нет документов. Работодатели не хотят связываться, говорят, с нами на штрафах разорятся. Вот и сидим мы в ожидании чуда. Мужчины берутся за работу, которую предлагают без документов. Но зарплата очень низкая.  У вас жилье дороже, чем зарплата. А продукты питания так вообще – зашел в магазин, перекрестился и вышел...

Вы не подумайте, мы на Якутию не в обиде. Люди здесь хорошие, встретили нас, спасибо за это огромное, но просто дальше сдвига нет. Ну и у некоторых на этом фоне случаются нервные срывы. Это она про нашу беременную говорит, - уточняет вторая женщина.  Нервы у нее сдают...

На самом деле обидно даже не за это, вы знаете, наверное, только наша группа, которую отправили в Якутию, так попала. Мы два с половиной месяца в Крыму были, и до этого группы уезжали и после нас. Мы со всеми созваниваемся, у них все благополучно. Даже тех, кто уехал в Магадан,  встретили и определили на «ура», а с нами почему так? Нам говорят: «Вам крышу дали? Дали! Кормят? Кормят! И что вам от нас еще то надо?». 
Хм, действительно, что им от нас еще надо?

Телевизор у нас есть на первом этаже, -  рассказывают дальше женщины. - Интернет тоже есть, вайфай.  Но очень плохой, тормозит. Даже невозможно с родственниками по скайпу поговорить...  На последний наезд про скорость Интернета я промолчал... Интернет у нас в Якутии до сих пор роскошь, а общение по скайпу -  редкость. Привыкли там у себя на Украине болтать по скайпу... Такой вот вышел разговор.

Усатый нянь

А я иду дальше в  комнату психологической поддержки. Никакой это не цирк, а якутская ураса. В «цирке» семь малышей, четверо смотрят мультик, а трое играют. Игрушек тут много. С детьми управляется мужчина. Мы знакомимся. Григорий Павлов. Воспитатель спецшколы, учитель ОБЖ. Рассказывает, что детей сюда приводят, когда родители, к примеру, заняты с документами или уезжают в город искать работу. 

Вообще, детей у нас 77. Из них 31 школьник, остальные - дошкольники. Двадцать детей до трёх лет. Среди беженцев есть многодетная семья, у них шестеро ребятишек от мала до велика. Сейчас дети учатся в хатасской школе, начиная со второго по 10-й класс. Образовательный уровень ребятишек Григорий определяет как средний и выше среднего. В коллектив хатасской школы среднее звено влилось более-менее легко. Старшеклассникам несколько сложнее. Подростки есть подростки, - резюмирует воспитатель...
Вообще, с детьми поначалу было сложно. Приехали с теплого климата. В тонкой одежде, по приезду начали повально болеть, особенно малыши. А среди них есть и груднички с пяти месяцев. Сейчас для детей период акклиматизации прошел. Болеть стали реже. В основном простужаются. 

Бывший воспитатель трудных подростков с малышами управляется не хуже опытной няньки. Детишки Григория любят, лезут к нему на руки и особо не капризничают. 
Как много игрушек, замечаю я. 
- Этого хватает, часть игрушек -  гуманитарная помощь от организаций, частных лиц, что-то на первых порах мы, работники спецшколы, принесли из дома свои. Как малышам без игрушек...
- Спецшкола, -  рассказывает учитель, -  уже не функционирует. Последнего подростка мы выпустили в мае месяце. Сейчас на правительственном уровне решается вопрос о ликвидации спецшколы. Пока мы числимся работниками. Но работаем с беженцами. Я вот с детишками вожусь.
- Как настроение у беженцев?
- Настроение, -  отвечает Григорий, -  по-разному. - И уточняет, -  но лучше, чем в первые дни (интересно, что было в первые дни...).  Людей понять можно. Они приехали в неизвестность. Сейчас они адаптируются к нашим условиям и реальности. Уже знают, что где, сами ездят в город, сами обращаются за документами, ищут работу. Агрессивно настроенных нет. Скорее, ощущается некоторая подавленность. Все хотят найти работу, определиться с жильем и съехать отсюда. Мужики здесь в основном шахтеры и металлурги. Найти работу по профессии в Якутске довольно сложно. Надеюсь, -  говорит Григорий, -  все у них образуется.

Наша реальность

В СМИ проходит информация, что «украинцы» зажрались, требуют зарплат по 70 тысяч, отдельных квартир и прочей роскошной жизни. Это неправда. Приехавшие - разумные люди, просто им обещали участие в государственной программе содействия переселения в Россию соотечественников. А это серьезная помощь в виде государственных гарантий и социальной поддержки. В том числе деньги в виде подъемных, обеспечение жильем, работой и прочим. Но таких, как они, выехало из Украины в Россию не меньше миллиона человек. И вряд ли страна сможет натянуть на этот миллион такую серьезную программу. А они ведь в нее до сих пор верят. И что они видят вместо неё? А видят они наши вакансии на бирже труда и просто не понимают, как можно жить на зарплату в 25 тысяч и при этом снимать квартиру? Видят цены в наших магазинах. Слышат, что им говорят, что садиков для детей не будет, потому что у нас и для своих нет мест. И слышат про себя, что они зажрались. 


P.S. По информации Члена Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Яны Лантратовой по плану, в ближайшее время в Республику Саха (Якутия) переедет еще около 400 переселенцев, еще 1 043 человека ожидается в среднесрочной перспективе... 




Количество показов: 945
Выпуск:  № 108 (2333) от 26 сентября 2014 г.
Комментарии