Наше собачье дело

Наше собачье дело
Собачий вопрос в Якутске стараниями скандального московского журналиста, заместителя редактора журнала «Русский репортер» Марины Ахмедовой совершенно неожиданно перетек в оскорбительно национальную тему. На своей странице в социальной сети она сделала вывод из своих встреч в нашем городе, что «в Якутске люди, любящие животных, в основном русские».
«Нет, якуты тоже были, - поправляется она, - но в процентном соотношении их было гораздо меньше… Я могу быть не права, но мне кажется, что тут традиционно животных никогда не любили».
За ними последовали такие ожидаемые комментарии махровых националистов, как «живодеры», «отмороженные», «умрите, твари!», «якуты – людоеды», «сдохните, убийцы животных!»
Можно, конечно, ответственно уверить зоозащитницу в том, что собак в Якутске одинаково любят не только русские и якуты, но и эвенки, эвены, украинцы, татары, армяне, киргизы, татары, евреи и еще несколько десятков национальностей традиционно мультикультурной северной столицы… Но есть ли смысл убеждать завзятого провокатора?
 
История компаньона
Собаки, как известно, были приручены человеком 10-15 тыс. лет назад  в Южной Азии. Когда ледники начали отступать с территорий Азии и Европы, некоторые охотники остались на месте, отказавшись от мяса мамонтов, и начали собирать траву, а со временем ее сажать. Собаки для них стали охранниками и пастухами. Другие охотники пошли за стадами мамонтов, откочевывающими на Север. И именно здесь, на Севере, на территории нашей республики, собака стала для человека не младшим братом, а настоящим компаньоном. Другом, с которым человек делится последним. Даже в самые тяжелые годы голода, выпавшие на войну, в отдельных районах республики якуты, по воспоминаниям современников, не ели собак, а хоронили их как членов семьи. Якутская, северная собака, как пишут историки, показывая археологические находки, отличалась от своих европейских и азиатских собратьев. Это было небольшое по своей конституции животное, больше похожее на лису, нежели на волка.  Причем абсолютно комплиментарное к любому человеку, так как на протяжении веков агрессивных собак просто выбраковывали. Такая собака отличалась и ярко выраженным охотничьим инстинктом. Кстати, эти собаки в свое время не дали развиться в республике овцеводству. Тех баранов, которых привозили с собой русские переселенцы, местные собаки воспринимали как дичь, которую загоняли стаями или скрадывали и давили в одиночку.

«Завхоз Кремля» и чистильщики
С проблемой бродячих собак Якутск не сталкивался до начала лихих 90-х годов. Но тут внезапно развалился Советский Союз, прекратились щедрые госдотации, а с ними  в республике кончились длинные рубли. И для многих приезжих специалистов был потерян экономический смысл жить здесь, когда те же деньги можно было зарабатывать на родине в куда лучших климатических условиях.  Обратная массовая миграция была жестоким ударом для многих предприятий промышленности, когда, допустим, с завода уезжало до трех четвертей управленческого персонала - инженеров, главных специалистов и других ключевых сотрудников. В Якутске массово распродавались квартиры, дачи, дома. Кстати, это был единственный и недолгий период, когда в Якутске было дешевое жилье. 
Люди уезжали, и из-за сложностей переезда многие оставляли своих домашних питомцев на произвол судьбы.  Диких, даже не бродячих собак стало настолько много, что они сбивались в стаи и основательно «подъели» фауну лесов не только пригородов, но и соседних районов. Якутский горком партии в переломное время — с 1990 по 1993 годы - возглавлял небезызвестный Павел Павлович Бородин. В последующем он стал управделами президента РФ Бориса Ельцина.  Пал Палыч решил «собачий» вопрос жестко, бескомпромиссно, без излишней огласки. Собак просто не стало в городе.  Ходили разговоры, что изначально Бородин хотел привлечь бригады местных охотников, но те категорически отказались. По местным обычаям стрелять собак - дело недостойное. И Бородин договорился с некой скорняжной фабрикой с центральной полосы России. Приехавшим хмурым мужикам выделили специальные автомашины, и чистильщики без лишних сантиментов ликвидировали все, что двигалось в черте города на четырех лапах, увезя шкуры с собой…

«Кровавый указ»
Вновь «собачий» вопрос встал перед другим славянским мэром города - Ильей Михальчуком, когда стая псов разорвала в Якутске беременную девушку. Это вызвало резкую негативную реакцию общественности. Михальчук был еще тем популистом и отдал распоряжение городским ветеринарным отделам выплачивать за каждую убитую собаку круглую сумму. По сути, в городе началась бойня, в которой приняли участие не только маргинальные личности, но даже и школьники. Некоторое время спустя под давлением городской интеллигенции «кровавый указ» пришлось отозвать, и «собачий» вопрос так и остался нерешенным. Собственно, на той волне и появились первые активные зоозащитники. 
Следующий глава города, Юрий Заболев, этот вопрос как таковой не решал вообще. В городе работало несколько индивидуальных предпринимателей, которые по заявкам из городских управ выезжали и отстреливали самые наглые, терроризирующие жителей стаи бродячих псов. Одни покусанные возмущались, что бродячих собак слишком много, другие требовали открыть собачий питомник, где брошенные собаки доживали бы свои дни сытыми и довольными. Юрий Вадимович отвечал, что содержание одной собаки обойдется дороже, чем город еле-еле выделяет на школьное питание одному ребенку. И пока он мэр, бродячие собаки не будут жить лучше, чем дети…

Комплексное решение
Тем временем бродячих собак становилось все больше. Комплексным решением проблемы город занялся только при нынешнем главе г. Якутска. Еще в 2012 году, в первый год его работы, был создан Общественный совет по проблемам безнадзорных животных, куда, в первую очередь, вошли зоозащитники. Именно зоозащитникам при поддержке города были изначально делегированы полномочия и субсидии на создание питомника. Увы, зоозащитники столкнулись с суровой реальностью. Собак привозили к ним все больше, городских денег стало не хватать, животных надо было кормить и содержать, а других реальных спонсоров питомник так и не нашел. Все закончилось полным крахом. Город между тем создал свой муниципальный Пункт передержки собак, который работает строго в рамках установленных законом правил.  Вакцинация, стерилизация и чипирование выдаваемых населению собак производится бесплатно, за счет пункта. Но если за 10 дней не объявился хозяин или если бездомную собаку не забрали на последующую передержку волонтеры, ее усыпляет ветеринар – безболезненно, специальным препаратом. Это не противоречит закону и не является жестоким обращением!
Собственно, не в каждом крупном городе страны имеются такие пункты. А приюты, где содержат животных или идет программа ОСВВ (отлов-стерилизация-вакцинация-выпуск) имеются только в Москве и Санкт-Петербурге с их многомиллиардными муниципальными бюджетами… 

P.S.
Добрые люди в нашем городе – это не русские или якуты, а в целом горожане. Людей, пытающихся вбить клин между национальностями, сложно назвать даже злыми.  Они и есть не что иное, как людоеды. Что же касается собак, то, конечно, это наши собаки. В том, что среди них есть много бродячих, есть и наша вина. Но мы с этим разберемся как-нибудь сами.

Количество показов: 172
Автор:  Будаев Аламжи
Выпуск:  №32 (2609) от 17 августа 2017 г.
Нашли опечатку? Выделите ее мышкой и нажмите: Ctrl+Enter