Блеск октаэдра

02.03.2012 
Количество показов: 342
Документальный детектив.
Тихим вечером

Мужчины торопливо подошли к резиновой лодке, погрузили в нее свои рюкзаки. Один из них как можно тише, будто кто-то мог их заметить и остановить на этом безлюдном песчаном берегу, забрался на лодку. Второй, помоложе, в высоких резиновых сапогах, вошел в воду, со всей силы оттолкнул лодку от берега. Та легко поддалась, и они в тиши, молча поплыли к катеру, который застыл в нескольких десятках метров от берега, к которому не мог подойти из-за мелководья.

Мужчины, будто прощаясь, окинули взглядом пустынный берег. Он был по-прежнему молчалив и бесстрастен в этот тихий летний вечер. Не шелохнулся вслед ни один куст, не колыхнулась на прощание северная низкорослая березка. Никого не было на берегу. Никто из сезонной геологической партии, находившейся в десятках километрах от этого берега, не кинулся им вслед, не стал их догонять. Тихо и почти незаметно друг за дружкой мужчины облегченно вздохнули, хотя в их положении могли бы выкрикнуть что-либо, ибо души переполняла радость. Она была от удачи, все пока шло по задуманному.

Через несколько суток катерок пришвартовался у Намцев. Мужчины пересели в ожидавшую их «Волгу». На следующее утро один из них, тот, что помоложе, переночевав в гостинице аэропорта, уже в другой одежде, костюме с галстуком, отмывшийся в ванной и пахнущий дорогим парфюмом, сел на борт самолета.

Когда самолет взлетел, он приник к иллюминатору. Еще один этап пути – разномастный город Якутск – оставался позади. Однако радости от отлета мужчина не ощущал. Его темные глаза на тонком аристократическом лице были напряжены, белая кожа была бледнее обычной, на лбу выступила легкая испарина. Он откинулся на сиденье и прикрыл глаза. Еще шесть часов, шесть часов полета до Москвы. Как-то сложится там…

Неделей раньше, а стоял конец июня, к этому берегу также причалил катер, доставив на берег других молодых людей. Эти люди, тоже по таежному одетые, в сапогах и куртках, ни от кого не скрывались, были громкоголосы и уверены в себе. Взвалив на плечи тяжелые рюкзаки, они поднялись на крутые сопки и двинулись в сторону базы геологической разведывательной экспедиции.

Через трое суток пути они достигли базы, где обосновались геологи, и приступили к своим обязанностям. С утра и до позднего вечера они ходили пешком вдоль затаившихся в сопках жиганских речек Молодо, Муна и Моторчуна. Где-то спускались по ним вплавь на резиновых лодках, останавливаясь на ночь под голубым, полярным небом. Где-то шли пешком, то расходясь, то снова сходясь по заранее намеченному маршруту. Молодые люди были членами оперативно-следственной группы МВД республики и искали следы хищения алмазов.

Гром среди ясного неба

В 1992 году на речке Молодо, что в Жиганском улусе, начались разработки алмазных россыпей. Одновременно с этим в МВД поступила информация, что члены геологической экспедиции, прекрасно знающие технологию извлечения алмазов, воровали найденные драгоценные камни, прятали в тайниках. Это было как гром среди ясного неба – кража на еще неразработанном месте самими же геологами. Невиданная доселе наглость, первое в республике уголовное дело по незаконной добыче алмазов.

«Бригадой по розыску руководил старший оперуполномоченный по особо важным делам Виктор Николаевич Сивцев, -- вспоминает сегодня полковник милиции в отставке Михаил Валерьевич Серкин, член этой бригады, тогда капитан, -- в глухой жиганской тайге, в городе Якутске шли активные оперативно-розыскные мероприятия. Вдоль и поперек мы исходили все сопки, речки Жиганского улуса и нашли неопровержимые улики хищения – следы копания, промывки грунта, места тайников, в целом следы пребывания человека. Все это фиксировалось, снималось. Большая работа шла среди геологов, предполагаемых преступников. Их насчитывалось десятки и десятки. «Хищники», то есть воры, использовали для нахождения алмазов лотки, а если точно нашли, то для промывки - так называемые «проходнушки», ручной мини-промывочный прибор, где камни при смывании грунта водой оседали на резиновом дне. Такое сооружение могли сделать только знающие специфику добычи алмазов люди».

Громкое уголовное дело было на контроле президента республики Михаила Николаева. На поиски расхитителей бросили лучшие силы Министерства внутренних дел, которые работали, не зная ни сна, ни отдыха. Это следователи и оперативники уголовного розыска и управлений по незаконному обороту драгоценных металлов и камней, а также по борьбе с экономическими преступлениями: Сергей Токарев, Владимир Хохлов, Гаврил Кононов, Владимир Ильин, Прокопий Колесов, Иннокентий Шарин, Владимир Семенов и Сергей Баранов. Отрабатывались десятки версий, были сделаны сотни запросов. Следы якутских алмазов могли вести в любую точку не только страны, но и мира.

Интеллигент

Скоро были задержаны первые подозреваемые. Среди них был сам генеральный директор ГУП «Полярная звезда» Поляков. Подозреваемые дали такое показание: с партией ворованных алмазов вылетел в Москву некто Чернов, геолог, работавший ранее в Амакинской экспедиции. Лодки оперативников и «хищников» разминулись на песчаном, пустынном берегу Лены во времени.

На поиски Чернова в Москву вылетели капитан милиции Михаил Серкин и старший лейтенант Сергей Кравчук. Дело, стоявшее на контроле у президента республики, принимало серьезный оборот. Следует сказать, что именно по этой причине ему не только придавалось особое значение, ибо речь шла о сокровищах страны, но также и особое сопровождение. И это касалось не только лучших кадров, но и отменного снабжения на период проведения оперативно-розыскных мероприятий всем необходимым – скоростными иностранными автомобилями, оргтехникой, даже своим счетом в банке и чековой книжкой.

Якутян в Москве встретили коллеги – сотрудники валютного отдела Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями. По приезду почесали затылок: «Ну и где тут, в огромном мегаполисе искать Чернова?» Хотя и тут попали под покровительство Якутского постпредства, которое также предоставило для передвижения по Москве транспорт.

Все ускорила весть из Якутска, где работа кипела вовсю: следователь Гаврил Кононов получил у одного подозреваемого сведения о месте пребывания Чернова. Он проживал по такому-то адресу вместе с гражданской женой и ребенком. Прибыла из Якутска и фотография. С нее на оперативников смотрел молодой мужчина с чистым умным лицом. Чернов был человеком образованным, интеллигентным, знал несколько иностранных языков.

Скоро сработало наружное наблюдение – установили, в какое время и к какой станции метро направляется Чернов. В один из дней перед ним предстали двое незнакомцев в штатском. И такой, примерно, между ними произошел диалог: - Вы из Якутии? – Да… Садитесь, пожалуйста, в машину.

А далее доставили на Петровку, 38, где стали с ним работать. Вскоре из Якутска пришла очередная весть: сколько карат алмазов, какого описания увез в Москву этот интеллигент.

Серкин со Скворцовым пошли по следам. Они привели в университет Дружбы народов имени Патриса Лумумбы, нынешний РУДН, где в студенческой комнате внимание Михаила привлек горшок с цветами. Почва в нем почему-то была в целлофане. Капитан вытащил целлофан, и на пол тяжело шмякнулсь пачка «Бонда»… В ней было девять камней алмазов – октаэдр. Эти алмазы редко встречаются в природе и очень высоко ценятся во всем мире из-за своих восьми отточенных природой граней. И блеск их сводит с ума людей на протяжении веков. Такое октаэдр имеет свойство – губить людей…

По информации у интеллигентного Чернова должен был быть не менее ценный камень – черный алмаз. Дальнейшая работа показала, что он уже передал его на реализацию студенту-немцу. Тот был задержан, а черный алмаз сотрудники ФСБ вернули из Германии через две недели.

Всего Чернов вывез из Молодо 400 карат отборного алмаза. Многоэпизодное дело, начавшееся летом, закрыли уже в октябре. Так с честью отработали оперативные сотрудники и следователи МВД республики, в очередной раз доказав свой высокий профессионализм. На скамью подсудимых сели в итоге шестнадцать человек.

Далее - служба

После этого дела Михаил Валерьевич Серкин снова втянулся в милицейские будни. Окончив поначалу Горьковскую высшую школу МВД, затем - Академию управления МВД России, он прошел путь от рядового инспектора БХСС до начальника межрайонного отдела по борьбе с преступлениями в алмазодобывающей промышленности. Был там, где нужен – север республики – его вотчина. Усть-Янье и Оймякон – места его жизни и работы, Якутск – очередной этап службы. Везде он трудился во благо родине, растил четверых детей, заботился о них, о своей супруге Антонине Никандровне, с которой рядом уже тридцать три года.

«Думай раньше о Родине, а потом о себе», - учил его, еще мальчишку, дед Егор Наумович, мудрый и начитанный человек, всю жизнь посвятивший чисто мужскому делу – охоте. Но если дед охотился на зверей, то внук Михаил - на людей со звериной сутью. И, кажется, это получилось.

Михаил Валерьевич и сегодня служит обществу, людям, молодежи на должности заместителя ректора СВФУ им. М. Аммосова по безопасности. Радуют успехами дети, подрастающие внуки. Жизнь вступила в свой новый виток. И она прекрасна.
Количество показов: 342
Выпуск:  № 16 от 02.03.2012 г.
Комментарии