"Француженка" Октябрина Корнилова

14.02.2011 
Количество показов: 565
Когда я увидела ее в первый раз, была поражена. В хорошем смысле слова.
Мы, студенты- первокурсники французского отделения ФИЯ ЯГУ, даже не пытались вслушиваться в слова своего преподавателя, зато во все глаза смотрели на нее и любовались ею, а наш слух ласкал ее великолепный французский. Так мы познакомились с преподавателем фонетики Октябриной Степановной Корниловой.

 Прошло уже 30 лет, тогда Октябрине Степановне уже было за пятьдесят. Сегодня ей больше 80-ти лет, но она так же молода, стройна, энергична, полна французского шарма, как и в те далекие времена. Казалось бы, время остановилось, и ничто не измени- лось. Но это – неправда. Изменилось многое. Сегодня Октябрина Степановна – учитель учителей, она – профессор кафедры методики преподавания иностранных языков в Институте зарубежной филологии и регионоведения Северо-Восточного федерального университета имени М.К. Аммосова.

Корни

Октябрина Степановна родилась в 1928 году в Якутске в семье одного из первых революционеров-большевиков Якутии Степана Филипповича Гоголева и последовательницы Надежды Крупской, Клары Цеткин, Александры Коллонтай – Елизаветы Георгиевны Корниловой.

Папа – Степан Гоголев – активный участник становления советской власти в Якутии, известный партийный и государственный деятель, прокурор республики в 30-х годах прошлого столетия. Учился и дружил с Платоном Ойунским, Максимом Аммосовым, Степаном Аржаковым, Исидором Бараховым и многими другими членами нелегального кружка социал-демократов, организованного Емельяном Ярославским. За свою короткую жизнь он себя показал как стойкий, самоотверженный, преданный делу революции, тактичный и деликатный работник, талантливый политик и руководитель, внимательный и отзывчивый друг. Он боролся с безграмотностью, выступал за обязательное начальное и семиклассное образование, его усилиями был открыт первый вуз в республике – Пединститут, прародитель нынешнего СВФУ. Но до открытия института в 1934 году Степан Гоголев не дожил, умер в возрасте 37 лет в 1933 году. А в 1937-1939 годы Степан Филиппович был посмертно признан врагом народа вместе со своими друзьями-товарищами.

Мама Октябрины Степановны, Елизавета Георгиевна, является основателем первого национального детского сада в Якутске. Сад находился на улице Строда, нынешний адрес – Кирова, 7. Несмотря на трудные годы, детишкам хватало и продуктов, и теплой одежды, Елизавета Георгиевна доставала для этого и деньги, и дрова! А в годы войны на пожаре мужественная женщина спасла продовольственные карточки детей, что равноценно спасению их жизни. Всю свою жизнь она отдала дошкольным учреждениям. А прожила Елизавета Георгиевна ни много, ни мало 102 года. Почему бы благодарным потомкам не присвоить имя Елизаветы Георгиевны Корниловой детскому саду? Вот бы в Министерстве образования или в Управлении образованием Якутска озадачились этим вопросом!

Семья

Мужа Октябрины Степановны, Якова Васильевича Яковлева, к сожалению, сейчас нет в живых, но супруги прожили по нынешним меркам долгую счастливую жизнь – больше сорока лет. Яков Васильевич был кандидатом геолого-минералогических наук, заведующим лабораторией рудных месторождений Института геологии. В коллективе его знали и уважали как крупного ученого, доброжелательного коллегу, верного и отзывчивого друга.

В счастливом браке супруги родили единственного сына – Анатолия. Анатолий Яковлевич окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, он – экономист-востоковед, владеет японским и английским, защитил диссертацию в Ленинградском университете по японской индустрии. Анатолий Яковлевич с 1990-х годов работал в сфере внешних связей республики, был министром ВС РС(Я), он – самый активный участник открытия в Японии Представительства РС(Я), которое возглавлял с 1994 по 1998 годы. Анатолий Яковлев женат на гражданке Японии, живет и работает сейчас в Токио. Сын пока не одарил маму внуком, потому Октябрина Степановна шутит: «Я еще девушка, а не бабушка». Со своей матерью Анатолий постоянно созванивается, интересуется ее делами. Очередной семейный разговор состоялся и в моем присутствии.

Несостоявшийся искусствовед

В семье Корниловых все очень хорошо рисовали, кроме Октябрины. Но, несмотря на это, после окончания ею женской средней школы N№7 в 1946 году, семья решила отправить юную Октю в Москву поступать на искусствоведческое отделение филологического факультета МГУ. Семья хотела, чтобы Октябрина по его окончании пропагандировала якутское искусство. Ведь еще в 1943 году, посещая кружок игры на фортепиано Дворца пионеров, она выступила по республиканскому радио с разученной Старинной французской песней Чайковского. Любовь к музыке привил ей дедушка Федор Григорьевич Корнилов – композитор-этнограф. Но пришлось бросить и фортепиано: в военные годы Дворец не отапливали, и пальцы девочки не выдерживали многочасовых занятий на ледяном инструменте, стали болеть.

Искусством в отделении Октябрина в первые два года занималась очень хорошо. Но на третьем курсе появились такие ей мало понятные вещи как лепка, живопись, скульптура. И если курсовые рисовать ей помогали однокурсники, то когда настал черед рисовать с натуры, Октябрина не выдержала и… заплакала от бессилия. На вопрос преподавателя «Почему, девочка, плачем?» так и ответила, что не умеет рисовать.

Родной неродной язык

С искусством пришлось расстаться, но оно подарило Октябрине ею любимый французский язык. Октябрина в школе изучала английский, потому без лишних раздумий поступила на французское отделение Пединститута имени Крупской. Училась очень хорошо, все хвалили ее за отсутствие русского акцента, хотя она только на этом языке и разговаривала. Но спустя много лет Октябрина Степановна рассказала мне случай ее «позора».

Октябрина Корнилова:
- В 1996 году к 100-летию отца меня пригласили в Вилюйск, где дали слово для поздравления. А я-то совсем не говорила по-якутски! Потом меня пригласили на 100-летие Жемконской школы Вилюйского улуса. Естественно, были приглашены старики, которые помнили отца, все ждали от меня речей. Помня свой вилюйский позор, я попросила написать крупными буквами нужные слова, некое подобие шпаргалки – первой и единственной в жизни! Мне было тогда 68 лет, но учиться никогда не поздно, вот и решила, что начну учить родной якутский. Хожу теперь в Саха театр, с друзья- ми и знакомыми разговариваю по- якутски. И есть – разговорную речь понимаю и сама говорю.

Достижения

Достижения Октябрины Степановны в качестве преподавателя более чем серьезные. Так, вернувшись после учебы в 1954 году на родину, молодой специалист устроилась в институт усовершенствования учителей и основала кабинет иностранных языков. Там же ей дали рекомендацию в аспирантуру. Но уехать сразу не удалось, так как болела мать, во-вторых, надо было «отработать» диплом. Но, к счастью, директор института поддержал ее дальнейшую учебу, оформив Корниловой отпуск в летнее время с наставлением:
«Во время отпуска поступишь, когда выйдет приказ о зачислении, с ним и приедешь в министерство!». Сказано-сделано. Против приказа «из центра» здешнее министерство не устояло.

Спустя пять лет в 1960 году с возвращением на родину Октябрины Корниловой в ЯГУ появился первый кандидат наук по иностранным языкам. Именно это обстоятельство и стало поводом для открытия в ЯГУ романо-германского отделения при историко-филологическом факультете. Отделение разделили на кафедру иностранных языков и романо-германское отделение, которое и возглавила молодой кандидат наук Корнилова. Уже тогда в нем преподавались все три европейских языка: французский, английский и немецкий. Через девять лет на его базе откроется ФИЯ.

До 1965 года в ЯГУ не было комиссии для приема кандидатского минимума по иностранным языкам, но она появилась именно благодаря Корниловой. С этого момента «остепененность» преподавателей резко выросла, за что нынешние ученые мужи и дамы должны сказать ей спасибо.

В числе самых больших достижений Корниловой сегодня можно отметить четыре ее авторских учебных пособия с российским грифом, то есть с рекомендацией научно- методического совета по филологии учебно-методического объединения университетов РФ в качестве учебного пособия. А это дорогого стоит.

Три пособия предназначены для студентов разных специальностей, а мне лично понравилось иллюстрированное пособие, где можно узнать о Франции практически все: от французских праздников и вин до известных певцов с текстами их популярных песен. Тут и Эдит Пиаф, Адамо, Шарль Азнавур, Джо Дассен, Патрисиа Каас и многие другие.

Октябрина Степановна не хочет на этом останавливаться. Ее мечта – сделать разговорник для студентов-медиков. К медикам у Корниловой особое отношение, ведь она сделала для них два учебных пособия с самых азов, да к тому же преподает им еще и латинский язык.

Читать надо, а не краситься !

Уже перед уходом я не смогла устоять от одного вопроса: «Какой он, современный студент?». Мне хотелось узнать, насколько молодежь изменилась по сравнению с нашим поколением, и услышала такой ответ: «В советские времена студенты были очень ответственные, целеустремленные и дисциплинированные. Сейчас очень много возможностей для учебы – Интернет, вся необходимая литература, но эти возможности их избаловали, нет у них чувства ответственности. Зато в пух и прах разодеты, накрашены. Не умеют ценить время и не читают, а если не читают, то откуда будут знания?»…__
Количество показов: 565
Выпуск:  Выпуск № 9 от 11.02.2011 г.